Нефтяная платформа

Нефтяные цены и крах альтернативной энергетики: кто в выигрыше?

263
(обновлено 10:26 19.03.2020)
Весь мир ожидает восстановления именно китайской экономики, при этом доверие к Китаю после быстрой внутренней победы над коронавирусом постепенно возвращается, пишет колумнист Алексей Маслов.

Резкое падение цен на нефть на фоне развития коронавируса сразу же поставило вопрос о том, насколько связаны эти два явления и какие глобальные последствия у них будут.

Казалось бы, налицо прямая зависимость: сокращение производства в Китае на 40-60 процентов по ряду отраслей промышленности и резкое уменьшение экспорта, падение потребления Китаем — "мировой фабрикой" и крупнейшим импортером энергопродуктов, карантин и "работа на дому" в десятках крупнейших стран мира и, как следствие, по "принципу домино", падение цен на нефть. Однако, кажется, эпидемия лишь стимулировала то, что готовилось давно.

Цены на нефть и прежде резко рушились в связи с критическими, по сути, военными событиями: 17 января 1991-го нефть упала на фоне войны в Персидском заливе на 34,8% (весь период затяжного падения длился с октября 1990-го по февраль 1991 года), падали цены в сентябре-ноябре 2001-го на фоне террористических атак в США. На этот раз падение происходит в мирных условиях и связано с выходом России из соглашения ОПЕК+ — и все это говорит о том, что падение активно стимулировалось сторонними силами, было вполне "рукотворным" и никак не связано с влиянием коронавируса или обычными экономическими факторами.

В этой ситуации есть и победители, и проигравшие. Важный вопрос заключается в том, насколько колебание нефтяных цен затронет российских партнеров по нефтегазовому сектору, прежде всего Китай. Российско-китайское нефтяное и газовое сотрудничество в известной степени защищено долгосрочными контрактами, но при форс-мажорных обстоятельствах, каковой безусловно является пандемия вируса, многие нефтегазовые сделки могут быть пересмотрены, например, в части того, что Китай будет выбирать меньше нефти и газа, а это отразится и на российских нефтяных доходах.

США долгосрочное падение цен на нефть невыгодно, так как это обрушит добычу сланцевой нефти, которая стоит около 40 долларов. Нынешние цены также невыгодны и Саудовской Аравии, бюджет которой строится на цене нефти от 65 долларов.

Зато заметно выигрывают Китай и многие другие страны Азии, которые получают возможность закупать нефть по значительно более низкой стоимости и тем самым заметно облегчить восстановление своей экономики.

Обычно падение цен на нефть стимулировало экономический рост азиатских стран, и на этот раз также позволит правительствам начать фискальные меры стимулирования. Однако в нынешних условиях преимущества дешевой нефти могут быть куда более умеренными, учитывая ослабленный коронавирусом потребительский спрос.

Очевидно также, что падение цен на нефть окажет давление на бюджеты Малайзии и Индонезии, двух стран — экспортеров нефти в Азиатском регионе, и ограничит их возможности для включения финансовых стимулов оживления экономики.

Есть и другая сторона вопроса. Падение цен на нефть делает практически невыгодной всякую альтернативную энергетику, в том числе и использование энергии ветра и солнца. И именно этот вопрос очень существенен для Китая.

Альтернативные источники энергии в последние годы рассматривались Китаем как способ не только создания новой "чистой" экономики, но и обеспечения безопасности в области энергетики, "отвязки" от крупнейших экспортеров нефти и газа. В принципе рост использования возобновляемых источников энергии во всем мире до настоящего момента только повышал влияние Китая, который, настаивая на увеличении использования возобновляемых источников энергии, подрывал влияние крупных экспортеров нефти. Судя по всему, несмотря на огромные капиталовложения, в ближайшее время Китаю этого сделать не удастся.

КНР является крупнейшим в мире производителем и экспортером солнечных батарей, ветряных турбин, аккумуляторов и электрических транспортных средств. Тринадцатый пятилетний план Китая (2016-2020 гг.) в области электроэнергии нацелен на повышение доли неископаемого топлива в общем объеме производства электроэнергии с 35 до 39 процентов к 2020 году. Национальное управление Китая по энергетике и Национальная комиссия по развитию и реформам планировали вложить более 360 миллиардов долларов в разработку возобновляемых источников энергии и создание 13 миллионов рабочих мест в этом секторе к 2020 году (для сравнения: в США в этом секторе задействовано около 800 тысяч сотрудников).

Еще чуть более года назад в рассуждениях об альтернативных источниках энергии присутствовала немалая доля позитивного романтизма. В докладе "Новый мир: геополитика трансформации энергии", представленном в январе 2019-го, утверждалось, что геополитические и социально-экономические последствия быстрого роста возобновляемых источников энергии могут быть столь же глубокими, как при переходе к использованию ископаемого топлива два века назад.

Предрекавшиеся изменения включали в себя появление новых энергетических лидеров по всему миру, изменение структуры торговли и развития новых энергетических альянсов; нестабильность в "углеводородных" странах и прочее. Китай, предполагалось, выиграет от трансформации своей энергетики и с точки зрения энергетической безопасности, ибо уже занимает лидирующие позиции не только в производстве, но и в инновациях и внедрении технологий использования возобновляемых источников энергии: на инвестиции в возобновляемые источники энергии со стороны Китая в 2017 году приходилось более 45 процентов мирового объема инвестиций.

В настоящее время Европа, Китай и Япония сильно зависят от импорта ископаемого топлива, но по мере роста доли возобновляемых источников энергии их энергетическая независимость могла бы вырасти. Япония является наиболее зависимой страной: ее чистый импорт ископаемого топлива составляет пять процентов ВВП. Южная Азия тратит более трех процентов своего ВВП на импорт ископаемых видов топлива. Теоретически страны, которые переходят с импортируемых ископаемых видов топлива на возобновляемые источники энергии, производимые внутри страны, должны значительно улучшить свой торговый баланс.

Последние несколько лет Китай активно рвался к новым источникам энергии. На начало 2017 года четыре из пяти крупнейших в мире сделок в мире по возобновляемым источникам энергии были совершены китайскими компаниями, Китай владеет пятью из шести крупнейших солнечных модулей для производственных компаний и крупнейшим в мире производством ветряных турбин.

Ведущие технологические компании Китая, прежде всего компании хранения и обработки данных, уже давно начали переход на возобновляемые источники энергии.

Китай стремился перейти на альтернативные источники и по другой причине — борьба с загрязнениями окружающей среды. RAND Corporation на основе анализа сделала вывод, что стоимость борьбы с загрязнениями воздуха в 2012 году в Китае составила 535 миллиардов долларов, или 6,5% от ВВП, прежде всего из-за потери в производительности труда.

При этом, хотя Китай является крупнейшим рынком альтернативной энергетики в мире, в 2018-м энергия ветра составила лишь 5,2%, солнечная — 2,5% от общенационального производства электроэнергии. Проблемы с возобновляемой энергетикой начались у Китая одновременно с началом американо-китайского торгового противостояния в середине 2018 года. Само развертывание огромных полей батарей, которые генерируют солнечную энергию, оказалось весьма дорогим делом. Началось свертывание субсидий для поддержки ветровой и солнечной энергетики, при этом центральное правительство резко нарастило финансовую поддержку того, что оно называет получением "новой энергии", то есть добычу сланцевого газа и выделения метана из угля.

Таким образом, парадокс нынешней ситуации состоит в следующем: Китай как никакая другая страна нуждается в низких ценах на традиционные энергоносители. Весь мир ожидает восстановления именно китайской экономики, при этом доверие к Китаю после быстрой внутренней победы над коронавирусом постепенно возвращается. Многие связывают восстановление всей мировой экономики именно с перезапуском китайской промышленности и ростом китайского потребления, а при прежних ценах на нефть это сделать было бы очень сложно и дорого.

Но дальнейший — пускай долгий и болезненный — переход на альтернативную энергетику, который постепенно вывел бы Китай хотя бы частично из-под нефтегазовой зависимости, надолго похоронен. Китаю придется вернуться к старым моделям.

Впрочем, новая цена на нефть очень устраивает Китай. Он получает огромный бонус, который и позволит ему "перезапуститься" с минимальными потерями.

В целом на первую половину 2020 года, очевидно, придется резкое падение корпоративных прибылей по всему миру, а затем начнется резкий отскок как форма восстановления экономики. Это может сделать перспективы роста глобальной прибыли на 2020-й умеренно негативными. И на этом фоне азиатские рынки, которые являются основными бенефициарами дешевой энергии, окажутся значительно более устойчивыми и успешными, чем рынки стран — экспортеров нефти.

Источник: РИА Новости

263
Теги:
коронавирус, Нефть, Экономика

Как прицелиться в Китай и не попасть в Миннеаполис

501
(обновлено 18:27 30.05.2020)
США хотят убедить всех, что автономного Гонконга больше нет, чтобы выбить из рук Китая важнейший инструмент, пишет колумнист Петр Акопов.

Пока все следят за расовыми волнениями в американском Миннеаполисе, напомнившими миру о состоянии дел не в голливудском "обществе всеобщего благоденствия и равноправия", а в реальных Соединенных Штатах, балансирующих на все более тонкой грани гражданской смуты, президент США рассказал всем о том, откуда исходит угроза миру.

Мир страдает от неправомерных действий китайского правительства, заявил Дональд Трамп. И хотя формально президент США говорил о коронавирусе, имел в виду он далеко не только пандемию, потому что в своем заявлении в пятницу обвинил Пекин во всех грехах. Китай ограбил Штаты как никто другой, его политика представляет угрозу для национальной безопасности США, Пекин проводит экспансионистскую политику в Тихом океане и вообще постоянно нарушает данные им американцам и другим странам обещания. Ужас, да и только — вот и Гонконг захватил:

"На этой неделе Китай в одностороннем порядке установил контроль над всей сферой безопасности Гонконга, это было явным нарушением обязательств Пекина в рамках договора. <…> Китай сменил формулу "одна страна — две системы" на "одна страна — одна система". <…> Это является трагедией для его жителей. Китай утверждает, что защищает национальную безопасность, но правда состоит в том, что Гонконг был безопасным и процветающим как свободное сообщество".

И поэтому США решили отказать "потерявшему автономию" Гонконгу в особом статусе (торговом и прочем) и ввести санкции как против китайских чиновников, причастных к такому злодеянию, так и против гонконгских, помогавших им. Но санкции из-за Гонконга не стали единственными, о которых объявил Трамп, — Китай же виноват сразу во всем.

Начнется масштабная операция по борьбе с научным шпионажем в американских вузах — на практике это означает запрет на въезд нескольких тысяч китайских аспирантов и преподавателей, тех, кого американцы сочтут работающими на оборонный комплекс КНР. Будет проверена отчетность китайских компаний, зарегистрированных на американских биржах, — понятно, что с целью лишить их доступа к финансовому рынку.

Трамп не упомянул про еще один антикитайский акт — ждущий его подписи закон, принятый на этой неделе конгрессом, в котором предусматривается введение санкций против китайских чиновников, причастных к "нарушению прав уйгуров в Синцзяне" (еще одна любимая американцами точка давления на Китай наряду с Гонконгом, Тибетом, Тайванем). Подпишет его Трамп или нет, уже не имеет никакого значения — президент США и без этого сделал в пятницу все возможное для того, чтобы обострить отношения с Китаем.

Дело не только в санкциях, а в самой тональности заявлений Трампа. Если раньше откровенно хамить Китаю позволяли себе его чиновники — тот же Майк Помпео, который, как заведенный, твердит про "главную угрозу миру — Коммунистическую партию Китая", то теперь уже и сам Трамп, что называется, увеличил "накал борьбы". И коронавирус с Гонконгом тут не главное. Китай виноват в гибели сотни тысяч американцев, сказал президент США — да, и еще Китай все время врет.

И это прямое оскорбление, после которого очень трудно будет пожимать руку Си Цзиньпину. Не Трампу — он с удовольствием сделал бы это уже осенью. Китайскому лидеру будет очень сложно пойти на прямые переговоры с Трампом, разве что в формате встречи "Большой пятерки", которую Путин предложил провести в этом году.

Что касается сути американских санкций, то они возобновляют и выводят на новый уровень китайско-американскую торговую войну, в которой стороны вроде бы договорились поставить паузу. В январе было достигнуто предварительное торговое соглашение, нужное Трампу для спокойного переизбрания в ноябре. Он подавал бы его как свою пусть и не полную, но победу, а на следующий год возобновил бы активные бодания и споры с Пекином. Но коронавирус смешал все карты, и теперь Китай назначен безусловным главным врагом Америки. На ближайшие полгода — так хотелось бы Трампу, намеренному теперь переизбираться под лозунгом "дадим отпор китайской агрессии". Вот только замах, сделанный Трампом в пятницу, таков, что нет никаких гарантий, что выяснение отношений двух держав удастся удержать под контролем и на следующий год вернуться за стол переговоров.

Нет, дело не в том, что китайцы в ответ захватят Тайвань или американцы спровоцируют вооруженный конфликт в Южно-Китайском море, — ни Си, ни Трамп не собираются переворачивать игорный стол. Но США решили ударить по Гонконгу, то есть по ключевому элементу китайско-англосаксонских отношений. В конце прошлого века Гонконг был воротами Китая во внешний мир, и США считают, что он таким и остался. Поэтому, если разрушить Гонконг — пострадает весь Китай, считают американские стратеги.

Да, это не Китай собирается отказаться от принципа "одна страна — две системы". Пекин готовит абсолютно понятный закон, позволяющий ему помешать постоянной подрывной деятельности в собственном государстве (а Гонконг при всей его автономии — часть Китая). Это Штаты хотят убедить всех, что автономного Гонконга больше нет, чтобы выбить из рук Китая важнейший инструмент.

Американские санкции должны лишить Гонконг статуса одной из мировых финансовых столиц. Как сказал на днях советник президента США по национальной безопасности Роберт О'Брайен, "похоже, что с этим законом о национальной безопасности они собираются в основном захватить Гонконг, и если это произойдет, то будут введены санкции против Гонконга и Китая. <…> Вряд ли Гонконгу удастся остаться финансовым центром Азии, если Китай захватит его".

Китай Гонконг не захватывал, но по американским документам он это сделал. Так что, как говорил Мао, "огонь по штабам" — то есть огонь по Гонконгу! Проблема только в том, что, целясь в Гонконг, чтобы попасть в Китай, американцы ударят и сами по себе, если, конечно, на самом деле решатся не на холостой выстрел, а на реальный обстрел.

Потому что Гонконг остается ключевым элементом китайско-англосаксонского взаимодействия — США и Великобритания финансово заинтересованы в нем никак не меньше Китая. Лондонский Сити и американский финансовый олигархат не просто понесут огромные потери в случае ликвидации Гонконга как мирового финансового центра — это будет равнозначно стремительному обрушению всего нынешнего торгово-финансового миропорядка (он и так меняется и разваливается, точнее перестраивается, но все заинтересованы в том, чтобы этот процесс был растянут во времени и носил минимально управляемый характер). Роль Гонконга настолько велика, что его нельзя просто выключить — ни за год, ни за десять.

Китай полностью заинтересован в сохранении роли и статуса Гонконга, включая его автономию до 2047 года, — ему просто не нравится, что англосаксонские "партнеры" теряют берега в использовании своей "пятой колонны" в этом уникальном городе. При этом сейчас не 1984 год (когда Тэтчер договорилась с Дэн Сяопином о возвращении Гонконга Китаю) и не 1997-й, когда колония снова стала Сянганом, — у Китая уже есть и другие "центры международной торговли". Тот же Шанхай. Да, они уступают Гонконгу, но он уже не безальтернативен. Хотя и уникален в своей двойной, китайско-англосаксонской природе. Ломать ее Пекин не собирается.

Но зачем Штатам стрелять себе в ногу, наказывая Гонконг? А они в самом деле хотят это сделать?

Трамп не собирается по-настоящему пытаться уничтожить финансовую столицу Азии. Он хочет использовать тему Гонконга для выбивания уступок. Не только из Пекина, но и из мирового финансового олигархата. Он просто хочет, чтобы все испугались такой перспективы и стали сговорчивее. Си Цзиньпин пообещал покупать больше американских товаров, а старички Уолл-стрит и Сити начали вкладывать деньги в американскую экономику и инфраструктуры. "Сделать Америку великой снова". Вот только китайцы в этом никак не заинтересованы, но они, конечно, очень хотят сохранить позицию Гонконга и готовы за это поторговаться, но только без потери лица и в нормальном, уважительном тоне. А Трамп не видит границ и начинает говорить вещи, которые производят прямо противоположный эффект, лишая Си Цзиньпина желания о чем-либо договариваться с ним.

Китай может подождать — не поражения Трампа, а подходящего момента для нормального разговора. А у Америки со временем отношения куда сложнее, и речь даже не о среднесрочной перспективе, а буквально о ближайших месяцах. Почти неминуемая победа Трампа в ноябре может вывести раскол американского общества на новую стадию — с массовыми волнениями, непризнанием итогов выборов со стороны ряда штатов и даже двоевластию. И тогда и демонстрации в Гонконге, и волнения в Миннеаполисе покажутся цветочками.

Источник: РИА Новости

501
Теги:
Гонконг, санкции, политика, Дональд Трамп, Китай, США
Генералиссимус Советского Союза Иосиф Виссарионович Сталин. Москва, 1945.

Запад осуждает Сталина за то, в чем виновен не меньше

369
(обновлено 12:51 30.05.2020)
Тридцатого мая отмечается 75-летие трагического эпизода послевоенной Европы — так называемого Брюннского марша смерти.

Скажем прямо, это событие не так широко освещается европейскими СМИ, как "сталинские депортации народов" или антисоветские мифы о войне, особенно активно раскручивающиеся в последние годы. Оно и понятно: некоторые исторические факты не вписываются в современный европейский нарратив о вине СССР за все, что происходило до и после Второй мировой войны. А их обсуждение поневоле заставляет задуматься о том, в чем же пытаются обвинить советскую Россию, если выясняется, что сталинская политика относительно депортаций по этническому принципу являлась не только обыденностью для послевоенной Европы, но была еще и гуманнее на фоне тех этнических чисток, которые творили государства, ныне особо активно обвиняющие Москву.

На самом деле 55-километровый смертельный поход этнических немцев Чехии из Брно до границы Австрии, начавшийся 30 мая 1945 года, — лишь один из множества эпизодов самой массовой депортации народов в истории Европы.

По оценкам американского историка Р. Дугласа, специализирующегося на этой теме, результатом такой политики стало перемещение 12-14 миллионов немцев (до четверти населения современной Германии — это депортированные лица или их прямые потомки). Точное число жертв назвать не может никто — от 500 тысяч до 1,5 миллиона. Подчеркнем, речь идет не о нацистах, не о солдатах вермахта, не о военных преступниках. В основном это женщины, старики, дети, поскольку мужчин немецкой национальности Гитлер поголовно поставил под ружье и к маю 1945-го они либо погибли на фронтах, либо находились в лагерях для военнопленных.

Следует особо подчеркнуть, что ответственность за эти массовые депортации в равной степени несут все страны-победители. Данная политика — результат всеобщего консенсуса, который был определен задолго до разгрома нацизма. Наверное, именно поэтому американские и европейские политологи не так любят вспоминать те события, как гораздо менее масштабную депортацию крымскотатарского народа, ведь в данном случае исключительно Сталина не обвинишь, придется признавать, что его политика вполне вписывалась в общепринятую практику Запада.

Еще до окончания войны лидер правительства Чехословакии в изгнании Эдвард Бенеш публично объявил судетских немцев "пятой колонной" и пообещал им ответственность за их "предательство". В августе 1944 года польское правительство в Лондоне так же постановило, что тех немцев, "которые не покинут польскую территорию после войны, выселят оттуда". Все эти планы поддержали правительства Великобритании и США. Уинстон Черчилль на дебатах в парламенте 15 декабря 1944-го публично одобрил массовую депортацию, считая это ключом к разрешению этнических конфликтов в будущем.

Хотя руководство Пражского восстания в мае 1945 года подписало обязательство перед уходившим из города нацистским гарнизоном о том, что гражданское немецкое население не подвергнется преследованиям, этническая чистка началась сразу же. Чехи бросились казнить немецких раненых солдат в госпиталях, а заодно расправлялись и с гражданскими. Так, из окна выбросили пожилую немецкую женщину, до смерти забили на улице музыканта из гастролировавшего в Праге германского оркестра. Жертвами порой становились немецкоговорящие евреи и даже чехи, если в их бумагах местом рождения значилась Судетская область.

Причем это происходило повсеместно, не только в столице. Британка Марджори Куинн, проживавшая в городке Трутнов в Северной Чехии, в июне 1945 года в письме сестре с ужасом описывала убийства и изнасилования, которые творили местные жители в отношении этнических немцев. Она подчеркивала, что контрастом было поведение Красной Армии. Наши бойцы чаще всего как раз пытались остановить массовые убийства и организовать упорядоченную депортацию, дабы избежать жертв.

Но и чехи, и поляки приступили к "диким депортациям". Поначалу выбирали тех, кто живет в богатых домах, ведь все это доставалось новым властям. Как это было и в случае с "маршем смерти" из Брно, к судетским немцам приходили только что сформированные вооруженные отряды полиции или самообороны (причем зачастую в них записывались и вчерашние полицаи, вполне нормально сотрудничавшие с нацистами), давали час-два на сборы, разрешая взять где-то десять, где-то 30, а где-то 50 килограммов личных вещей, и гнали пешком до границы. Поскольку львиную долю составляли старики и женщины с детьми, многие не выдерживали и падали. Их добивали, бросая на обочинах.

По некоторым оценкам, в "марше смерти" из Брно погибло 1700 человек (есть оценки и в восемь тысяч). Первыми жертвами становились грудные младенцы, поскольку их изможденные матери не могли кормить их из-за отсутствия молока. Одна из выживших участниц этого похода с ужасом вспоминала, что самое страшное началось не на марше, а в импровизированном лагере на границе, где женщин грабили, насиловали, добивали.

А иногда немцам даже не давали дойти до границы. Так, в ночь на 19 июня в моравском городе Пршеров вооруженные чехи вытащили из поезда гражданских немцев и расстреляли каждого — в затылок. Только там убили 265 человек, включая 120 женщин и 74 ребенка, младшему из которых было восемь месяцев.

Один из самых страшных эпизодов — так называемая Устецкая резня. Тридцать первого июля на складе боеприпасов города Усти-над-Лабем произошел взрыв. И даже невзирая на то, что львиная доля погибших были судетскими немцами, местные власти обвинили в теракте "германское подполье". После чего началась бойня. Погибли сотни человек (по немецким оценкам — тысячи). Людей сталкивали с моста в реку и расстреливали тех, кто пытался выплыть. Многие свидетели указали на то, что в воду бросили коляску с младенцем.

Чаще всего эти казни и пытки были публичными, при стечении народа (благодаря чему сохранилось множество свидетельств). Один из чехов, пораженный увиденным, написал в офис правительства: "Даже бесчеловечные немцы не избавлялись от своих врагов в такой манере, пряча свой садизм за заборы концентрационных лагерей". Известный британский корреспондент Фредерик Фойгт заявлял, что чехи сами переняли "расовую доктрину, близкую к гитлеровской, <…> и методы, которые не сильно отличались от фашизма". Он сделал вывод: "Они фактически стали славянскими национал-социалистами". Современная польская исследовательница Бернадетта Ницшке проводит такие же параллели, признавая, что действия поляков в отношении немцев после войны "зачастую не отличались от действий Гитлера".

Некоторые методы чехи и поляки переняли у тех, от кого их освободили. Так, в Чехословакии немцев обязали носить повязки с буквой "N", на них даже рисовали свастики. Многие нацистские концлагеря стали местом содержания и жестоких пыток этнических немцев. Даже гетто кое-где воссоздали, но уже теперь немецкие.

Первые декреты Бенеша вполне можно сравнить с расовыми законами Рейха. Только теперь в правах поражали немецкое меньшинство (хотя в некоторых городах Чехии это "меньшинство" составляло до 90 процентов населения). Итог — тотальное выселение немцев и венгров. Причем это от России сейчас постоянно требуют каяться за те или иные действия Сталина, а законы Бенеша на официальном уровне современная Прага так и не осудила. Мало того, некоторые из декретов дожили до наших дней, вплоть до вхождения Чехии и Словакии в Евросоюз. И снова-таки Прага была не одинока в этом. Аналогичные действия предпринимались и в послевоенной Польше, и в Югославии, Румынии, даже в Нидерландах (операция "Черный тюльпан" в 1946-1948 годах).

Но заметьте, громче всех кричат о "сталинских депортациях народов" представители тех стран, где устраивали гораздо более массовые и гораздо более кровавые переселения своих граждан после войны. И СССР, и Россия после 1991 года не раз признавали выселение этнических меньшинств преступлением и предпринимали меры для реабилитации жертв и их потомков. В современной же Европе, громогласно осуждающей "преступления тоталитарных режимов", стараются свои грехи прошлого не выпячивать. О реституциях и компенсациях даже вспоминать боятся.

К сожалению, и у нас в стране эта тема на протяжении длительного времени была если и не полностью табуированной, то во всяком случае не освещалась и не изучалась в достаточной степени. Берегли чувства "союзников", несмотря даже на то, что эти самые "союзники" давно уже обвинили нас во всех своих бедах. А зря. Подробно рассказывая о переселении крымских татар или чеченцев и умалчивая о гораздо более массовых депортациях народов в послевоенной Европе, мы действительно рисовали искаженную картину прошлого, создавая впечатление, что политика Москвы того периода была чем-то уникальным и особенным. Нет, так действовал весь мир, только на Западе это творили гораздо более жестокими методами. Пора бы уже об этом говорить открыто и громко, чтобы слышали не только в России.

Источник: РИА Новости

369
Теги:
Чехословакия, Брюннский марш смерти, депортация, Иосиф Сталин, СССР
Это надолго

Как отдохнуть этим летом и надо ли учиться на каникулах

0
Последние месяцы учебы стали стрессом и для детей, и для родителей. Уроки онлайн, тонны домашнего задания, без прогулок и уличных игр. И неопределенность. Впереди — такие же "непонятные" летние каникулы. Как ребенку прийти в себя?

 

Как отдохнуть этим летом и надо ли учиться на каникулах

 

Чем заняться, если отдохнуть негде? Наверстывать упущенное, нанимать репетиторов, брать летние задания или... расслабиться?

Вместе с проектом поддержки родителей "Family Tree" разбираемся, как провести с детьми это лето, которое, кажется, будет таким же непростым, как и весна.

Какой стресс пережили дети? Нужно ли им прийти в себя после онлайн-обучения? Как организовать их летний отдых, когда "ничего не понятно"? Нужно ли заниматься на каникулах учебой, которая вроде как пострадала на изоляции?

Об этом Настя и Лина спрашивают психолога, физиолога, главного научного сотрудника Института возрастной физиологии Российской академии образования Марьяну Безруких.

Слушайте подкасты РИА Новости.

0