Бахтиёр Эргашев

Эргашев: США и Россия признали правоту Узбекистана по афганскому вопросу

1436
Директор Центра исследовательских инициатив Ma'no Бахтиёр Эргашев рассуждает, удастся ли Ташкенту усадить за стол переговоров все противоборствующие силы для мирного урегулирования ситуации в Афганистане.

ТАШКЕНТ, 22 июн - Sputnik. Директор Центра исследовательских инициатив Ma'no Бахтиёр Эргашев рассказал о том, что необходимо учитывать Узбекистану и ведущим мировым державам для урегулирования ситуации в Афганистане.

— Узбекистан заявил о готовности предоставить площадку для переговоров всех участников афганского конфликта, при этом уже установлены контакты с представителями движения "Талибан" (организация признана в РФ террористической. — Прим. ред.). Удастся ли Ташкенту усадить за стол переговоров все противоборствующие силы для мирного урегулирования?

— Мы должны понимать, что ничего из ничего не происходит. Прежде чем говорить о современных узбекско-афганских отношениях и о роли Ташкента в афганском урегулировании, надо вспомнить историю. Еще в те годы, когда в Афганистане у власти были моджахеды, а затем свергнувшие их талибы, когда никто с ними не хотел вести никаких переговоров, Узбекистан поступил очень прагматично. Афганистан — наш сосед, власть на тот момент принадлежала талибам, а значит, необходимо было работать не только с так называемым северным альянсом Афганистана, как это делала Россия, но и с пуштунским элементом, с "Талибаном".

Все это было еще до 2001 года, до 11 сентября, до взрывов в торговых центрах. После этих событий ситуация резко поменялась – американцы ввели в Афганистан войска, свергли талибов и установили в стране свою марионеточную власть. Талибы оказались во главе антиамериканского вооруженного движения страны и начали активно выступать против внешнего военного присутствия.

Узбекистан все эти годы – и до 11 сентября, и после, – всегда заявлял, что военного решения афганской проблемы нет. Вы можете там воевать хоть десятилетия, но толку от этого не будет.

Во-первых, Узбекистан заявлял о необходимости налаживания афганского внутриполитического диалога с участием всех сторон конфликта. Это не нравилось США, это не нравилось России, но республика настаивала на своем.

Во-вторых, Ташкент всегда призывал искать экономическое решение в урегулировании ситуации в Афганистане, в том числе через оказание помощи этой несчастной стране, строя заводы и фабрики, больницы и школы, а также восстанавливая разрушенную инфраструктуру. Из этого наша страна исходила все эти годы, данные аспекты были прописаны в Концепции внешней политики Узбекистана, утвержденной в 2012 году.

Если говорить о нынешней ситуации, то важным событием в урегулировании афганской проблемы, безусловно, стала мартовская конференция в Ташкенте. Она получилась серьезной, глубокой и во многом знаковой, так как Узбекистану удалось собрать на одной площадке представителей не только соседних государств, но и ключевых международных игроков, включая Россию, США и Евросоюз. Единственное – не получилось обеспечить участие в переговорах представителей от движения "Талибан". Приехал президент Афганистана, но второй стороны конфликта на дискуссии не было. И тогда возник вопрос – а что же делать дальше?

В середине мая состоялся визит президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в США, одной из главных тем которого стало обсуждение как раз мирного процесса в Афганистане. Вашингтон очень высоко оценил усилия Ташкента в этом направлении. Американцы дали понять, что если Узбекистан возьмет на себя часть миротворческих функций, то они готовы видеть за столом переговоров представителей "Талибана", с которыми раньше США только воевали и разговаривали на языке авиабомб и беспилотников.

Все это показатель того, что последовательная политика Узбекистана по отношению к талибам, которую страна демонстрировала двадцать с лишним лет, начала восприниматься в мире. Даже риторика России на афганском направлении в последние годы изменилась. Москва тоже уходит от одностороннего ориентирования на североафганские элементы и стала учитывать интересы и позиции пуштунского элемента.

То, что две сверхдержавы в конечном счете поменяли свою политику в отношении Афганистана и пошли по тому пути, о котором давно говорил Узбекистан, говорит о правильности позиции Ташкента в данном вопросе. Узбекистан услышали, его позиция принята и понята. Пусть даже это не объявляется очень формально, на самом высоком уровне, но работа с талибами ведется, и очень активно.

Переговоры могут привести к запуску механизма кооптации, то есть возможности полноценного участия представителей "Талибана" в управлении страной на центральном, региональном и провинциальном уровнях.

Необходимо именно слушать и слышать противоположную сторону, воспринимать ее аргументы, иначе будет очень сложно закончить гражданское противостояние (во много на этнической основе) войну и снизить уровень конфликта. А если обстановка не изменится, войска западной коалиции во главе с США из Афганистана никогда и не уйдут. А пора уже уходить, потому что военного решения они не нашли и не найдут, это пора надо признать.

Необходимо, чтобы территория Афганистана была освобождена от иностранных вооруженных сил, чтобы в стране была налажена какая-то основа для диалога противоборствующих групп, чтобы они начали формировать какие-то объединенные органы власти — сначала на провинциальном, а потом, может быть, и на центральном уровне.

Когда говорят, мол, Узбекистан сегодня начал говорить с талибами —  так рассуждают люди, которые в принципе не знали и не знают всей истории развития ситуации в Афганистане за последние двадцать с лишним лет.

Для тех, кто отслеживал этот процесс внимательно, абсолютно ясно, что политика Узбекистана всегда была определенной и последовательной, республика не шарахалась из крайности в крайность, изначально выступая за поиск политических решений. Отрадно, что Узбекистан наконец-то услышали.

— В Афганистане на некоторое время установилось перемирие, противоборствующие стороны взяли паузу. Надолго ли, на ваш взгляд, это затишье, и готовы ли талибы к серьезному диалогу, или это только временные дипломатические успехи?

— Во-первых, надо понимать, что "Талибан" — это не единое целостное движение, а очень разрозненное, фрагментированное и разнонаправленное. Многое в политике или действиях тех или иных талибановских сил зависит от того, с каким финансовым центром, с какой мировой державой они работают. Кто-то связан с Пакистаном и его спецслужбами и содержится ими, кто-то действует на деньги монархий Персидского залива, поэтому ориентированы на них, а отдельная часть талибов вообще получает деньги чуть ли не от Китая. Поэтому, даже если значительная часть движения пошла на переговоры, это не означает, что другие представители талибов не будет против этого. Если о них забыть, они начнут напоминать о себе взрывами и провокациями.

И вся проблема в том, что всех посадить за один стол очень трудно. А если ты кого-то забыл, не пригласил или он не захотел, то это означает, что буквально через несколько дней какой-нибудь смертник взорвет себя и эта часть группировки "Талибана" или кого-то еще напомнит о себе.

Очень трудно работать с такой фрагментированной массой, с такими разнонаправленными элементами. Это одна из самых больших проблем в налаживании внутриафганского диалога между центральным правительством в Кабуле и очень разношерстным объединением, которое общим словом называют "Талибан". И об этом нужно помнить.

Скепсис людей, которые говорят, что в любой момент ситуация может взорваться, понятен. Нет никого в нынешнем афганском руководстве, руководстве Талибан, кто бы говорил : "Я за то, что бы гражданская война и внутриафганский конфликт продолжались". Но если кого то из лидеров той или иной группировки забудут пригласить за стол переговоров, не будут учитывать его интересов, то, конечно же, он сделает все для того, чтобы о себе напомнить. Это было, есть и, к сожалению, будет.

Да, риски есть, но не стоит забывать и о позитивных моментах. К примеру, Россия начинает поворачиваться в сторону необходимости диалога с "Талибаном". Или другая крупнейшая сила - США, которые держат сейчас в Афганистане более 10 тысяч своих спецназовцев, если и не говорят о необходимости переговоров с талибами, то, по крайней мере, не мешают им.

На самом деле "Талибан" смог доказать, что это серьезная политическая сила, с которой стоит считаться и разговаривать на равных. И талибы начинают этот подход ценить и тоже делают первые встречные шаги.

Плюс давайте не забывать фактор перебазирования значительной части боевиков ИГИЛ из Ирака и Сирии в Афганистан. Разгромленные там, они сейчас перебрасывают довольно серьезные силы, по разным подсчетам, от полутора до девяти тысяч боевиков, имеющих опыт войны на Ближнем Востоке. Боевики могут стать серьезной угрозой дестабилизации и без того сложной ситуации в Афганистане и регионе Центральной Азии в целом. В этих условиях "Талибану", если они захотят победить этих иноплеменных террористов, нужно с центральным правительством как-то договариваться, выстраивать общую программу борьбы и противодействия.

Не стоит забывать, что у ИГИЛ есть деньги, они могут просто начать перекупать определенные отряды талибов. Это серьезная опасность должна как-то сплотить внутриафганские силы перед внешним врагом.

Разумеется, в любой момент есть вероятность срыва переговорного процесса, но, с другой стороны, существуют факторы, подталкивающие "Талибан" и кабульское правительство к консолидации. Главное, использовать все объединяющие моменты.

1436
Забор крови для исследования на наличе инфекций

Почему ВИЧ уже не приговор для медицины, но все еще бич для общества

1875
(обновлено 16:55 09.06.2020)
Отношение к лицам с вирусом иммунодефицита в Узбекистане остается сложным, если не сказать дискриминационным. Проблема кроется не только в нетерпимости общества и неосторожности СМИ, но и в несовершенстве законодательства в этой сфере.

ТАШКЕНТ, 9 июн — Sputnik. В начале июня на сайте ГУВД Ташкента была опубликована статья, посвященная проблеме распространения ВИЧ-инфекции среди молодежи. В ней был сделан упор на то, что угроза заражения считается уголовно наказуемым преступлением, а для наглядности приведено дело 2019 года.

Цель публикации – обратить внимание родителей и самих молодых людей к этой теме, чтобы они ответственно относились к своему здоровью и не были легкомысленны в половых отношениях. Однако благое начинание обернулось скандалом. Одно из местных изданий опубликовало статью с заголовком "В Ташкенте школьник заразил свою девушку ВИЧ-инфекцией". В результате участники прошлогодней истории дважды пострадали из-за пресловутого положительного статуса одного из партнеров: сначала молодой человек получил условный срок за не имевшее тяжелых последствий деяние, а затем еще и журналисты с легкой руки "поставили" его девушке неподтвержденный диагноз ВИЧ.

Любовь против ВИЧ

Судебное разбирательство в отношении молодого человека проходило в 2019 году, однако известно о нем стало только сейчас. Юноше инкриминировалось преступление по части 4 статьи 113 УК Узбекистана — "Заведомое поставление человека в опасность заражения ВИЧ-инфекцией". Молодые люди (ему 17 лет, ей – 16) знакомы с детства, еще подростками начали встречаться. Обвиняемый полностью сознался в содеянном и пояснил, что о своем диагнозе знает и с 2009 года (с семилетнего возраста) состоит на учете в Центре по борьбе со СПИДом, а также регулярно проходил обследование.

Семейных отношений пара не планировала, но, как водится, все произошло спонтанно, без использования контрацептивов. По признанию молодого человека, он предупредил свою девушку о возможной опасности. Беременность выявили лишь на пятом месяце. В итоге ни у матери, ни у родившегося позже ребенка не был обнаружен ВИЧ. Пара, конечно, зарегистрировала свой брак, но супруг получил за содеянное условный срок.

И без того неприятная история, хоть и со счастливым финалом, на этом могла бы закончиться, но неосторожное упоминание и искаженный заголовок в СМИ, что называется, подлили масла в огонь. Этот пример выявил давно назревшую проблему несовершенства судебной системы в отношении ВИЧ-инфицированных, которые подвергаются чуть ли не двойной дискриминации.

Новый взгляд на заболевание

По мнению экспертов, закон в нынешнем виде только способствует укреплению в обществе стигмы и притеснениям по отношению к ВИЧ-положительным, в частности, подросткам. Законодательство по ВИЧ/СПИДу морально устарело. Когда оно составлялось, это действительно было смертельным заболеванием, отсутствовала антиретровирусная терапия. Несколько лет назад ВОЗ официально объявила ВИЧ хронической и несмертельной болезнью.

В Узбекистане бесплатная АРВ-терапия доступна с 2006 года. Есть научные данные, что у человека с подавленной (неопределяемой) вирусной нагрузкой (количество вируса в крови), как у осужденного молодого человека, риск передачи вируса равен нулю. Но практика показывает, что закон порой к науке не прислушивается.

Одним из первых на публикацию ГУВД, а затем ее перепечатку в интернет-издании с невежественным заголовком отреагировал Азизбек Болтаев, психотерапевт из Бухары.

"Особое внимание общественности должен привлечь возраст, когда парень встал на учет – 7 лет, т. е. с большой вероятностью его заразили в одном из медучреждений страны. Получается, что человека наказали за состояние, которое возникло у него по причине недосмотра государственных контролирующих органов. Ведь если бы парня не заразили в детстве, сегодняшней проблемы попросту бы не было. Кто после подобных новостей захочет вставать на учет в Центр по борьбе со СПИДом?" — заметил эксперт.

Сегодня медицина позволяет ВИЧ-положительным людям действительно жить полноценной жизнью, заводить семьи без какого-либо риска для своего партнера и иметь абсолютно здоровых детей. Вот почему поправки в законодательстве так необходимы.

"В соответствии с международными рекомендациями, наличие отдельной статьи о ВИЧ лишь усиливает стигму, поэтому корректнее применять общие нормы "о причинении вреда здоровью". Кроме того, уголовное преследование стоит предусматривать только за случаи предумышленного злонамеренного инфицирования либо попытки инфицировать. Если заражения не произошло, то ответственность не должна наступать", — отметил юрист Тимур Абдуллаев.

Статья 113 УК РУз состоит из пяти частей, ВИЧ посвящены ч. 4 и 5. Причем в одной части объединены два понятия: и "заражение", и "заведомое поставление в опасность".

"Последнее обозначает всякое действие, предполагающее любой риск выше нуля. Получается, защищенный половой контакт с использованием контрацептива не исключает ответственность, потому что он не защищает на 100%. Таким образом, все, что не равно нулю, – это в любом случае статья, и не важно, есть факт передачи или нет, есть умысел или нет. Кроме этого, Кодекс не объясняет, что значит "заведомое" и какой умысел оно означает – прямой, косвенный или вообще его отсутствие", — объясняет юрист.

Таким образом исход судебного разбирательства зависит от трактовки закона органами следствия и судом.

"В России, Беларуси, Казахстане были добавлены примечания к статье, что в случае если ВИЧ-отрицательный партнер был предупрежден и согласился с риском и об этом имеется расписка, то ответственность отменяется, — продолжает Абдуллаев. — Однако в УК Узбекистана нет и такого примечания, а значит, все ВИЧ-положительные партнеры в дискордантных парах (где лишь один из них инфицирован) – де-юре преступники".

Гуманный подход

За последние несколько лет Узбекистан достиг внушительных результатов в борьбе с ВИЧ-инфекцией. Кроме этого, создаются максимально комфортные условия для людей со статусом. Например, в рамках постановления президента Узбекистана "О мерах по дальнейшему совершенствованию системы противодействия распространению заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека, в Республике Узбекистан" уже практикуется доконтактная профилактика антиретровирусными препаратами для ВИЧ-отрицательных лиц в дискордантных парах.

Однако судебно-правовая система требует незамедлительных реформ, продиктованных международными рекомендациями и правозащитными организациями. По мнению экспертов, статья 113 ч. 4 УК РУз противоречит ряду положений Конституции – статье 18 и 27, а также статье 4 Семейного кодекса. Юристы убеждены, что поправки в текущее законодательство поспособствуют гуманному подходу в противодействии ВИЧ.

В случае с описанной парой заражения девушки не произошло, ВИЧ-активисты добились исправления скандального неправдивого заголовка, но как теперь быть с его последствиями? Одним неосторожным словом перечеркивается многолетняя работа специалистов по искоренению дискриминации ВИЧ-положительных.

"До сих пор мы констатируем факты позорного клеймения и без того страдающих тяжелым хроническим заболеванием людей, которые сталкиваются с ограничениями из-за статуса. Случись подобная ситуация среди здоровых подростков, вряд ли это вызвало бы общественный резонанс", — убеждена Зульфия Таирова, международный эксперт по вопросам общественного здравоохранения и программ по борьбе с ВИЧ/СПИДом. 

По ее словам, в обществе еще сильны закостенелые стереотипы и жажда обличить виновника, наказать, предать огласке, чтобы другим не повадно было.

Мнимые фобии и реальные барьеры

В социуме все еще доминирует мнение о том, что ВИЧ – это проблема исключительно групп риска (наркозависимых, лиц, оказывающих платные секс-услуги, заключенных и т. д.). Относился ли осужденный молодой человек, зараженный в 7-летнем возрасте, к какой-то из этих категорий? Есть ли его вина в заражении? Почему теперь он вынужден жить с ярлыком человека с уголовным прошлым?

Другая проблема связана с ограничением прав молодых людей с ВИЧ: невозможность учиться в иностранном вузе, запрет на въезд в иностранные государства на длительный срок по работе или учебе, где требуется сертификат об отсутствии этого диагноза.

Даже медики сторонятся таких пациентов после выявления у них ВИЧ-статуса, порой отказывая в предоставлении услуг или передавая больного другому врачу.

Что касается воспитания молодежи, то, по словам Таировой, пора перестать прикрывать реальные проблемы и не игнорировать физиологию подростков.

"Нужно говорить с детьми на их языке и учить их способам защиты своего здоровья, прекратить прикрывать сексуальное воспитание завесой "уят" (стыд, позор). Подростки должны знать, как пользоваться презервативом и что это самый надежный способ защиты от инфекций и нежелательной беременности", — уверена она.

В 2019-м в Молдове впервые прошел Региональный форум судей Восточной Европы и Центральной Азии по ВИЧ. К сожалению, представителей Узбекистана там не было. В этом году планируется второе заседание. В связи с пандемией коронавируса формат его проведения пока неизвестен. ВИЧ-активисты надеются, что на этот раз республика не останется в стороне от обсуждения очень важной темы. Цель этого форума – повысить информированность судей и изменить их отношение к лицам, живущим с ВИЧ.

1875
Насилие

Пандемия домашнего насилия: как бороться с жестокостью в семье

1471
(обновлено 16:44 01.06.2020)
За несколько месяцев самоизоляции в связи с COVID-19 по всему миру и, в частности, в Узбекистане участились случаи домашнего насилия. Почему так происходит и как предотвратить жестокое обращение со стороны одного из супругов – в материале Sputnik.

ТАШКЕНТ, 1 июн — Sputnik. По статистике ООН, в мире каждая третья женщина подвергается физическому насилию. Не обошла эта социальная проблема и Узбекистан. Важным шагом в ее решении стал закон "О защите женщин от притеснения и насилия", принятый в сентябре 2019 года. Этот документ не только укрепил положение женщины в обществе, но и позволил увереннее продвигать вопросы гендерного равенства.

Заперты вместе

Под домашним насилием следует понимать не только половое насилие, но и физическое, психологическое, экономическое. Самоизоляция обострила эту проблему. По мнению основательницы проекта "Не молчи.уз" Ирины Матвиенко, это связано с тем, что во время карантина семьи, в которых была и без того сложная атмосфера, самоизолировались в одном пространстве в режиме 24/7.

"Жертвы насилия оказались заперты со своим абьюзером (человек, совершающий насилие, выходя за рамки допустимого. - Прим. ред.). Агрессор лишился возможности давать выход стрессу, например, в спортзале. А жертве некуда бежать. Более того, ее стало легко контролировать – кому она звонит, с кем переписывается", — отмечает эксперт.

По ее мнению, на участившиеся случаи домашнего насилия, особенно в регионах страны, также повлияло ухудшение экономической ситуации. Мужчина, оставшийся без работы, испытывает страх, тревогу, стресс.

"На ком он это будет вымещать? Конечно, на домочадцах. В силу низкого уровня правовой грамотности женщины, вероятнее всего, не станут обращаться за помощью. Или они будут молчать из-за страха, что могут лишиться единственного кормильца, если, например, он будет привлечён к уголовной ответственности", — пояснила Ирина Матвиенко.    

По инициативе Комиссии по обеспечению гендерного равенства запущен телеграм-канал "Нет насилию!". Его цель - предотвращение случаев домашнего насилия в период карантина. Здесь женщины могут получить бесплатную юридическую консультацию, а также психологическую помощь, если в семье на них оказывается давление.

Кроме этого, в ответ на призыв Генерального Секретаря ООН обеспечить в эти дни полную безопасность девочкам и женщинам по инициативе Комиссии на базе ННО "Центр поддержки гражданских инициатив" (ЦПГИ) организована служба "Телефона доверия". Ее работа налажена с 10 апреля. Теперь женщины, оказавшиеся в тяжелой жизненной ситуации, могут обратиться туда. Только за период с 10 апреля по 21 мая было зарегистрировано 830 обращений со всех регионов республики.

Анализ заявок показал, что в первый месяц звонки были связаны с проблемой физического, психологического, экономического насилия в отношении женщин. Одна из главных причин — злоупотребление алкоголем. В таком состоянии муж постоянно придирается к жене и детям, поднимает на них руку, выгоняет из дома. В течение второго месяца участились обращения по вопросам оказания материальной помощи уязвимым слоям населения. За время карантина 91 обращение поступило со стороны мужчин.

"Во многих случаях они просили содействия по воссоединению своих семей. Есть много примеров, когда после бесед наших специалистов-консультантов с членами семьи ситуация была разрешена", — рассказали в Комиссии.

Опыт Польши: работа с жертвой и агрессором

В январе 2020 года состоялся визит узбекской делегации в Польшу с целью изучения правовых механизмов обеспечения гендерного равенства и предотвращения насилия в отношении женщин. Европейский опыт вполне применим и в республике.

"Жертвами домашнего насилия становятся не только женщины, но и дети, а также люди преклонного возраста. Проблема существует благодаря ряду стереотипов и пресловутой тайне четырех стен, поэтому официальная статистика не отражает реальной картины. Акцент по предотвращению домашнего насилия в законодательстве Польши сделан на двух подходах. Во-первых, работа проводится как с самими жертвами насилия, так и с лицами, его совершающими. Во-вторых, при подозрении на противоправные действия семья берется социальными службами под контроль", — пояснила участник делегации Дильбар Рашидова, координатор проекта Центра "Стратегия развития".

По словам специалиста, в Польше действует Национальная служба неотложной помощи жертвам семейного насилия "Голубая линия". Сюда могут обратиться не только жертвы, но и свидетели, и даже сами лица, совершающие насилие. Им оказывается психологическая поддержка и правовая помощь.

"С учетом польского опыта в соответствии с государственной политикой Узбекистана необходимы следующие шаги: во-первых, разработать Национальные программы по предупреждению домашнего насилия и подготовить Национальный план действий по защите женщин от притеснений и насилия на 2020-2025 гг.; во-вторых, пересмотреть подход в работе с проблемными семьями и проводить беседы и консультации не только с жертвой насилия, но и с лицом, его совершающим. Для этого следует внедрить специальные коррекционные программы", — добавила Дильбар Рашидова.

Кроме этого, важно осуществлять мониторинг случаев жестокого обращения для выработки механизмов помощи жертвам и противодействия возникновению подобных ситуаций.

"Необходимо разработать специальные региональные программы. Это позволит координировать деятельность профильных государственных органов, улучшить ситуацию по трудоустройству женщин, обеспечить им доступ к медицинским услугам и образованию, создать дополнительные места в детских садах для детей", — подчеркнула специалист.

Закон в действии?

Закон вступил в силу менее года назад, но это только начало пути. По словам Дильбар Рашидовой, для обеспечения правильного и своевременного исполнения правовых актов необходимо провести большую образовательную работу как среди должностных лиц и сотрудников госорганов, в компетенцию которых входит решение женских вопросов, так и населения.

"Особый акцент необходимо сделать и на сотрудников правоохранительных органов, которые должны оказать поддержку жертвам насилия, оценить уровень угрозы их жизни и здоровью, принять меры по отношению к агрессорам", — убеждена координатор проекта.

Этому должны поспособствовать и специальные социальные ролики, которые не только привлекут внимание к самой проблеме, но и разъяснят механизм защиты от насилия.

По словам Ирины Матвиенко, пока сложно оценить эффективность законов, направленных на защиту жертв домашнего насилия.

"Например, у нас выдают охранные ордера. Их задача - защищать также и от повторных случаев насилия. Недостаточно просто выдать охранный ордер: нужно, чтобы в случае повторного нарушения жертва обращалась в правоохранительные органы и уже принимались какие-то реальные меры - штрафы, аресты, даже заводились уголовные дела. Я пока не слышала о таких случаях. Если об этом не будут говорить, то и доверия к охранным ордерам не будет. По своей сути охранный ордер – это бумажный бланк-предупреждение", — пояснила Матвиенко.

Согласно Закону РУз "О защите женщин от притеснения и насилия", по заявлению жертвы, если угроза еще не была устранена, то действие охранного ордера продлевается на 30 дней. Выдавая ордер, государство берет под охрану жертву жестокого обращения, поэтому необходим регулярный контроль. Инспекторам следует звонить и навещать подопечных, чтобы лично убедиться в необходимости помощи. Если не будут применяться существенные меры, то агрессор почувствует свою безнаказанность.

В конце апреля с проектом "Не молчи.уз" связались представители пресс-службы и Управления по делам женщин при МВД Узбекистана. Теперь пострадавшим помощь будет оказываться быстрее.

"Если вы столкнулись с игнорированием со стороны участковых, когда обратились к ним за защитой от домашнего насилия, — напишите нам. Мы передадим эту информацию в Управление по делам женщин при МВД, они возьмут под контроль и постараются разобраться в ситуации", — отметила основательница проекта.

Для этого нужно кратко описать свою проблему, написать дату обращения к участковому, что он сделал/не сделал, адрес, ФИО и контакты жертвы. По словам Ирины, в данном случае помощь действительно оказывается оперативно и эффективно.

О проблеме домашнего насилия не принято и даже стыдно говорить вслух, поэтому очень важна совместная работа СМИ и государства. Только доверие к органам власти, прежде всего к инспекторам, позволит жертвам насилия смело отстаивать свои права и почувствовать себя защищенными.

1471
Теги:
МВД Узбекистана, Комитет женщин Узбекистана, женщина, права человека, насилие в семье, Узбекистан

Таджикский эксперт рассказал, как изменились выходцы из ЦА за последние 20 лет

25
Рахмон Ульмасов прокомментировал высказывания некоторых российских чиновников о том, что в РФ в период пандемии вырос уровень преступности среди мигрантов.

ТАШКЕНТ, 4 авг — Sputnik. Трудовые мигранты в России не стали совершать больше преступлений в период пандемии коронавируса, заявил в интервью РИА Новости эксперт в области миграции, профессор Российско-таджикского (Славянского) университета Рахмон Ульмасов и привел аргументы в пользу своих слов.

"Почему-то из уст некоторых чиновников постоянно звучит мысль о том, что во время и после пандемии преступность среди трудовых мигрантов растет", — сказал Ульмасов, после чего сослался на данные Министерства внутренних дел РФ, согласно которым в период пандемии коронавируса в России значительно снизилось число преступлений среди мигрантов.

Также профессор привел слова замглавы МВД Владимира Ефимова, который в конце мая заявил, что в период пандемии не зафиксировано ухудшения криминогенной обстановки среди мигрантов.

"Никакого ухудшения криминогенной обстановки в Москве нет. По данным Ефимова, количество преступлений среди мигрантов уменьшилось на 1,2 процента, на два процента сократилось число убийств, совершенных иностранцами, на 8,1 процента — разбоев, на 9,4 процента — грабежей, на 5,5 процента — краж", — сказал Ульмасов. Общее количество зарегистрированных преступлений по сравнению с маем 2019 года сократилось, по его словам, на 5,6 процента.

Эксперт посчитал необходимым подчеркнуть, что большинство мигрантов приезжают в Россию с добрыми намерениями — работать и заработать средства для обеспечения своей семьи. Однако, отметил он, нельзя исключать, что среди них есть "профессиональные провокаторы и технологи", желающие "привлечь необразованных и неопытных мигрантов в радикальные структуры и организовать противоправные действия".

По мнению Рахмона Ульмасова, выходцы из Центральной Азии изменились за 20 лет. Привыкнув к жизни в России, стали искать новые возможности заработка вместо отъезда на родину.

"Дети мигрантов — это совершенно другое поколение, с другими запросами и амбициями. Они не пойдут криминальным путем даже в кризис, потому что знают, как заработать по специальности", — считает эксперт. По его данным, за июль 2020 года суммы денежных переводов в республиках Центральной Азии увеличились на 25 процентов.

При этом профессор предупредил, что во время пандемии и после проблема миграции во всех странах мира может быть чревата появлением большого числа нелегалов, поскольку работодатели не будут нести ответственность за нанятых иностранных работников. Кроме того, по его мнению, это приведет к тому, что мигранты будут получать так называемую "серую" заработную плату в конвертах.

В мигрантах таджикский эксперт видит ценный ресурс по выходу экономики РФ из кризиса, так как сейчас ее тормозит демографический перевес в пользу женщин. Так, по его словам, в начале этого года в России проживали 68,1 миллиона мужчин и 78,6 миллиона женщин — разница 10,5 миллиона. Он утверждает, что такой перевес сохранится до 2036 года. Российская экономика не сможет выйти из кризиса без миграции, заключил эксперт.

25
Теги:
Центральная Азия, эксперт, нелегальные мигранты, Россия, трудовые мигранты, Мигранты