Люди стоят в очереди в супермаркете за пределами города Казальпустерленго, который был закрыт итальянским правительством из-за вспышки коронавируса на севере Италии

Китайский вирус грозит обрушить мощь США. А что с Россией?

257
При большой необходимости американская экономика сможет справиться с задачей развертывания альтернативных производственных мощностей, считает автор.

Общее количество жертв глобальной эпидемии коронавируса прямо сейчас предсказать невозможно, но уже обозначилось несколько обоснованных предположений о ее экономических и политических последствиях, а также определилась самая главная долгосрочная жертва эпидемии — это экономическая глобализация, по крайней мере в том виде, к которому мы привыкли. Если в условиях торговой войны по линии Вашингтон — Пекин и демонтажа системы мировой торговли на базе ВТО, к чему активно прилагает усилия Дональд Трамп, можно было говорить о том, что глобализация находилась в реанимации, то глобальная эпидемия и последующие разрывы экономических (и логистических) цепочек с большой вероятностью нынешнюю форму мировой экономики окончательно добьют, на что уже намекают, например, высокопоставленные вашингтонские чиновники, пишет автор РИА Новости.

Американское агентство деловой информации Bloomberg приводит наиболее яркий пример того, как коронавирус меняет восприятие глобальной экономики:

"Советник Белого дома по вопросам торговли Питер Наварро заявил: кризис с эпидемией коронавируса показывает, что США вывели за границу слишком большую часть своих производственных цепочек и что это неудивительно. В интервью Fox Sunday Morning Futures Наварро выразил уверенность в устойчивости национальной экономики, заявив, что "американская экономика чрезвычайно сильна и не особенно уязвима к тому, что происходит в Китае". Он подчеркнул свою цель — перенести больше производственных цепочек в США. "Большая часть (этих производств. — Прим. ред.) находится в Китае, некоторые в Индии, некоторые в Европе, но мы должны вернуть их обратно в США", — сказал он.

С позицией высокопоставленного чиновника, верного союзника Дональда Трампа и одного из идеологов торговой войны в формате "США против всего мира", которую ведет сейчас Белый дом, сложно не согласиться. За исключением одного важного нюанса: мистер Наварро чрезмерно оптимистичен в оценке неуязвимости американской экономики, что, впрочем, объяснимо с учетом его положения в заокеанской вертикали власти.

Впрочем, обидное доказательство неправоты советника Трампа приводит то же агентство Bloomberg, указывая на одно из забавных (если бы оно не приводило к риску человеческих жертв) последствий вывода критически важных производств: США сейчас испытывают острейший дефицит медицинских масок типа N95, которые считаются необходимыми для эффективной защиты от инфекции. Дефицит случился из-за того, что производство этих масок в основном находится в Китае (там это намного дешевле), а китайское правительство в рамках мер по борьбе с коронавирусом запретило их экспорт (ибо они нужны китайским медикам в большом количестве) и тем самым обеспечило дефицит в США. Вероятно, при большой необходимости американская экономика сможет справиться с задачей развертывания альтернативных производственных мощностей, но вот скорость этого развертывания будет сложнопредсказуемой.

Американское издание Axios указывает на еще более серьезные последствия временной заморозки китайской экономики из-за усилий по сдерживанию эпидемии:

"Около 150 рецептурных лекарств, включая антибиотики, дженерики и некоторые брендовые лекарства без альтернатив, находятся под угрозой дефицита, если вспышка коронавируса в Китае интенсифицируется. Так утверждают два источника, знакомые со списком препаратов, (находящихся в зоне. — Прим. ред.) повышенного риска, который был составлен Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США".

На официальном уровне власти отказались подтвердить журналистам эту информацию, но косвенно признали, что следят за ситуацией и уже активно контактируют с участниками рынка. Журналисты подчеркивают, что "Китай — крупный поставщик ингредиентов, используемых для производства лекарств, которые продаются в США. Если вирус снизит производственные мощности Китая, то американцы, которые полагаются на лекарства, изготовленные из этих ингредиентов, могут оказаться в беде".

Показательно, что определенные проблемы возникнут в самых разных сегментах экономики — от производства смартфонов и до индустрии моды. Среди пострадавших, о которых пишет агентство Bloomberg, не только американские компании, но и европейские технологические компании, по крайней мере один немецкий производитель автозапчастей, и даже индонезийские производители обуви для крупных западных брендов. Производство автомобилей в Великобритании также может пострадать от дефицита китайских комплектующих.

Парадоксальным образом эпидемия коронавируса в Китае также может стать серьезнейшим ударом по обороноспособности США. Стоит напомнить о скандальном отчете Пентагона, о котором агентство Рейтер писало в 2018 году и в котором аудиторы американского военного ведомства признавали довольно неприглядную ситуацию: "Более 300 (!) ключевых элементов, необходимых для нормального функционирования Вооруженных сил и оборонной промышленности США, под угрозой: американские производители либо находятся на грани банкротства, либо уже были заменены поставщиками из Китая или других стран из-за деиндустриализации национальной экономики и вывоза производств в страны Юго-Восточной Азии".

В реальности ситуация, скорее всего, еще хуже, чем в отчете Пентагона: очень маловероятно, что анализ учитывал не только прямые зависимости в плане поставок, но и зависимости второго порядка, когда производитель нужного американской армии продукта вроде бы находится в США, но сам пользуется китайскими комплектующими или сырьем — таким как, например, редкоземельные металлы.

Несмотря на то что сейчас все рассуждения об уязвимости глобализированной экономики сконцентрированы на Китае, ситуация аналогичного характера возникла бы при временном выходе из строя (или введении полноценного эмбарго) любой крупной экономики планеты — все слишком взаимосвязаны друг с другом. Разница в данном случае не столько в конкретном наборе уязвимостей, сколько в подходах к риск-менеджменту. Россия уже давно взяла государственный курс на то, чтобы базовые потребности экономики и населения можно было обеспечить из российских источников: отсюда и усилия про продвижению продовольственной безопасности (а также продовольственные антисанкции). Исходя из этой же логики стимулируется собственная фармакология и усилия по локализации высокотехнологичных производств, не говоря уже о работе над сохранением и укреплением статуса энергетической сверхдержавы. Любители теории неограниченного свободного рынка и неограниченной свободной торговли любят иронизировать над вышеперечисленными действиями, указывая на то, что российские товары или услуги, особенно на первых этапах локализации производства или развития конкретного сектора экономики оказываются более дорогими и менее привлекательными, чем их иностранные аналоги.

Последствия глобальных экономических шоков, непредвиденных катастроф и эпидемий, а также экономических войн или военных конфликтов напоминают о том, что у подхода "деньги на банковском счету заменяют фабрику на заднем дворе" есть очень серьезные ограничения. Именно с ними сейчас сталкиваются наши заокеанские партнеры, которые понимают, что надо бы вернуть производства в США, но на это уйдут долгие годы и то при самом лучшем сценарии. Эпидемия коронавируса, причем независимо от финального размаха ее экономического ущерба, станет дополнительным стимулом к экономической суверенизации или, как минимум, к принятию мер по повышению экономической устойчивости на случай глобальных форс-мажоров.

К счастью, Россия по этому пути продвинулась намного дальше, чем многие из наших конкурентов.

257
Теги:
Россия, Россия, Китай, Китай, коронавирус, автор, колумнист
Тема:
Вспышка нового типа коронавируса в Китае (435)

Как прицелиться в Китай и не попасть в Миннеаполис

508
(обновлено 18:27 30.05.2020)
США хотят убедить всех, что автономного Гонконга больше нет, чтобы выбить из рук Китая важнейший инструмент, пишет колумнист Петр Акопов.

Пока все следят за расовыми волнениями в американском Миннеаполисе, напомнившими миру о состоянии дел не в голливудском "обществе всеобщего благоденствия и равноправия", а в реальных Соединенных Штатах, балансирующих на все более тонкой грани гражданской смуты, президент США рассказал всем о том, откуда исходит угроза миру.

Мир страдает от неправомерных действий китайского правительства, заявил Дональд Трамп. И хотя формально президент США говорил о коронавирусе, имел в виду он далеко не только пандемию, потому что в своем заявлении в пятницу обвинил Пекин во всех грехах. Китай ограбил Штаты как никто другой, его политика представляет угрозу для национальной безопасности США, Пекин проводит экспансионистскую политику в Тихом океане и вообще постоянно нарушает данные им американцам и другим странам обещания. Ужас, да и только — вот и Гонконг захватил:

"На этой неделе Китай в одностороннем порядке установил контроль над всей сферой безопасности Гонконга, это было явным нарушением обязательств Пекина в рамках договора. <…> Китай сменил формулу "одна страна — две системы" на "одна страна — одна система". <…> Это является трагедией для его жителей. Китай утверждает, что защищает национальную безопасность, но правда состоит в том, что Гонконг был безопасным и процветающим как свободное сообщество".

И поэтому США решили отказать "потерявшему автономию" Гонконгу в особом статусе (торговом и прочем) и ввести санкции как против китайских чиновников, причастных к такому злодеянию, так и против гонконгских, помогавших им. Но санкции из-за Гонконга не стали единственными, о которых объявил Трамп, — Китай же виноват сразу во всем.

Начнется масштабная операция по борьбе с научным шпионажем в американских вузах — на практике это означает запрет на въезд нескольких тысяч китайских аспирантов и преподавателей, тех, кого американцы сочтут работающими на оборонный комплекс КНР. Будет проверена отчетность китайских компаний, зарегистрированных на американских биржах, — понятно, что с целью лишить их доступа к финансовому рынку.

Трамп не упомянул про еще один антикитайский акт — ждущий его подписи закон, принятый на этой неделе конгрессом, в котором предусматривается введение санкций против китайских чиновников, причастных к "нарушению прав уйгуров в Синцзяне" (еще одна любимая американцами точка давления на Китай наряду с Гонконгом, Тибетом, Тайванем). Подпишет его Трамп или нет, уже не имеет никакого значения — президент США и без этого сделал в пятницу все возможное для того, чтобы обострить отношения с Китаем.

Дело не только в санкциях, а в самой тональности заявлений Трампа. Если раньше откровенно хамить Китаю позволяли себе его чиновники — тот же Майк Помпео, который, как заведенный, твердит про "главную угрозу миру — Коммунистическую партию Китая", то теперь уже и сам Трамп, что называется, увеличил "накал борьбы". И коронавирус с Гонконгом тут не главное. Китай виноват в гибели сотни тысяч американцев, сказал президент США — да, и еще Китай все время врет.

И это прямое оскорбление, после которого очень трудно будет пожимать руку Си Цзиньпину. Не Трампу — он с удовольствием сделал бы это уже осенью. Китайскому лидеру будет очень сложно пойти на прямые переговоры с Трампом, разве что в формате встречи "Большой пятерки", которую Путин предложил провести в этом году.

Что касается сути американских санкций, то они возобновляют и выводят на новый уровень китайско-американскую торговую войну, в которой стороны вроде бы договорились поставить паузу. В январе было достигнуто предварительное торговое соглашение, нужное Трампу для спокойного переизбрания в ноябре. Он подавал бы его как свою пусть и не полную, но победу, а на следующий год возобновил бы активные бодания и споры с Пекином. Но коронавирус смешал все карты, и теперь Китай назначен безусловным главным врагом Америки. На ближайшие полгода — так хотелось бы Трампу, намеренному теперь переизбираться под лозунгом "дадим отпор китайской агрессии". Вот только замах, сделанный Трампом в пятницу, таков, что нет никаких гарантий, что выяснение отношений двух держав удастся удержать под контролем и на следующий год вернуться за стол переговоров.

Нет, дело не в том, что китайцы в ответ захватят Тайвань или американцы спровоцируют вооруженный конфликт в Южно-Китайском море, — ни Си, ни Трамп не собираются переворачивать игорный стол. Но США решили ударить по Гонконгу, то есть по ключевому элементу китайско-англосаксонских отношений. В конце прошлого века Гонконг был воротами Китая во внешний мир, и США считают, что он таким и остался. Поэтому, если разрушить Гонконг — пострадает весь Китай, считают американские стратеги.

Да, это не Китай собирается отказаться от принципа "одна страна — две системы". Пекин готовит абсолютно понятный закон, позволяющий ему помешать постоянной подрывной деятельности в собственном государстве (а Гонконг при всей его автономии — часть Китая). Это Штаты хотят убедить всех, что автономного Гонконга больше нет, чтобы выбить из рук Китая важнейший инструмент.

Американские санкции должны лишить Гонконг статуса одной из мировых финансовых столиц. Как сказал на днях советник президента США по национальной безопасности Роберт О'Брайен, "похоже, что с этим законом о национальной безопасности они собираются в основном захватить Гонконг, и если это произойдет, то будут введены санкции против Гонконга и Китая. <…> Вряд ли Гонконгу удастся остаться финансовым центром Азии, если Китай захватит его".

Китай Гонконг не захватывал, но по американским документам он это сделал. Так что, как говорил Мао, "огонь по штабам" — то есть огонь по Гонконгу! Проблема только в том, что, целясь в Гонконг, чтобы попасть в Китай, американцы ударят и сами по себе, если, конечно, на самом деле решатся не на холостой выстрел, а на реальный обстрел.

Потому что Гонконг остается ключевым элементом китайско-англосаксонского взаимодействия — США и Великобритания финансово заинтересованы в нем никак не меньше Китая. Лондонский Сити и американский финансовый олигархат не просто понесут огромные потери в случае ликвидации Гонконга как мирового финансового центра — это будет равнозначно стремительному обрушению всего нынешнего торгово-финансового миропорядка (он и так меняется и разваливается, точнее перестраивается, но все заинтересованы в том, чтобы этот процесс был растянут во времени и носил минимально управляемый характер). Роль Гонконга настолько велика, что его нельзя просто выключить — ни за год, ни за десять.

Китай полностью заинтересован в сохранении роли и статуса Гонконга, включая его автономию до 2047 года, — ему просто не нравится, что англосаксонские "партнеры" теряют берега в использовании своей "пятой колонны" в этом уникальном городе. При этом сейчас не 1984 год (когда Тэтчер договорилась с Дэн Сяопином о возвращении Гонконга Китаю) и не 1997-й, когда колония снова стала Сянганом, — у Китая уже есть и другие "центры международной торговли". Тот же Шанхай. Да, они уступают Гонконгу, но он уже не безальтернативен. Хотя и уникален в своей двойной, китайско-англосаксонской природе. Ломать ее Пекин не собирается.

Но зачем Штатам стрелять себе в ногу, наказывая Гонконг? А они в самом деле хотят это сделать?

Трамп не собирается по-настоящему пытаться уничтожить финансовую столицу Азии. Он хочет использовать тему Гонконга для выбивания уступок. Не только из Пекина, но и из мирового финансового олигархата. Он просто хочет, чтобы все испугались такой перспективы и стали сговорчивее. Си Цзиньпин пообещал покупать больше американских товаров, а старички Уолл-стрит и Сити начали вкладывать деньги в американскую экономику и инфраструктуры. "Сделать Америку великой снова". Вот только китайцы в этом никак не заинтересованы, но они, конечно, очень хотят сохранить позицию Гонконга и готовы за это поторговаться, но только без потери лица и в нормальном, уважительном тоне. А Трамп не видит границ и начинает говорить вещи, которые производят прямо противоположный эффект, лишая Си Цзиньпина желания о чем-либо договариваться с ним.

Китай может подождать — не поражения Трампа, а подходящего момента для нормального разговора. А у Америки со временем отношения куда сложнее, и речь даже не о среднесрочной перспективе, а буквально о ближайших месяцах. Почти неминуемая победа Трампа в ноябре может вывести раскол американского общества на новую стадию — с массовыми волнениями, непризнанием итогов выборов со стороны ряда штатов и даже двоевластию. И тогда и демонстрации в Гонконге, и волнения в Миннеаполисе покажутся цветочками.

Источник: РИА Новости

508
Теги:
Гонконг, санкции, политика, Дональд Трамп, Китай, США
Генералиссимус Советского Союза Иосиф Виссарионович Сталин. Москва, 1945.

Запад осуждает Сталина за то, в чем виновен не меньше

371
(обновлено 12:51 30.05.2020)
Тридцатого мая отмечается 75-летие трагического эпизода послевоенной Европы — так называемого Брюннского марша смерти.

Скажем прямо, это событие не так широко освещается европейскими СМИ, как "сталинские депортации народов" или антисоветские мифы о войне, особенно активно раскручивающиеся в последние годы. Оно и понятно: некоторые исторические факты не вписываются в современный европейский нарратив о вине СССР за все, что происходило до и после Второй мировой войны. А их обсуждение поневоле заставляет задуматься о том, в чем же пытаются обвинить советскую Россию, если выясняется, что сталинская политика относительно депортаций по этническому принципу являлась не только обыденностью для послевоенной Европы, но была еще и гуманнее на фоне тех этнических чисток, которые творили государства, ныне особо активно обвиняющие Москву.

На самом деле 55-километровый смертельный поход этнических немцев Чехии из Брно до границы Австрии, начавшийся 30 мая 1945 года, — лишь один из множества эпизодов самой массовой депортации народов в истории Европы.

По оценкам американского историка Р. Дугласа, специализирующегося на этой теме, результатом такой политики стало перемещение 12-14 миллионов немцев (до четверти населения современной Германии — это депортированные лица или их прямые потомки). Точное число жертв назвать не может никто — от 500 тысяч до 1,5 миллиона. Подчеркнем, речь идет не о нацистах, не о солдатах вермахта, не о военных преступниках. В основном это женщины, старики, дети, поскольку мужчин немецкой национальности Гитлер поголовно поставил под ружье и к маю 1945-го они либо погибли на фронтах, либо находились в лагерях для военнопленных.

Следует особо подчеркнуть, что ответственность за эти массовые депортации в равной степени несут все страны-победители. Данная политика — результат всеобщего консенсуса, который был определен задолго до разгрома нацизма. Наверное, именно поэтому американские и европейские политологи не так любят вспоминать те события, как гораздо менее масштабную депортацию крымскотатарского народа, ведь в данном случае исключительно Сталина не обвинишь, придется признавать, что его политика вполне вписывалась в общепринятую практику Запада.

Еще до окончания войны лидер правительства Чехословакии в изгнании Эдвард Бенеш публично объявил судетских немцев "пятой колонной" и пообещал им ответственность за их "предательство". В августе 1944 года польское правительство в Лондоне так же постановило, что тех немцев, "которые не покинут польскую территорию после войны, выселят оттуда". Все эти планы поддержали правительства Великобритании и США. Уинстон Черчилль на дебатах в парламенте 15 декабря 1944-го публично одобрил массовую депортацию, считая это ключом к разрешению этнических конфликтов в будущем.

Хотя руководство Пражского восстания в мае 1945 года подписало обязательство перед уходившим из города нацистским гарнизоном о том, что гражданское немецкое население не подвергнется преследованиям, этническая чистка началась сразу же. Чехи бросились казнить немецких раненых солдат в госпиталях, а заодно расправлялись и с гражданскими. Так, из окна выбросили пожилую немецкую женщину, до смерти забили на улице музыканта из гастролировавшего в Праге германского оркестра. Жертвами порой становились немецкоговорящие евреи и даже чехи, если в их бумагах местом рождения значилась Судетская область.

Причем это происходило повсеместно, не только в столице. Британка Марджори Куинн, проживавшая в городке Трутнов в Северной Чехии, в июне 1945 года в письме сестре с ужасом описывала убийства и изнасилования, которые творили местные жители в отношении этнических немцев. Она подчеркивала, что контрастом было поведение Красной Армии. Наши бойцы чаще всего как раз пытались остановить массовые убийства и организовать упорядоченную депортацию, дабы избежать жертв.

Но и чехи, и поляки приступили к "диким депортациям". Поначалу выбирали тех, кто живет в богатых домах, ведь все это доставалось новым властям. Как это было и в случае с "маршем смерти" из Брно, к судетским немцам приходили только что сформированные вооруженные отряды полиции или самообороны (причем зачастую в них записывались и вчерашние полицаи, вполне нормально сотрудничавшие с нацистами), давали час-два на сборы, разрешая взять где-то десять, где-то 30, а где-то 50 килограммов личных вещей, и гнали пешком до границы. Поскольку львиную долю составляли старики и женщины с детьми, многие не выдерживали и падали. Их добивали, бросая на обочинах.

По некоторым оценкам, в "марше смерти" из Брно погибло 1700 человек (есть оценки и в восемь тысяч). Первыми жертвами становились грудные младенцы, поскольку их изможденные матери не могли кормить их из-за отсутствия молока. Одна из выживших участниц этого похода с ужасом вспоминала, что самое страшное началось не на марше, а в импровизированном лагере на границе, где женщин грабили, насиловали, добивали.

А иногда немцам даже не давали дойти до границы. Так, в ночь на 19 июня в моравском городе Пршеров вооруженные чехи вытащили из поезда гражданских немцев и расстреляли каждого — в затылок. Только там убили 265 человек, включая 120 женщин и 74 ребенка, младшему из которых было восемь месяцев.

Один из самых страшных эпизодов — так называемая Устецкая резня. Тридцать первого июля на складе боеприпасов города Усти-над-Лабем произошел взрыв. И даже невзирая на то, что львиная доля погибших были судетскими немцами, местные власти обвинили в теракте "германское подполье". После чего началась бойня. Погибли сотни человек (по немецким оценкам — тысячи). Людей сталкивали с моста в реку и расстреливали тех, кто пытался выплыть. Многие свидетели указали на то, что в воду бросили коляску с младенцем.

Чаще всего эти казни и пытки были публичными, при стечении народа (благодаря чему сохранилось множество свидетельств). Один из чехов, пораженный увиденным, написал в офис правительства: "Даже бесчеловечные немцы не избавлялись от своих врагов в такой манере, пряча свой садизм за заборы концентрационных лагерей". Известный британский корреспондент Фредерик Фойгт заявлял, что чехи сами переняли "расовую доктрину, близкую к гитлеровской, <…> и методы, которые не сильно отличались от фашизма". Он сделал вывод: "Они фактически стали славянскими национал-социалистами". Современная польская исследовательница Бернадетта Ницшке проводит такие же параллели, признавая, что действия поляков в отношении немцев после войны "зачастую не отличались от действий Гитлера".

Некоторые методы чехи и поляки переняли у тех, от кого их освободили. Так, в Чехословакии немцев обязали носить повязки с буквой "N", на них даже рисовали свастики. Многие нацистские концлагеря стали местом содержания и жестоких пыток этнических немцев. Даже гетто кое-где воссоздали, но уже теперь немецкие.

Первые декреты Бенеша вполне можно сравнить с расовыми законами Рейха. Только теперь в правах поражали немецкое меньшинство (хотя в некоторых городах Чехии это "меньшинство" составляло до 90 процентов населения). Итог — тотальное выселение немцев и венгров. Причем это от России сейчас постоянно требуют каяться за те или иные действия Сталина, а законы Бенеша на официальном уровне современная Прага так и не осудила. Мало того, некоторые из декретов дожили до наших дней, вплоть до вхождения Чехии и Словакии в Евросоюз. И снова-таки Прага была не одинока в этом. Аналогичные действия предпринимались и в послевоенной Польше, и в Югославии, Румынии, даже в Нидерландах (операция "Черный тюльпан" в 1946-1948 годах).

Но заметьте, громче всех кричат о "сталинских депортациях народов" представители тех стран, где устраивали гораздо более массовые и гораздо более кровавые переселения своих граждан после войны. И СССР, и Россия после 1991 года не раз признавали выселение этнических меньшинств преступлением и предпринимали меры для реабилитации жертв и их потомков. В современной же Европе, громогласно осуждающей "преступления тоталитарных режимов", стараются свои грехи прошлого не выпячивать. О реституциях и компенсациях даже вспоминать боятся.

К сожалению, и у нас в стране эта тема на протяжении длительного времени была если и не полностью табуированной, то во всяком случае не освещалась и не изучалась в достаточной степени. Берегли чувства "союзников", несмотря даже на то, что эти самые "союзники" давно уже обвинили нас во всех своих бедах. А зря. Подробно рассказывая о переселении крымских татар или чеченцев и умалчивая о гораздо более массовых депортациях народов в послевоенной Европе, мы действительно рисовали искаженную картину прошлого, создавая впечатление, что политика Москвы того периода была чем-то уникальным и особенным. Нет, так действовал весь мир, только на Западе это творили гораздо более жестокими методами. Пора бы уже об этом говорить открыто и громко, чтобы слышали не только в России.

Источник: РИА Новости

371
Теги:
Чехословакия, Брюннский марш смерти, депортация, Иосиф Сталин, СССР
Это надолго

Как отдохнуть этим летом и надо ли учиться на каникулах

0
(обновлено 14:58 31.05.2020)
Последние месяцы учебы стали стрессом и для детей, и для родителей. Уроки онлайн, тонны домашнего задания, без прогулок и уличных игр. И неопределенность. Впереди — такие же "непонятные" летние каникулы. Как ребенку прийти в себя?
Как отдохнуть этим летом и надо ли учиться на каникулах

Чем заняться, если отдохнуть негде? Наверстывать упущенное, нанимать репетиторов, брать летние задания или... расслабиться?

Вместе с проектом поддержки родителей "Family Tree" разбираемся, как провести с детьми это лето, которое, кажется, будет таким же непростым, как и весна.

Какой стресс пережили дети? Нужно ли им прийти в себя после онлайн-обучения? Как организовать их летний отдых, когда "ничего не понятно"? Нужно ли заниматься на каникулах учебой, которая вроде как пострадала на изоляции?

Об этом Настя и Лина спрашивают психолога, физиолога, главного научного сотрудника Института возрастной физиологии Российской академии образования Марьяну Безруких.

Слушайте подкасты РИА Новости.

0