Участок сухого обогащения и переработки угля

Во главу угля: почему узбекские заводы и теплицы отказываются от газа

1237
(обновлено 11:35 07.08.2019)
Политолог и востоковед Дмитрий Верхотуров рассуждает для Sputnik Узбекистан о программе перевода промышленных предприятий республики с потребления природного газа на уголь.

Министерство энергетики Узбекистана недавно отчиталось об успехах в своей "угольной эпопее", то есть программе по переводу кирпичных заводов и теплиц с потребления природного газа на уголь. В 2018 году на уголь было переведено 33% производств кирпича и 27% теплиц, а за пять месяцев 2019-го – еще 94 кирпичных завода и начат перевод на уголь 115 теплиц. Доля потребления угля в этих отраслях, естественно, поднялась.

Данный вопрос был бы узкоспециальным для энергетиков, но дело в том, что  программа перевода ряда предприятий на уголь вызвала в стране довольно активную критику и дискуссии. Пущен в ход целый набор аргументов: дополнительные затраты на переоборудование, дороговизна высококачественного угля и необходимость его экспорта, неэкологичность и даже тот аргумент, что Узбекистан не идет в ногу с развитыми странами, которые сокращают добычу угля и переходят на газ. То есть общественный интерес к теме есть.

Тратить газ на овощи или на оборудование?

Сначала о том, что лежит на поверхности. Программа по переводу предприятий на уголь появилась в качестве меры по высвобождению дополнительного объема газа, который можно экспортировать.

Природный газ занимает весомое место в узбекском экспорте. По данным Госкомстата, в 2018-м было экспортировано газа на 2,4 млрд долларов (что при цене в 145 долларов за 1000 кубометров соответствует 16,5 млрд кубометров газа). Весь экспорт Узбекистана в прошлом году составил 14,8 млрд долларов, так что газ составляет 18,9% от всего объема.

По подсчетам "Узбекнефтегаза", в ходе программы по переводу на уголь может быть высвобождено только на кирпичных заводах 2,1 млрд кубометров газа. Экспортная стоимость его 304,5 млн долларов. А всего, по предварительной оценке, может быть высвобождено газа на сумму около 500 млн долларов или 3,4 млрд кубометров.

Участок магистрального газопровода
© Sputnik / Григорий Сысоев
Экспорт газа – это валютная выручка, которая расходуется на импорт. В нем, по данным 2018 года, 41,9% приходится на машины и оборудование. Импорт, таким образом, обслуживает многочисленные инвестиционные проекты в Узбекистане. Увеличение экспорта газа на 300-500 млн долларов позволит существенно нарастить импорт машин и оборудования, что ускорит реализацию инвестиционных проектов и производство необходимых страны товаров.

Обогреваемые теплицы, в свою очередь, потребляют порядка 1 млрд кубометров газа, на 118 млн долларов по внутренним ценам или на 145 млн долларов по экспортным. Но при этом тепличное хозяйство само дает государство экспортную выручку.  

Ориентируясь на весь объем плодоовощного экспорта Узбекистана (на 815 млн долларов за январь-ноябрь 2018 года), можно предположить, что переводить все  теплицы на уголь не слишком выгодно.

Технические нюансы обжига кирпича

Что касается производства кирпича, то тут вопрос стоит совершенно иначе. Разумеется, производители кирпича прекрасно знают, что уголь для них выгоднее газа. Это можно проиллюстрировать следующими цифрами. Расход газа на 1000 штук кирпича составляет около 300 кубометров (у компании Original Gold Ceramic, опубликовавшей свои возражения против перевода на уголь, – 303,7 кубометров). Стоимость этого газа по внутренним ценам составляет 35,4 долларов. Для обжига кирпича углем расходуется около 140 кг условного топлива (условное топливо – это уголь с теплотой сгорания 7000 ккал). Если мы возьмем импортный уголь из Казахстана (шубаркульский, с теплотой сгорания 5600 ккал и средней зольностью в 7%), его надо около 190 кг на 1000 штук кирпича. При стоимости казахстанского угля в Узбекистане в 800 тысяч сум (92,3 доллара) за тонну, получается, что стоимость израсходованного угля на обжиг кирпичной садки в 1000 штук составит 17,5 долларов. В два раза дешевле.

Раз так, то почему кирпичные заводы не кинулись до сих пор за углем? Причина этого, равно как и корень возражений, состоит в технологических нюансах. Для кирпичников природный газ, конечно, удобнее. Он сгорает равномерно, пламя и температуру легко регулировать, он позволяет обжигать более плотную садку и увеличивать выход готового кирпича с одной операции. А вот обжигать кирпич углем надо уметь. Это довольно сложное дело. Мелко размолотый уголь надо сыпать в обжигаемую садку так, чтобы получался равномерный нагрев. Небольшая небрежность - и кирпич будет испорчен. Поэтому кирпичники цепко держатся за газ.

Сколько их не убеждай, что уголь выгоднее (что им и так известно), они не хотят идти на замену газа на уголь, потому что производство продукции с нестабильным качеством быстро их обанкротит. Узбекские строители, у которых есть свои требования к качеству стройматериалов, оказавшись с некачественным своим кирпичом, станут ввозить его из Казахстана или даже России. И тогда ожидаемая выгода от замены газа на уголь может быть легко перекрыта ростом затрат на импорт стройматериалов и убытками от разорения собственных кирпичных заводов.

То есть ситуация получается неоднозначной, в которой баланс выгод и потерь может сложиться самым неожиданным образом. Не слишком разумно тратить более 2 млрд кубометров драгоценного газа на обжиг кирпича. Но при этом не нужно допустить того, чтобы качество продукции упало.

И об экологии

Уголь действительно более проблемное топливо, чем газ. Уголь дает сильное загрязнение при перевозке и перегрузке, больше выбросов при сгорании (особенно сернистого ангидрида), от него остается зола. В Китае, где загрязнение воздуха дошло до нестерпимых пределов, правительство вынуждено ограничивать потребления угля в крупных городах.

Между тем в мировой энергетике доля угля все еще составляет 40%, а в Европе – 25%. Уголь по-прежнему остается наиболее дешевым и доступным топливом для получения тепла и электроэнергии. Скажем, в Германии, в которой в 2018 году закрыли последние шахты Рура, добыча угля, тем не менее составила 169 млн тонн. Циклопический буроугольный карьер Яншвальде при ТЭС, построенный еще в ГДР, до сих пор работает. А шахты Рура закрыли не сколько по экологическим, сколько по экономическим причинам: они стали слишком глубокими, добыча получается невыгодной. Другое дело, что в Германии при сжигании угля применяются технологии высокой очистки воздуха.

Поэтому сказать, что уголь везде вытесняется как неэкологичное топливо – значит, исказить ситуацию. Скорее, идет упорная борьба между экологами и энергетиками, в которой у каждой стороны есть свои веские аргументы. 

Узбекским заводам нужны российские технологии

Из этой тупиковой, на первой взгляд, ситуации, конечно, есть выход. Надо лишь подобрать и испытать технологии, которые позволяют использовать уголь экономично и экологично.

Для кирпичных заводов еще в советские годы создавалась пылеугольная технология, когда в печь вдувают размолотый до пыли уголь. Эффект получается сопоставим с газом, однако для таких целей нужен высококачественный уголь, который в Узбекистане импортный и дорогой. Ангренский уголь для этого не годится: теплота сгорания у него бывает 2000 ккал, а зольность достигает 60%, то есть фактически используется лишь часть сжигаемого угля.

Есть и другие способы, связанные с превращением твердого топлива в газообразное: газогенераторы и реакторы термического разложения. В обоих случаях образуется горючий газ, который можно использовать для замены природного. Преимущество этих методов в том, что можно использовать любой уголь, даже самого скверного качества.

Метод термического разложения позволяет также превращать в горючий газ древесные отходы, отходы птицефабрик и животноводческих комплексов, вплоть до бытового мусора.

Эти технологии есть в России, где существуют предприятия, которые разрабатывают и совершенствуют оборудование для переработки твердого топлива и отходов в газ. Можно привлечь их к сотрудничеству, построить и испытать несколько опытных установок, а потом, по результатам испытаний и доработок, решить вопрос с использованием газа в корне.

Такой подход потребует времени и денег. Однако, на мой взгляд, у него есть перспективы, поскольку споры кирпичных заводов с "Узбекнефтегазом" могут продолжаться годами, а резкие безапелляционные решения могут подорвать узбекскую промышленность строительных материалов.

Стоит отметить, что логика правительства Узбекистана, проводящего замену природного газа на уголь в некоторых отраслях, полностью понятна и оправданна. Особенно сейчас, когда в республике начался инвестиционный бум, требующий валютных ресурсов. Но вопрос это непростой, он имеет ряд экономических и технических нюансов, которые обязательно должны быть учтены при исполнении правительственной программы.

1237
Теги:
промышленная зона, промышленность, Газ, газ, Уголь

"Черная война" в США: худшее еще впереди

8
Наблюдая за горящими американскими городами, невозможно отделаться от ощущения, что мы видим, если угодно, мистическую расплату за действия США в других странах.

Конечно, смерть чернокожего подозреваемого от рук белого полицейского — это трагедия, но требуется какой-то абсолютно запредельный уровень наивности, чтобы считать последующие вооруженные беспорядки некой естественной реакцией на конкретную несправедливость. 

Все проще: в США перед самыми выборами президента и на фоне острого экономического кризиса произошел феномен, который по аналогии с "небесной сотней" можно назвать "небесным афроамериканцем", — и это стало спусковым крючком для массированных и хорошо организованных беспорядков с применением насилия и огнестрельного оружия.

Старая формула, гласящая, что в Вашингтоне не может быть Майдана, потому что в Вашингтоне нет американского посольства, уже явно не работает. Ибо в американской столице вполне достаточно организаций, которые учили американские посольства по всему миру поджигать страны, в которых они "работали".

Раньше, как мы уже неоднократно писали, использование "технологий цветных революций" для решения внутриполитических конфликтов было абсолютно недопустимым внутри США, ибо представители всех конкурирующих элитных групп прекрасно понимали, что победителю в "политической гражданской войне" с элементами насилия и дегуманизации идеологических оппонентов достанется уже не власть над сверхдержавой и мировым гегемоном, а титул "графа на руинах".

Сейчас никаких ограничений нет, а конфликт между администрацией Трампа и "глубинным государством" уже приобрел конфигурацию столкновения, после которого только одна сторона сможет сохранить свободу и жизнь, а значит, вопросы долгосрочной стабильности страны уже никого не волнуют на фоне политических ставок в этом конфликте.

The Hill со ссылкой на нескольких журналистов президентского пула сообщает, что вчера на какое-то время даже Белый дом в самом прямом смысле перешел на осадное положение: протестующие начали столкновения с полицейским оцеплением вокруг резиденции президента США и даже снесли импровизированное ограждение, установленное поблизости.

При других обстоятельствах никакого "осадного положения" не было бы, а протестующие уже давно сидели бы в наручниках и объяснялись с сотрудниками американских спецслужб, но сегодняшний Вашингтон более напоминает Киев 2013 года, чем столицу великой империи.

Есть уже и первые жертвы среди полицейских. Количество раненых подсчитать сложно, но как минимум смерть одного полицейского, убитого в Окленде, подтвердил даже симпатизирующий протестующим телеканал CNN.

Тот факт, что пока счет в конфронтации полицейских и участников беспорядков явно не в пользу "силовиков", говорит о том, что угроза Дональда Трампа, который написал "когда начинаются грабежи, начнется стрельба (по грабящим — ред.)", оказалась абсолютно пустой. И сами полицейские, и Национальная гвардия, которая работает в наиболее горячих точках вроде Миннеаполиса, явно скованы страхом — никто не хочет потом отвечать карьерой, деньгами или свободой за насилие над "демократическими протестующими против расовой несправедливости".

Введение комендантского часа в Миннеаполисе и Портленде лишь показало импотенцию местных властей — его мало кто соблюдает, и беспорядки продолжаются. Fox News показывает кадры, снятые в районах массовых беспорядков, и эти районы сейчас напоминают места настоящих боевых действий: сожженные магазины, уничтоженные заправки и разбитые автомобили.

"Протестующие против расовой несправедливости и полицейского произвола" почему-то не испытывают никаких сомнений в процессе уничтожения рабочих мест, бизнесов и инфраструктуры районов компактного проживания чернокожих, которые и есть, согласно их официальной версии, жертвы расовой несправедливости и произвола властей, за интересы которых они ведут активную борьбу.

Американские журналисты, работающие в самой гуще "протестующих", отмечают удивительные вещи. Например, корреспондент The Blaze заметил, что кто-то заранее подвез большое количество кирпичей к тому месту, где внезапно начались очередные грабежи и столкновения с полицией, для которых (удобные для метания) кирпичи могут очень пригодиться, как и для битья витрин и машин.

Элайжа Шеффер, журналист The Blaze, находящийся в Далласе, указывает на определенные детали, которые покажутся знакомыми любому читателю, наблюдавшему за тем, что происходило на Украине, в Грузии или даже в Москве: "Сегодняшний вечерний бунт в Далласе был заранее спланирован. Организаторы направляли толпу, куда идти. У них были поддоны с сотней кирпичей, готовых для участников беспорядков. Они кричали толпе: "Идите налево, там на углу 100 кирпичей". Это был не случайный хаос".

The Hill сообщает, что звезды Голливуда вносят деньги в поддержку протестующих, выплачивая за задержанных тысячи долларов в виде залогов, чтобы их отпускали, обеспечивая тем самым постоянное присутствие наиболее активных и агрессивных участников беспорядков "на передовой".

Может создаться впечатление, что Дональд Трамп и его окружение обречены пасть под напором по-настоящему масштабного "американского Майдана", который, впрочем, хотя и начал убивать полицейских и жечь целые кварталы, все еще не сформулировал четких политических требований и не смог захватить площадку в Вашингтоне.

Но есть и альтернативный сценарий: президент и его окружение сейчас дают на полную катушку почувствовать избирателям, как выглядит "социальная и расовая справедливость", за которую так активно выступают их политические оппоненты.

Если это не трусость, а осознанный ход, то это — очень рискованная, но потенциально выигрышная стратегия: даже избиратели, которым лично господин Трамп не очень нравится, могут решить, что им больше нравится "Америка Трампа", которая, хотя и вряд ли будет "великой снова", по крайней мере может обеспечить безопасность и порядок.

Через неделю массовых беспорядков, грабежей и политического вандализма общественный запрос на их максимально жесткое подавление уже будет оформлен, а вот сможет ли его удовлетворить президент и его команда — это пока открытый вопрос.

Но самый важный вывод, который можно сделать, наблюдая за горящей Америкой, заключается в том, что перед нами вполне может проходить всего лишь репетиция того, что начнется после осенних выборов. Общество и элиты очевидно разделены на две примерно равные и искренне ненавидящие друг друга части, и одна из этих частей явно окажется очень недовольной результатами выборов, а соблазн "переиграть" их результаты на улицах с оружием в руках может оказаться совершенно непреодолимым.

8
Теги:
протесты, США

Как прицелиться в Китай и не попасть в Миннеаполис

525
(обновлено 18:27 30.05.2020)
США хотят убедить всех, что автономного Гонконга больше нет, чтобы выбить из рук Китая важнейший инструмент, пишет колумнист Петр Акопов.

Пока все следят за расовыми волнениями в американском Миннеаполисе, напомнившими миру о состоянии дел не в голливудском "обществе всеобщего благоденствия и равноправия", а в реальных Соединенных Штатах, балансирующих на все более тонкой грани гражданской смуты, президент США рассказал всем о том, откуда исходит угроза миру.

Мир страдает от неправомерных действий китайского правительства, заявил Дональд Трамп. И хотя формально президент США говорил о коронавирусе, имел в виду он далеко не только пандемию, потому что в своем заявлении в пятницу обвинил Пекин во всех грехах. Китай ограбил Штаты как никто другой, его политика представляет угрозу для национальной безопасности США, Пекин проводит экспансионистскую политику в Тихом океане и вообще постоянно нарушает данные им американцам и другим странам обещания. Ужас, да и только — вот и Гонконг захватил:

"На этой неделе Китай в одностороннем порядке установил контроль над всей сферой безопасности Гонконга, это было явным нарушением обязательств Пекина в рамках договора. <…> Китай сменил формулу "одна страна — две системы" на "одна страна — одна система". <…> Это является трагедией для его жителей. Китай утверждает, что защищает национальную безопасность, но правда состоит в том, что Гонконг был безопасным и процветающим как свободное сообщество".

И поэтому США решили отказать "потерявшему автономию" Гонконгу в особом статусе (торговом и прочем) и ввести санкции как против китайских чиновников, причастных к такому злодеянию, так и против гонконгских, помогавших им. Но санкции из-за Гонконга не стали единственными, о которых объявил Трамп, — Китай же виноват сразу во всем.

Начнется масштабная операция по борьбе с научным шпионажем в американских вузах — на практике это означает запрет на въезд нескольких тысяч китайских аспирантов и преподавателей, тех, кого американцы сочтут работающими на оборонный комплекс КНР. Будет проверена отчетность китайских компаний, зарегистрированных на американских биржах, — понятно, что с целью лишить их доступа к финансовому рынку.

Трамп не упомянул про еще один антикитайский акт — ждущий его подписи закон, принятый на этой неделе конгрессом, в котором предусматривается введение санкций против китайских чиновников, причастных к "нарушению прав уйгуров в Синцзяне" (еще одна любимая американцами точка давления на Китай наряду с Гонконгом, Тибетом, Тайванем). Подпишет его Трамп или нет, уже не имеет никакого значения — президент США и без этого сделал в пятницу все возможное для того, чтобы обострить отношения с Китаем.

Дело не только в санкциях, а в самой тональности заявлений Трампа. Если раньше откровенно хамить Китаю позволяли себе его чиновники — тот же Майк Помпео, который, как заведенный, твердит про "главную угрозу миру — Коммунистическую партию Китая", то теперь уже и сам Трамп, что называется, увеличил "накал борьбы". И коронавирус с Гонконгом тут не главное. Китай виноват в гибели сотни тысяч американцев, сказал президент США — да, и еще Китай все время врет.

И это прямое оскорбление, после которого очень трудно будет пожимать руку Си Цзиньпину. Не Трампу — он с удовольствием сделал бы это уже осенью. Китайскому лидеру будет очень сложно пойти на прямые переговоры с Трампом, разве что в формате встречи "Большой пятерки", которую Путин предложил провести в этом году.

Что касается сути американских санкций, то они возобновляют и выводят на новый уровень китайско-американскую торговую войну, в которой стороны вроде бы договорились поставить паузу. В январе было достигнуто предварительное торговое соглашение, нужное Трампу для спокойного переизбрания в ноябре. Он подавал бы его как свою пусть и не полную, но победу, а на следующий год возобновил бы активные бодания и споры с Пекином. Но коронавирус смешал все карты, и теперь Китай назначен безусловным главным врагом Америки. На ближайшие полгода — так хотелось бы Трампу, намеренному теперь переизбираться под лозунгом "дадим отпор китайской агрессии". Вот только замах, сделанный Трампом в пятницу, таков, что нет никаких гарантий, что выяснение отношений двух держав удастся удержать под контролем и на следующий год вернуться за стол переговоров.

Нет, дело не в том, что китайцы в ответ захватят Тайвань или американцы спровоцируют вооруженный конфликт в Южно-Китайском море, — ни Си, ни Трамп не собираются переворачивать игорный стол. Но США решили ударить по Гонконгу, то есть по ключевому элементу китайско-англосаксонских отношений. В конце прошлого века Гонконг был воротами Китая во внешний мир, и США считают, что он таким и остался. Поэтому, если разрушить Гонконг — пострадает весь Китай, считают американские стратеги.

Да, это не Китай собирается отказаться от принципа "одна страна — две системы". Пекин готовит абсолютно понятный закон, позволяющий ему помешать постоянной подрывной деятельности в собственном государстве (а Гонконг при всей его автономии — часть Китая). Это Штаты хотят убедить всех, что автономного Гонконга больше нет, чтобы выбить из рук Китая важнейший инструмент.

Американские санкции должны лишить Гонконг статуса одной из мировых финансовых столиц. Как сказал на днях советник президента США по национальной безопасности Роберт О'Брайен, "похоже, что с этим законом о национальной безопасности они собираются в основном захватить Гонконг, и если это произойдет, то будут введены санкции против Гонконга и Китая. <…> Вряд ли Гонконгу удастся остаться финансовым центром Азии, если Китай захватит его".

Китай Гонконг не захватывал, но по американским документам он это сделал. Так что, как говорил Мао, "огонь по штабам" — то есть огонь по Гонконгу! Проблема только в том, что, целясь в Гонконг, чтобы попасть в Китай, американцы ударят и сами по себе, если, конечно, на самом деле решатся не на холостой выстрел, а на реальный обстрел.

Потому что Гонконг остается ключевым элементом китайско-англосаксонского взаимодействия — США и Великобритания финансово заинтересованы в нем никак не меньше Китая. Лондонский Сити и американский финансовый олигархат не просто понесут огромные потери в случае ликвидации Гонконга как мирового финансового центра — это будет равнозначно стремительному обрушению всего нынешнего торгово-финансового миропорядка (он и так меняется и разваливается, точнее перестраивается, но все заинтересованы в том, чтобы этот процесс был растянут во времени и носил минимально управляемый характер). Роль Гонконга настолько велика, что его нельзя просто выключить — ни за год, ни за десять.

Китай полностью заинтересован в сохранении роли и статуса Гонконга, включая его автономию до 2047 года, — ему просто не нравится, что англосаксонские "партнеры" теряют берега в использовании своей "пятой колонны" в этом уникальном городе. При этом сейчас не 1984 год (когда Тэтчер договорилась с Дэн Сяопином о возвращении Гонконга Китаю) и не 1997-й, когда колония снова стала Сянганом, — у Китая уже есть и другие "центры международной торговли". Тот же Шанхай. Да, они уступают Гонконгу, но он уже не безальтернативен. Хотя и уникален в своей двойной, китайско-англосаксонской природе. Ломать ее Пекин не собирается.

Но зачем Штатам стрелять себе в ногу, наказывая Гонконг? А они в самом деле хотят это сделать?

Трамп не собирается по-настоящему пытаться уничтожить финансовую столицу Азии. Он хочет использовать тему Гонконга для выбивания уступок. Не только из Пекина, но и из мирового финансового олигархата. Он просто хочет, чтобы все испугались такой перспективы и стали сговорчивее. Си Цзиньпин пообещал покупать больше американских товаров, а старички Уолл-стрит и Сити начали вкладывать деньги в американскую экономику и инфраструктуры. "Сделать Америку великой снова". Вот только китайцы в этом никак не заинтересованы, но они, конечно, очень хотят сохранить позицию Гонконга и готовы за это поторговаться, но только без потери лица и в нормальном, уважительном тоне. А Трамп не видит границ и начинает говорить вещи, которые производят прямо противоположный эффект, лишая Си Цзиньпина желания о чем-либо договариваться с ним.

Китай может подождать — не поражения Трампа, а подходящего момента для нормального разговора. А у Америки со временем отношения куда сложнее, и речь даже не о среднесрочной перспективе, а буквально о ближайших месяцах. Почти неминуемая победа Трампа в ноябре может вывести раскол американского общества на новую стадию — с массовыми волнениями, непризнанием итогов выборов со стороны ряда штатов и даже двоевластию. И тогда и демонстрации в Гонконге, и волнения в Миннеаполисе покажутся цветочками.

Источник: РИА Новости

525
Теги:
Гонконг, санкции, политика, Дональд Трамп, Китай, США