Некрасивая история. Кокорин и Мамаев снова с нами, и есть ли в этом мораль

220
(обновлено 11:28 09.09.2019)
В минувшую пятницу Алексеевский районный суд Белгородской области наконец-то удовлетворил ходатайства осужденных за хулиганство Александра Кокорина и Павла Мамаева об условно-досрочном освобождении из исправительной колонии.

Нужно отдать должное: история с вполне, кстати, ожидаемым условно-досрочным освобождением двух обыкновенных, можно с полным на то основанием даже сказать "бытовых", пьяниц и дебоширов по степени хайпа, как выясняется, вполне способна переплюнуть даже выборы в Московскую городскую думу. Причем для этого не понадобятся ни организационные таланты Алексея Навального, ни даже деньги Михаила Борисовича Ходорковского. По крайней мере, такого количества телевизионных и пишущих, причем преимущественно именно столичных, журналистов ни ИТК №4, что в Белгородской области, ни местный районный суд раньше никогда не видели, пишет Дмитрий Лекух для РИА Новости.

Да и позже, хочется верить, не увидят: не самое вдохновляющее зрелище, надо честно признать.
Причем, что самое в этом деле обидное, из него даже и морали-то никакой при всем желании не извлечь. Нет, какие-то вялые попытки тут, безусловно, были и будут в дальнейшем, но вот только, как его ни крути в руках, но стул, которым прилетело от пьяного футболиста трезвому чиновнику, — это просто стул, а никак не предмет демократического сопротивления режиму.

И вовсе не инструмент политической и/или идеологической борьбы.

Это — просто обычный стул.
Впрочем, давайте все-таки по порядку.

В минувшую пятницу Алексеевский районный суд Белгородской области наконец-то удовлетворил ходатайства осужденных за хулиганство Александра Кокорина и Павла Мамаева об условно-досрочном освобождении из исправительной колонии. И, как сообщил заместитель местного Алексеевского межрайонного прокурора Дмитрий Пакалов, дословно: "Прокуратура поддержала позицию защиты.

Осужденные зарекомендовали себя с положительной стороны, сразу были трудоустроены, получили два поощрения. Позиция прокуратуры и суда совпала, обжаловать решение суда не намерены". Представитель ФСИН в ходе судебного заседания также выступил за освобождение футболистов, заявив, что "наказание возымело действие, и они давно исправились". А еще, по словам высокопоставленного чиновника службы исполнения наказаний, — простите, это так прекрасно, что надо цитировать: "Больше половины заключенных, которые раньше просто сидели и курили, благодаря футболистам стали вести здоровый, спортивный образ жизни".

Вот, собственно говоря, и все.

Вся эта взрывающаяся разнообразными медийными фейерверками история как начиналась с махровейшей и пошлейшей бытовухи с блек-джеком и девушками с пониженной социальной ответственностью, так не менее лютой пошлостью с "твердо вставшими на путь исправления осужденными Мамаевым и Кокориным", получившими аж целых "два поощрения", и закончилась: и как-то глупо было бы от нее чего-либо более внятного — с точки зрения даже банального осмысления — ожидать.

Равно как и наивно ожидать, что эта история хоть кого-то чему-то научит.

Хотя бы просто потому, что, собственно, ни Кокорин, ни Мамаев не являются какими-то уж изначальными "злодеями", "отморозками" или вообще парнями с криминальными наклонностями: людей с таким же психотипом любой желающий легко может встретить, просто прогулявшись по вечерним столичным барам томным осенним вечерком. Да и, в общем-то, не только столичным — будем справедливы к регионам.

Причем никакое такое "мажорство получающих гигантские суммы футболистов" тут тоже особенно ни при чем. Наоборот, чем ближе к "рабочим окраинам", тем их, этих парней, ищущих себе по вечерам (или ночам) неприятности и приключения, будет только больше, — и это просто реальность, данная нам в ощущениях. Спорить тут совершенно бессмысленно, ибо эта самая обычная грубая реальность за окном выглядит все равно, к сожалению, убедительнее любых аргументов, которые предлагают нам масс-медиа и Интернет. И вот эти вот конкретные двое парней данные "неприятности" просто очень долго и очень упорно искали. А как нам говорит наш исторический опыт, чеканно сформулированный еще в текстах советских песен, "кто хочет — тот добьется, кто ищет — тот всегда найдет". Впрочем, не менее чеканное "украл — выпил — в тюрьму" из знаменитой советской кинокомедии — тоже, наверное, из виду как-то уж совсем не стоило б в данном случае упускать.

Ну и какая тут может быть, извините, общественная мораль?

Сейчас, по прошествии времени, когда эта некрасивая история наконец подходит к своему логическому завершению, становится уже окончательно и кристально ясно, что Мамаев, братья Кокорины и все их прочие "подельники" — ни в коем случае не "герои", не "злодеи" и даже ни в коем разе не "жертвы системы": все, что они с собой сделали, сделали с собой они исключительно сами.

Как говорят в таких случаях в армии — "это залет, боец".

А если говорить по сути, то это просто талантливые в своей области, но при этом дурно воспитанные и предельно инфантильные подростки: и проблема тут только в одном — деточки выросли, а повзрослеть как-то забыли.

Ну а с точки зрения социума здесь вывод может быть только один, и это всего лишь иллюстрация к библейскому "не сотвори себе кумира": "известный человек" — это не профессия и не призвание. По крайней мере, даже поклонники таланта Мамаева и Кокорина любят их не за личные качества, а исключительно за умение играть в мяч ногами, и не нужно от них требовать чего-то эдакого еще.

Это, извините, примерно так же смешно, как от актера, привыкшего играть самые разнообразные "чужие эмоции" и сделавшего это своей профессией, за которую ему, извините, деньги платят, требовать "искренности в политике".
Просто для того, чтобы потом в ком-то не "разочаровываться", не надо им для начала незаслуженно "очаровываться": можно подумать, до мордобоя в "Кофемании" Кокорин и Мамаев были настолько образцовыми молодыми людьми, что все последующее могло вызвать у взыскательной публики обморок и культурный шок вкупе с когнитивным диссонансом. Парни к "успеху" шли долго и настойчиво.

Теперь же всего лишь будет весьма занимательно понаблюдать, удастся ли им выбраться из этой неприятной субстанции, в которую они сами себя загнали, назад в нормальную жизнь. Винить-то тут, кроме себя, в принципе, вообще некого. И гордиться тоже особенно нечем: повторимся — весьма некрасивая история.

С какой стороны на нее только ни посмотри.
Тем не менее хочется это кому или нет, но Кокорин и Мамаев — теперь снова с нами.
И хотелось бы верить, что вот это, последнее предложение (или предположение) — оно все-таки про футбол.

220
Загрузка...

Орбита Sputnik