Беженцы на острове Лесбос в Греции

Свергли Каддафи получили мигрантов: Италия обвиняет Францию

345
После свержения Муаммара Каддафи в 2011 году Ливия превратилась в перевалочный пункт, через который до Италии добрались уже 650 тысяч африканских беженцев. В Риме ответственность за наплыв переселенцев возлагают на Париж — именно Франция убедила страны НАТО избавиться от Каддафи. Об этом - Игорь Гашков.

В результате Ливию раздирают изнутри столкновения криминальных банд и конфликт двух правительств. Остановить хаос и поток мигрантов может лишь сильная власть, и в Европе это прекрасно понимают. 

Когда убрали Каддафи

Действующие в столичном регионе группировки, среди которых выделяется "Седьмая бригада" из Тархуны, схлестнулись в борьбе за аэропорт города Триполи. Столкновения вынудили около двух тысяч местных жителей покинуть дома, 50 человек погибли. Досталось и посольству США — там пришлось тушить пожар.

Эти события дали Риму повод напомнить о виновниках ливийского хаоса. "Невозможно отрицать: страна находится сейчас в таком положении, потому что кое-кто в 2011 году поступил эгоистично", — написала в социальной сети министр обороны Италии Элизабетта Трента. То же мнение, только более определенно, выразил спикер парламента Роберто Фико: Ливия, по его словам, это "серьезная проблема, доставшаяся от Франции". Дальше других в обвинениях зашел вице-премьер Италии Маттео Сальвини. Он не только возложил ответственность за развязывание войны на бывшего президента Франции Николя Саркози, но и подозревает нынешние власти Пятой республики в том, что те подливают масла в огонь.

В Италии с тоской вспоминают конец нулевых, когда Рим и Триполи заключили соглашение о добыче нефти в Ливии итальянскими компаниями. Режим Каддафи сдерживал поток мигрантов, а по ВВП эта североафриканская страна была второй на Черном континенте и первой среди арабоязычных государств Магриба. В Риме подчеркивают: решение свергнуть Каддафи было принято без учета мнения Италии.

Франция признает ошибку

Спустя семь лет и в Париже ливийскую революцию вспоминают без воодушевления. Президент Эммануэль Макрон признал вторжение ошибкой. По словам политика, идея, что положение дел в стране можно исправить военным путем в одностороннем порядке, оказалась ошибочной. Выступая перед депутатами парламента Туниса, Макрон развил эту мысль: "Я помню, как некоторые решили покончить с ливийским лидером, не задумываясь о плане дальнейших действий. Мы все вместе погрузили Ливию в ситуацию беззакония, не имея при этом возможности выправить положение".

Париж пытается примирить два враждующих центра власти в бывшей Джамахирии — признанное ООН правительство Фаиза Сараджа, базирующееся в Триполи, и контролирующих восток страны сторонников генерала Халифы Хафтара. В этом году при посредничестве Макрона состоялись переговоры, был назначен день общенационального голосования. Однако перспективы примирения остаются неясными. В Триполи Сараджу не хватает вооруженных сил, чтобы положить конец бесчинствам группировок. А Хафтар ни при каких обстоятельствах не намерен уступать власть на востоке.

В распавшемся пространстве Ливии господствуют племена и криминальные банды, связанные с мафиями проводников, помогающих за деньги нелегально пересечь границу Евросоюза. Далеко не всем мигрантам удается добраться до Европы. Некоторые оседают в Ливии, где их порой ждет незавидная участь. В прошлом году в интернет попала запись торгов на невольничьем рынке — местные жители продавали и покупали переселенцев из Черной Африки. 

Дороги мигрантов ведут в Рим 

Исторически для Ливии главные партнеры в западном мире — Франция и Италия. Но сегодня Рим и Париж не могут прийти к согласию, как восстановить порядок в Северной Африке. На Апеннинах сильно опасаются мигрантов. При низкой рождаемости массовый приток беженцев способен изменить этническое лицо Италии.

Еще до прихода к власти в этом году правительства националистов и антиглобалистов Рим стремился договориться с влиятельными лидерами в Ливии, чтобы ограничить поток переселенцев. Некоторых успехов добился министр внутренних дел Марко Миннитти: в обмен на финансовую поддержку правительство Сараджа согласилось сдерживать нелегалов. Кроме того, Италия, по неподтвержденным данным, с той же целью приплачивала и отдельным ливийским группировкам. Но ливийцы переусердствовали и вызвали осуждение гуманитарных организаций, следящих за положением дел в Средиземном море. Прозвучали обвинения в нарушении прав человека.

Франция тоже осудила подобные методы борьбы с потоком нелегалов. Летом, когда Рим отказался принимать судно Aquarius с мигрантами, президент Макрон обвинил власти Италии в "цинизме". Те в ответ отказались от заранее запланированной встречи с французскими коллегами. Спустя месяц Сальвини перешел в атаку, назвав Макрона лицемером. В Риме уверены: Париж не имеет права указывать, как поступать с мигрантами, поскольку структуры Евросоюза не помогают Италии в решении этой проблемы. Другие страны, включая Францию, не сталкиваются с таким наплывом переселенцев, нелегально пересекающих Средиземное море, — и не могут судить итальянцев.

За ссорами европейских столиц порой забывают о главном — что же будет с Ливией. Очевидно, что в странах Запада оформился запрос на сильную и предсказуемую власть в этой стране. Ведь, помимо ближневосточной волны миграции, ЕС грозит массовый и неконтролируемый приток переселенцев из Африки. Ливия находится на перекрестке многих путей, и от того, как эта страна распорядится своими геополитическими козырями, зависит будущее Европы.

345

Какой президент США выгоден России?

5
(обновлено 10:09 31.10.2020)
России, конечно, выгодно, чтобы Штаты все больше занимались собой. Но проблема в том, что смута, которой пугают всех противники Трампа, скорее всего, наступит как раз при его поражении.

Какое дело России до итогов американских выборов? Ведь кто бы ни победил 3 ноября, в отношениях двух стран ничего принципиальным образом не изменится. Смута в самих США будет нарастать вне зависимости от победы или поражения Трампа — так что какая нам, казалось бы, разница, как будут звать президента США в следующие четыре года.

Это популярная в России точка зрения — но в корне неправильная.

США вступили в период системного кризиса — причем это одновременно и их внутренний кризис как национального государства и кризис выстроенного вокруг них миропорядка, атлантической модели глобализации. Невозможно предсказать сроки и скорость разрастания этих процессов — но несомненно, что они взаимосвязаны и подпитывают друг друга. Поэтому России не может быть безразлично состояние дел в самих США — ведь от этого зависит их поведение на мировой арене.

Причем простой связи тут нет — было бы очень сильным упрощением думать, что нам однозначно выгодны расколотые и погрязшие в смуте Штаты, потому что тогда у них будет меньше сил и возможностей для внешней активности. Хотя бы потому, что смута смуте рознь — из кровавой Гражданской войны IX века Америка вышла, по сути, окрепшей и уже через полвека взяла курс на мировое господство.

Сейчас, конечно, другая ситуация, но даже практически неизбежное нарастание внутренних проблем в США не означает их быстрого ухода с геополитических высот. Америка будет продолжать отступление — но нам важно, чтобы оно приобрело организованный, осмысленный характер. Потому что в этом случае меньше вероятность хаотичных, сумасбродных действий из серии "сегодня Вашингтон терпит поражение, а завтра переходит в контратаку и случайно устраивает ядерную войну".

России, конечно, выгодно, чтобы Штаты все больше занимались собой. Но проблема в том, что смута, которой пугают всех противники Трампа, скорее всего, наступит как раз при его поражении. Более того, если действующего президента объявят проигравшим, раскол будет еще более серьезным, чем в случае переизбрания: его приверженцы не поверят в честную победу Байдена. Америка расколота надвое — но если у Трампа есть масса совершенно искренних сторонников, то у Байдена их просто нет. За него будут голосовать противники Трампа — все те, кого американские элиты и медиа четыре года запугивали этим "ужасным гомофобом, сексистом и фашистом". Поэтому поражение Трампа несет в себе большие риски внутреннего конфликта в США, и при этом внешняя политика администрации Байдена будет точно куда менее выгодной России.

Джо Байден назвал Россию самой большой угрозой для США >>

Байден не развяжет новых войн и не введет новые санкции. И дело даже не в том, что он уже обвинил Россию в попытке помешать его избранию — публикацией материалов с жесткого диска компьютера его сына. Он просто вернется к проведению прежней американской политики, к тому, чего хочет глобалистски настроенная часть элиты: Америка должна пасти народы и продолжать строительство глобального атлантического проекта — ну и что, что он провалился, а они так не считают, будучи уверенными, что все еще можно исправить и спасти.

Это самоубийственный для Америки (и как национального государства, и как точки сборки "атлантического миропорядка") путь — но Байден, то есть американский истеблишмент, попытается вернуть на него страну, а с ней и весь остальной мир, который уже (кто явно, а кто тайно) попрощался с миропорядком, устроенным вокруг единственной сверхдержавы. Понятно, что Байдену будет крайне тяжело поменять курс, тем более что его администрация будет в основном погружена во все более тяжелые внутриполитические проблемы. Но сам настрой у взявших реванш демократов будет именно таким.

Дебаты Трампа и Байдена: кто победил на самом деле >>

На этом фоне переизбрание Трампа однозначно куда более выгодно миру. Причем в обоих вариантах. Если победа Трампа приведет к затяжному и глубокому (вплоть до раскола) кризису в США, Америка ослабнет — и чем дольше она будет заниматься сама собой, тем больше планета продвинется в сторону создания новой системы сдержек и противовесов, нового, постамериканского баланса сил. Критически опасным может быть только вариант с полным распадом США и коллапсом системы управления ядерной державы, но такой сценарий в среднесрочной перспективе абсолютно невероятен.

Если же после победы Трамп сумеет отбить атаки и сохранить власть, то его второй срок будет куда более "трамповским", чем первый. Даже не получив контроля над конгрессом, он будет проводить более самостоятельную политику — как в двухсторонних отношениях с различными странами, так и на международной арене в целом. Как и раньше, он будет давить, жестко торговаться и повышать ставки — но станет более договороспобен.

И самое главное — переизбрание Трампа не только похоронит надежды атлантистов на то, что 2016 год был просто случайностью и все легко удастся отыграть назад. Оно изменит настроения американских союзников и сателлитов по всему миру. Америка уже никогда не будет прежней, а значит, нужно выстраивать новую систему отношений как с ней, так в целом на мировой арене.

Источник: РИА Новости.

5
Теги:
Джо Байден, Дональд Трамп, выборы президента, США
Флаг Франции

Вышла из доверия: элита великой страны полностью дискредитирована

221
(обновлено 10:31 30.10.2020)
Да, таковы французские реалии: опрос общественного мнения, на который ссылается "Фигаро", показал, что люди разочаровались в выборах.

Протестные настроения растут с каждым годом — наступает тотальное разочарование в правящей элите. Почти 80 процентов граждан не поддержит ее кандидатов на следующих президентских выборах: они или не пойдут голосовать, или опустят в избирательную урну пустой бюллетень, или же проголосуют за антисистемного кандидата. При этом действующий президент, выигравший прошлые выборы с очень большим отрывом от соперника, уже в начале своего первого срока успел разочаровать большинство сограждан — и все равно на общем фоне у него есть неплохие шансы на переизбрание (если, конечно, скандальный компромат не заставит его отказаться от выдвижения). Но недовольство элитой — это лишь следствие общего кризиса: большинство смотрит в будущее с растущей тревогой, опасаясь, что скоро их страна изменится до неузнаваемости, пишет автор РИА Новости.

Нет, это не Украина — это Франция. Да, таковы французские реалии: опрос общественного мнения, на который ссылается "Фигаро", показал, что люди разочаровались в выборах. Рост числа недовольных элитами продолжается уже давно, но если накануне прошлых выборов, 2017 года, таких было 60 процентов, то сейчас уже 79!

Четыре пятых французов не хочет голосовать за системных политиков — большая часть из них просто не пойдет на выборы президента, а другие будут голосовать за антисистемных кандидатов, то есть за условно правую Марин Ле Пен или условно левого Жан-Люка Меланшона (есть еще и другие известные контрэлитные кандидаты, но их популярность существенно меньше).

Ле Пен уже несколько лет является самым популярным политиком Франции — вот и в этом опросе за нее готовы проголосовать 18 процентов. Это больше, чем за президента Макрона: у него лишь 16 процентов. На третьем месте идет Меланшон с восемью процентами. Вот такая конфигурация — и это за полтора года до президентских выборов, то есть менее чем за год до начала предвыборной кампании.

Искусственно вылепленный Макрон в окружении двух идеологически мотивированных политиков — и что, он снова победит? Да, конечно, говорят опросы: во втором туре, куда он снова выйдет с Марин Ле Пен, за него готовы проголосовать 31 процент опрошенных, в то время как несистемную бунтарку поддержат всего 25.

То есть все схвачено? Нет, потому что разрыв между ними становится все меньше. В 2017-м Макрон — специально сконструированный как "новый, не принадлежащий к элитам политик" — во втором туре обошел Ле Пен практически вдвое. Сейчас — за полтора года до выборов — он утратил значительную часть своего преимущества. То есть выстроенная французскими элитами система сохранения себя у власти уже не просто дает сбой — она начинает разрушаться.

Суть этой системы — в маргинализации и блокировании несистемных политиков. Их объявляют радикалами (националистами-фашистами, как ту же Ле Пен) и сплачиваются против их кандидатов на выборах всех уровней.

Радикальных взглядов хватает во Франции и справа и слева (вплоть до троцкистов, набиравших немало голосов), но откуда-то они же берутся. Разве не из-за банкротства и вырождения системных игроков, правящей элиты? Конечно. Но даже катастрофически теряя популярность, система умудряется протаскивать своих кандидатов. Действуя по принципу "разделяй и властвуй", демонизируя антисистемные силы, продавая залежалый "системный" товар под видом нового, революционного (как это было с Макроном). Но все это с каждым разом работает все хуже — и "своих" кандидатов подбирать нелегко (жулик Саркози, амеба Олланд, сюрприз Макрон), и противника демонизировать получается все сложнее.

Ну какая из Ле Пен фашистка? Она патриот и больший голлист, чем все остальные французские политики вместе взятые что во внутренней политике, что во внешней. А ведь нынешняя Пятая республика основана де Голлем — и именно генерал остается образцом французского президента.

При этом де Голль, возглавивший Францию после того, как ее освободили союзники, вскоре был выдавлен из власти — точно такой же системной элитой, которая хотела управлять страной так же, как и до катастрофического поражения от Германии. То есть в том числе и без сильных и независимых личностей типа де Голля. Управлять, впрочем, у них получалось все хуже и хуже — и все кончились кризисом 1958 года, после которого де Голль вернулся к власти и была учреждена Пятая республика.

Хотя у Марин Ле Пен нет таких заслуг перед Францией, как у де Голля в сороковых, сейчас она столь же неприемлема для элиты, как и де Голль до 1958 года. Ее не пускают во власть, но как долго это будет удаваться? С каждыми выборами ее поддержка растет, а возраст позволяет ей участвовать еще не в одном голосовании. Маргинализировать Ле Пен с каждым разом удается все хуже и хуже, а ее шансы стать президентом республики — все выше. Потому что системные политики демонстрируют свою неспособность вытащить страну из того кризиса, который сами создали — как бы ни пытались они перехватывать у несистемных повестку и лозунги, как бы ни старались притворяться народными и настоящими. То, что французы не доверяют элите, — проблема элиты, а не французов. Кто-то один должен проиграть.

221
Теги:
Эммануэль Макрон, колумнист, Франция, Франция