Кто и как помог завершить турецко-курдскую войну в Сирии

410
(обновлено 14:02 05.11.2019)
Россия успешно выступила посредником и примирителем в турецко-курдском конфликте, считает политолог, востоковед, колумнист Sputnik Дмитрий Верхотуров.

Во вторник, 29 октября, истек запланированный Сочинским меморандумом срок для отвода отрядов Курдских освободительных сил, входящих в состав "Сирийских демократических сил", из 30-километровой зоны вдоль границы с Турцией. После чего начнется совместное российско-турецкое патрулирование 10-километровой зоны вдоль турецко-сирийской границы, пишет Дмитрий Верхотуров для Sputnik Казахстан.

По поводу этого меморандума, как и вообще положения в Сирии, высказано уже много разнообразных мнений. На мой взгляд, главное, что достигнуто, – это прекращение турецко-курдской войны.

Война как источник мира?

Вооруженные столкновения между турецкими силами и курдскими отрядами шли с 9 октября, когда Турция начала операцию "Источник мира". Ее цель состояла в установлении 32-километровой зоны безопасности, пролегающей вдоль турецко-сирийской границы. Турецкая армия должна была вытеснить курдских боевиков из этой зоны и взять ее под контроль.

В первую очередь это делалось, чтобы не допустить инфильтрации курдских боевиков и политических эмиссаров через границу в Турцию, где они могли бы подбивать турецких курдов на выступления против турецкого правительства. По некоторым признакам, такая инфильтрация имела место. Кроме того, само по себе накопление боевиков и создание ими баз на приграничной территории создавало серьезную угрозу того, что в Турции может разгореться вооруженная борьба курдов, подпитываемая помощью из-за границы. Турецкий план был призван исключить эту возможность.

Далее Турция собиралась переселить в эту зону до 2 миллионов сирийских беженцев, то есть большую часть из 3,6 миллиона человек, которые бежали из Сирии в Турцию в поисках убежища.

Незадолго до начала турецкой операции лидер "Сирийских демократических сил" Мустафа Бали заявил о том, что они начнут "тотальную войну" против турецких войск по всей линии границы. Война и началась. В ходе наступления 10-13 октября турецкие силы заняли города Рас-эль-Айн и Телль-Абьяд, но бои с отдельными курдскими отрядами там продолжались.

Несмотря на все обещания, "тотальной войны" у курдов не получилось. Во-первых, потому, что силы были не равны. "Сирийские демократические силы" могли выставить до 60 тысяч бойцов, тогда как турецкие силы насчитывали около 80 тысяч, с превосходством в технике и авиации. А, кроме того, на курдов наступали части Сирийской национальной армии численностью около 14 тысяч человек. Во-вторых, уже к 17 октября курды утратили контроль над важнейшими дорогами, в частности, шоссе №4, и их силы были фактически рассечены на части, а отряды в приграничной зоне отрезаны от главных сил. Дальнейшие бои не сулили ничего хорошего: они бы только свелись к многочисленным ожесточенным и кровопролитным стычкам небольших отрядов. Такая война могла затянуться надолго и принести еще множество жертв, причем шансов на успех у курдов фактически уже не было.

Переговоры, полезные для всех

Переговоры в период 17-22 октября дали следующее: США добились от Турции согласия о приостановке операции, чтобы курдские отряды могли покинуть район между Телль-Абьяд и Рас-эль-Айн. При этом они должны были сдать тяжелое вооружение.

Представители "Сирийских демократических сил" начали переговоры с Дамаском на авиабазе Хмеймим уже 13 октября ввиду быстро ухудшающейся для них обстановки. Вскоре у них не осталось шансов на военный успех, и курды, по сути, капитулировали, сдав без боя Сирийской национальной армии целый ряд важных пунктов. Меморандум 22 октября стал, по существу, избавлением от окончательного поражения. Курды его признали и начали отвод своих отрядов на 30 км от границы с Турцией.

Сочинский меморандум – это искусство возможного в его ярком проявлении. Все стороны получили свои выгоды: Турция - зону безопасности (правда, сокращенную с 32 до 10 км, не считая уже занятого турецкими силами района) и отвод курдских отрядов на 30 км от границы; курды получили возможность избежать полного поражения и напрасных, ни к чему не ведущих потерь, причем с сохранением лица – их никто не объявил проигравшими; Сирия получила назад без боя целый ряд городов, возможность в ближайшем будущем восстановления контроля над границей с Турцией, а также выгодный момент для продвижения своей линии на политическое единство. Россия успешно выступила посредником и примирителем в этой непростой ситуации.

США, конечно, понесли репутационные потери в ходе этого короткого конфликта, но и они кое-что получили от Сочинского меморандума: союзные им курды остались на ногах.

Надолго ли это - пока что сказать трудно. Ситуация продолжает оставаться напряженной, и существует вероятность возникновения самых разных инцидентов.

Конечно, курды сами себе создали серьезные проблемы. Курдские политики, которых, должно быть, подогревал пример Иракского Курдистана, где в сентябре 2017 года была сделана попытка отделиться от Ирака, а также мечты о "Большом Курдистане", фактически сделали ставку на сепаратизм. Вероятно, курдские политики считали, что раз они добились победы над ИГИЛ* и заручились поддержкой США, то смогут добиться всего, чего желают. Это заставило Турцию активно действовать, поскольку "Большой Курдистан" почти наполовину предполагается составить из турецких территорий, что и привело к военному конфликту – для курдов неудачному.

Все же надо быть реалистами: сейчас ни обстановка в регионе, ни позиция всех стран, где проживают курды, не предоставляют возможностей для создания независимого курдского государства. И вряд ли ситуация серьезно изменится в пользу курдов в обозримом будущем. Методы вооруженной борьбы только ухудшают их положение, поскольку, будучи окруженными со всех сторон гораздо более сильными странами, курды даже теоретически не могут выиграть войну с ними.

В повестке дня вопрос номер один по-прежнему – поиск политического метода разрешения конфликта.

* ИГИЛ- запрещенная в России и других странах террористическая организация.

410
Советник генерального директора госкорпорации Роскосмос, бывший журналист изданий Коммерсантъ и Ведомости Иван Сафронов

Охлажденный взгляд на дело Сафронова

41
(обновлено 18:10 13.07.2020)
Особенность бурного обсуждения задержания Ив. Ив. Сафронова заключается в том, что в его защиту выдвигаются такие доводы, которые доводами вообще не являются. Ни за, ни против.

Например, утверждение "Я имел дело с Сафроновым, он прекрасный человек и настоящий патриот" означает только то, что Сафронов в ходе общения с поручителем проявил себя с лучшей стороны и не дал оснований подозревать себя в измене. То есть, подобно штандартенфюреру Штирлицу, он имел самые положительные характеристики, о нем хорошо отзывались товарищи по работе и при этом он не позволял себе неосторожных промахов вроде "Штирлиц шел по улицам Берлина, и ничто не выдавало в нем русского разведчика: ни рация за спиной, ни волочащийся сзади парашют".

Скажут: фильм про Штирлица — не более чем сказка, анекдоты про Штирлица и вовсе не могут быть принимаемы во внимание. Пусть так. Но журналист Рихард Зорге — не сказочный герой. Между тем по инициативе Ойгена Отта, посла Германии в Токио, Зорге, которому он безусловно доверял, был назначен пресс-секретарем посольства, и когда японская контрразведка арестовала журналиста, Отт был в шоке. У Кима Филби также были самые лучшие характеристики. А часовщик из Скапа-Флоу, раскрывший кригсмарине схему прохода на базу британского флота, имел репутацию доброго дедушки, любимого местной детворой.

Это не значит, что добрая репутация не важна. Но применительно к ситуации, когда — по предположению — человек выдает себя не за того, кем является на самом деле, ибо с открытым забралом не шпионят, добрая репутация может быть средством обмануть доверившегося. А равно обмануть контрразведку. Решению вопроса, изменник Сафронов или не изменник, его положительные характеристики не помогают.

Более того. Для разведки при прочих равных условиях более ценен такой агент, на которого с меньшей вероятностью можно подумать. Конечно, труднее вербовать того, кто не особенно жаден до денег, не подвержен страсти к игре или половой страсти, не имеет счетов с властью, не авантюрист по природе. Но никто и не говорит, что хлеб в спецслужбах простой. Вербовка есть целое искусство, и весьма софистичное.

А была ли вербовка и, если была, чем она кончилась, мы не знаем. И нельзя ручаться головой ни за то, что она была, ни за то, что ее не было. Равно как и за ее результат.

Если говорить об общих вопросах, тем более нужно избегать неосновательных презумпций.

Есть ли иностранный шпионаж против России? А куда он денется? "Этого не может быть, потому что не может быть никогда" — довод не для всякого убедительный.

Наши иностранные партнеры не хотят быть слепыми и глухими в отношении военно-политической активности России. Так же как и Россия в отношении активности наших партнеров. А средство не быть слепым и глухим одно — шпионаж.

Возможно, в случае Сафронова шпионажа не было, а шпионил кто-то совсем другой, нам неведомый. Но отметать с ходу такой вариант — это не рассуждение, а идеология.

Сотрудники ФСБ РФ
© Sputnik / Евгений Одиноков
Приравнивать констатацию того, что пока ничего не ясно, и выражение надежды, что станет яснее, к позиции "Органы разберутся", а равно "У нас зря не сажают" — еще один пример ложной презумпции. Здесь нет всеобщего правила, по которому неукоснительно работают органы. Иногда зря сажают, было бы глупо это отрицать. Но точно так же было бы глупо отрицать, что иногда не зря сажают, и сразу понять, к какому роду относится казус Сафронова, невозможно. Если, конечно, не руководствоваться всепобеждающим учением, которое загодя дает ответы на все вопросы.

Отчасти, конечно, тут сказываются злоупотребления современной правоохранительной системы. По той логике, что если N. был неосновательно арестован, то, значит, X., Y. и Z. также арестованы неосновательно, — злоупотребления в казусе N. дают на будущее безусловную индульгенцию всем прочим буквам алфавита.

Но в случае со шпионажем, равно, впрочем, как и со всеми преступлениями политическими, некогда предусмотренными 58-й статьей УК РСФСР, но со шпионажем — в особенности, действует еще и наследие тех времен, за которое нужно поблагодарить непосредственно отца и гения, навязавшего узелочков даже и для сего дня.

Вообще говоря, полагать, что в 30-е годы вовсе не было случаев реального шпионажа, то есть в предвоенную эпоху откровенно враждебные государства (Япония, Германия, Англия, Польша etc.) не были озабочены вызнаванием военных секретов своего потенциального противника, — это очень смелое допущение. Вероятно, Япония etc. еще в те годы прониклась новым политическим мышлением, что, впрочем, не исключало военных приготовлений и даже прямых боестолкновений.

Но шпиономания, в результате которой органы разоблачали несметное количество агентов иностранных разведок, причем порой в таких местах и на таких должностях (или вовсе без оных), что трудно понять, что они там, в далеких станицах, могли нашпионить (вызнавали планы строительства поселковой бани?), реально была. Может быть, время было такое и вообще, "бей сороку и ворону — добьешься до белого лебедя", но сорок и ворон оказалось столько, что словосочетание "японский шпион" в потомстве приобрело явно иронический оттенок. Намекающий на государственную паранойю, когда шпиона готовы видеть и в совершенно частном человеке, причем не способном узнать секреты, даже если бы он очень этого хотел.

А в качестве последствия этой реально имевшей место паранойи — отказ вообще признавать наличие шпионов. И в 30-е годы, и тем более сегодня. Был в 20-е годы ребенок женщины-педолога, стремившейся в воспитании сына избавить его от веры во всякие чудеса и суеверия и сильно в этом преуспевшей. При изучении естественной истории дитя ей заявило: "Акулов не бывает".

Охлажденный, то есть раболепный (с точки зрения прогрессивной общественности) взгляд на проблему заключается в том, что Abusus non tollit usum — "Злоупотребление не исключает потребления". Правонарушения от имени государства предосудительны, но тем не менее акулы и шпионы в принципе бывают и необходимость в контрразведке остается. Потребление закона не исключается.

Притом что, конечно, надо разбираться и прояснять непроясненные моменты. Загодя выносить суждение о виновности Сафронова никак не возможно.

Но почему-то это охлажденное умонастроение для горячих сторонников бывшего журналиста — как нож острый в сердце. Похоже, они вообще не переносят охлажденности.

Источник: РИА Новости

41
Теги:
государственная измена, уголовное дело, Иван Сафронов, Россия
Избрание меры пресечения губернатору Хабаровского края С. Фургалу

Особенности национального несанкционированного протеста

133
(обновлено 11:57 13.07.2020)
Как бы то ни было, речь идет о внушительном и заслуживающем самого внимательного рассмотрения феномене.

В воскресенье в Хабаровске состоялась еще одна несанкционированная акция протеста в поддержку арестованного губернатора края Сергея Фургала. Правда, по размаху ей было далеко до субботней, когда на улицы города вышли до 12 тысяч человек. На второй день участников было несколько сотен, пишет автор РИА Новости.

Как бы то ни было, речь идет о внушительном и заслуживающем самого внимательного рассмотрения феномене.

Фургал стал пятым действующим главой российского региона, против которого возбудили уголовное дело, — и оно уникально само по себе. Все-таки большинство отечественных чиновников высокого уровня попадают в поле зрения правоохранительных органов из-за преступлений против государственной власти, в основном околоэкономической природы. Обычно речь идет о растрате бюджетных средств, взяточничестве, злоупотреблении должностными полномочиями и тому подобных деяниях.

Хабаровского же губернатора обвиняют в тяжких насильственных преступлениях — организации убийств и покушений на убийство, совершенных в первой половине нулевых. Это не стало сюрпризом ни для кого в самом регионе, где Сергей Фургал известен как выходец из бизнеса родом прямо из "святых 90-х" — со всеми характерными для того периода особенностями.

Сотрудники ФСБ РФ
© Sputnik / Евгений Одиноков

Но впервые в современной российской истории обвиненный в уголовном преступлении губернатор получил по-настоящему массовую общественную поддержку — многотысячную акцию просто невозможно расценивать иначе. Ничего подобного не наблюдалось даже в деле бывшего кировского губернатора Никиты Белых, за которого очень активно заступались видные представители российской оппозиции.

События в Хабаровске в очередной раз напомнили про критическую значимость организационного фактора в таких делах. Если поначалу некоторые российские СМИ писали о стихийном характере акции, то довольно быстро стало очевидно, что ни о какой спонтанности там речи быть не может.

Общественные настроения — как позитивные, так и негативные — сами по себе малопродуктивны. Чтобы они обеспечивали реальный политический эффект, их необходимо грамотно использовать, организовывая и направляя в нужное русло. За массовыми движениями всегда стоят заинтересованные политические силы, преследующие собственные цели, а уж любых "стихийных" процессов это касается в первую очередь.

В частности, нынешние события в США подтверждают это. В обычной обстановке беспорядки там давным-давно были бы подавлены, поскольку для Америки это вполне привычно и часть политической традиции. Вместо этого ситуация продолжает усугубляться, причем уши кукловодов из демократического истеблишмента откровенно торчат, как и преследуемая ими цель — не допустить второго президентского срока для Дональда Трампа.

Хабаровская история интересна тем, что ее организаторы продемонстрировали впечатляющий профессионализм, выведя на улицу много тысяч людей. Это особенно любопытно, поскольку в среднем отечественная оппозиция, особенно антигосударственного толка, демонстрирует просто позорный уровень эффективности.

Разумеется, состоявшиеся акции ничего не говорят о том, действительно ли большая часть жителей региона считает Сергея Фургала несправедливо обвиненным, а дело против него сфабрикованным. Митинг показал иное: у губернатора есть серьезное ядро "уличных" сторонников и профессиональная группа поддержки, что само по себе очень немало.

Именно поэтому после того, как схлынула первая удивленная реакция на митинг, основное внимание сосредоточилось на примененных политических технологиях по организации мероприятия: от оповещения и мобилизации населения до изготовления агитационно-печатных материалов. Ну и, разумеется, главный вопрос: кто именно стоит за несанкционированной акцией?

По сообщению регионального управления МВД, этим занималась "команда С. И. Фургала". Но от всех событий старательно дистанцировались и ЛДПР, членом которой является арестованный губернатор, и правительство Хабаровского края.

Впрочем, это легко объяснимо.

Россия продолжает упорно развивать государственно-политическую систему, важнейшим принципом которой становится соблюдение закона даже в самых острых конфликтах. Граждане имеют полное право заявлять свое мнение, каким бы оно ни было, но попытки использовать для этого незаконные методы теперь воспринимаются как нарушение базовых правил политической игры и превращают соответствующие политические силы в маргинальные.

Причем для упрочения этого подхода стране вовсе не потребовался "новый 37 год". Куда более эффективны финансовые рычаги.

Можно быть уверенным, что и сейчас все пойдет по уже знакомому пути.

Если никто не готов открыто взять на себя ответственность за организацию несанкционированных акций, значит, правоохранительным органам придется покопать побольше. Среди прочего выяснить, где печатались листовки и оплачивалась ли данная работа официально; кем, на какие средства и через какие медиа оповещали граждан; кто работал "в поле"; кто выступал на самом митинге и многочисленные иные вопросы.
А затем будут принимать решения согласно процедуре и законодательству. Как показывает практика, современное российское государство в большинстве подобных случаев предпочитает ограничиваться финансовыми санкциями к правонарушителям.

Хочется надеяться, что у заказчиков хватит совести взять на себя оплату штрафов людей, которых они подставили, выведя на заведомо незаконное мероприятие. Хотя другие похожие истории в российской политической жизни свидетельствуют, что это как раз далеко не факт.

133
Теги:
Россия, Россия, колумнист

В Навоийской области медсестры пожаловались на невыплаченные сверхурочные

9
Медсестры подали заявление, в котором поясняли, что денежные средства за сверхурочную работу выплачиваются им не в полном размере. Заявка была одобрена.

ТАШКЕНТ, 13 июл — Sputnik. В Учкудуксом районе Навоийской области медицинские сестры написали коллективное заявление, в котором выразили недовольство по поводу неполных денежных выплат за сверхурочную работу. 

Обращение медсестры отделения реанимации и анестезиологии Учкудукского районного медицинского объединения Л. Хожамовой и других лиц было рассмотрено районным управлением.

Согласно постановлению Кабинета министров, к заработной плате медработников неотложной и скорой помощи, пунктов скорой помощи, республиканских и районных центров по борьбе со СПИДом, а также к оплате труда медсестер отделения реанимации применяется поправочный коэффициент в размере 1,15.

Однако со стороны руководства Учкудукского районного медицинского объединения эти требования не были полностью соблюдены, в результате чего медсестры выразили обоснованный протест. Заявка была одобрена, и 18 сестрам выплатили долг свыше 10 миллионов сумов.

Напомним: в мае Департамент государственного финансового контроля Минфина Узбекистана выявил задержку выплат 932 сотрудникам 32 медицинских учреждений, борющимся с коронавирусом. Общая сумма задолженности составила 19,6 миллиарда сумов.

9
Теги:
Навоийская область, выплата, Медработники, врачи