Мнение: мировая экономика оправится от последствий вируса не раньше июня

338
(обновлено 13:28 27.03.2020)
В конце февраля Пекин ввел меры карантина, которые остановили передвижение транспорта и блокировали работу многих предприятий. В итоге потребление нефти и газа в Китае сократилось, и он стал снижать импорт углеводородов.

Мир переживает кризисные времена. Коронавирус привел не только к тому, что во множестве стран вводится жесткий карантин и люди вынуждены менять свой образ жизни. Мы видим и существенные экономические эффекты. На нефтегазовых рынках происходят сильные колебания, негативные для производителей углеводородов. Причем первопричиной проблем как на нефтяном, так и на газовом рынке был не коронавирус – он лишь усугубил ситуацию. 

Шок для рынка: страны смогут добывать столько нефти, сколько захотят

Низкие цены на углеводороды вызваны перепроизводством. На газовом рынке сложилось сразу несколько факторов:

1) в 2019 г. было запущено рекордное количество заводов по сжижению газа;

2) европейские компании и российский "Газпром" готовились к прекращению поставок газа из России через территорию Украины, так как у российского госконцерна был конфликт с украинским "Нафтогазом", что привело к закачке рекордного объема газа в подземные хранилища Европы;

3) зима 2019-2020 была очень теплой как в Европе, так и в Азии. В итоге из отопительного сезона Европа вышла в рекордными запасами газа в подземных хранилищах, а транзит российского газа через Украину продолжился. А из-за спада цен на газ в Азии ряду поставщиков СПГ стало выгоднее продавать свое сырье в Европе;

Что грозит Узбекистану при закрытии границы с Китаем из-за вируса — мнение >>

 4) в конце февраля, когда коронавирус стал распространяться по Китаю, официальный Пекин ввел меры карантина, которые остановили передвижение транспорта и блокировали работу многих предприятий. В итоге потребление нефти и газа в Китае сократилось, и он стал снижать импорт углеводородов. Поставщикам ничего не оставалось, как перенаправить эти объемы на другие рынки, что привело к переизбытку предложения в Европе и дополнительному снижению цены.

Нефтяная отрасль также переживает кризис перепроизводства. С 2016 г. существует сделка ОПЕК+, в рамках которой Россия, ОПЕК и ряд других стран сократили объем производства нефти, что привело к росту цены. Этим пользовались и страны, не входившие в расширенный картель. В частности, для производителей сланцевой нефти в США нынешние цены были выгодны, и они наращивали добычу. В нормальной ситуации рост добычи в США привел бы к сокращению цены нефти до того уровня, который стал бы пределом рентабельности тех самых сланцевых проектов. Практика показала, что примерно при 50 долларах за баррель добыча сланцевой нефти в США перестала расти. Однако коронавирус, как уже отмечалось, привел к существенному сокращению потребления нефти в Китае. Так как добыча во всем мире оставалась на прежнем уровне, то резко возникла ситуация перепроизводства и цены стали снижаться. 

Члены ОПЕК+ 6 марта не смогли договориться об объемах дополнительного сокращения добычи в рамках стабилизации ситуации, что стало шоком для рынка, так как теперь с 1 апреля все страны в мире могут добывать столько нефти, сколько захотят. На практике это означает рост добычи всеми, кто только это может сделать. 

Негативные последствия - кто и почему под ударом?

Для крупных производителей углеводородов нынешняя ситуация несет несколько негативных последствий. Ряд долгосрочных экспортных контрактов на поставку газа имеют  "нефтяную привязку", т. е. цены на газ падают вслед за ценами на нефть. Причем проблемы возникают не только у России. Азербайджан начал поставку газа в Турцию по газопроводу TANAP. Далее газ пойдет в Грецию и Болгарию (по 1 млрд куб. м) и в конце 2020 г. должен быть достроен газопровод TAP до Италии. Теперь же встает вопрос рентабельности поставок и наличия спроса в этих странах. Ведь только в разработку месторождения Шах-Дениз (ресурсная база TANAP) было вложено более 46 млрд долларов. Баку необходимы новые инвестиции, так как ряд месторождений находится в стадии естественного истощения: в 2017-2018 гг. Азербайджану уже приходилось возвращаться к закупке российского газа. 

Казахстан также страдает от сокращения цен на углеводороды. Помимо снижения дохода от экспорта нефти и газа, страна столкнулась с сокращением спроса на газ со стороны Китая. Хотя эта ситуация  является временной проблемой, и по итогам года Казахстан может выйти на ранее запланированные объемы поставок. 

Двоякий эффект от снижения цен на нефть и газ испытывает Беларусь. С одной стороны, Минск является импортером углеводородов, поэтому малая стоимость является плюсом. Однако цены на российский газ были зафиксированы на весь 2020 г. на уровне 127 долларов за тыс. куб. м. А импортируемая нефть не только потребляется внутри страны – экспорт нефтепродуктов составляет около 11 млн т. Но стоимость топлива на европейском рынке также снижается, что приводит к сокращению экспортной выручки Беларуси.

Аналитик: кризис, случившийся в мире после обвала цен на нефть, продлится долго >>

Особенностью нынешней ситуации является ее высокая изменчивость. Вероятно весь второй квартал мир будет жить в ситуации жесткой конкуренции на мировых энергорынках, а цена на нефть, скорее всего, не превысит 35 долларов за баррель, так как основные производители не могут договориться о новом соглашении о квотах.

Однако к июню появится определенность по ряду вопросов: 1) как быстро Китай восстанавливает экономику после коронавируса; 2) как глубоко упал спрос на энергоносители в Европе; 3) как быстро сокращается добыча сланцевой нефти в США и на аналогичных проектах (например, битуминозные пески в Канаде). И зная эти параметры страны ОПЕК+ смогут заключить новую сделку, что подтолкнет цены на нефть вверх. 

338
Теги:
Россия, коронавирус, Экономика, газ, Нефть
Президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин в ходе встречи на саммите G20 в Осаке. 29 июня 2019

Америка начинает "российский сценарий" для своего главного врага

2923
Холодная война между США и Китаем переходит в финансовую плоскость. Судя по действиям американских сенаторов, Китаю готовят полное отключение от американского финансового рынка, который является источником капитала для многих крупных китайских компаний

В период активной глобализации и создания того, что западные геополитические эксперты гордо называли "Кимерика" (Китай + Америка) — эдакого симбиотического взаимодействия и сращивания экономик и финансовых секторов США и КНР, — китайские, в том числе государственные, компании очень активно стремились разместить свои акции и облигации на американских рынках.

Это давало доступ к большим деньгам и открывало многие возможности в плане сотрудничества с международными банками, которые всегда более лояльно относятся к компаниям, чьи акции котируются на Нью-Йоркской бирже (NYSE) или Nasdaq.

Более того: определенный элемент престижа и своего рода желания получить официальное признание того, что китайские корпорации являются по-настоящему международными и серьезными игроками глобальной экономики, тоже присутствовали в этом массовом походе китайских эмитентов на американские биржи.

С точки зрения официального Вашингтона, бонусы, которые получали китайские компании от размещения акций и облигаций на американских рынках, были незначительной мелочью по сравнению с рычагом давления, который Вашингтон получал на те компании, которые взяли деньги у американских инвесторов и чей менеджмент с замиранием сердца начал смотреть на котировальные панно американских бирж.

Собственно, сейчас мы наблюдаем процесс использования этого рычага против Китая: сенат США единогласно (это важно!) вынес решение о принятии законопроекта, который приведет к делистингу (снятию с торгов) акций и депозитарных расписок китайских компаний, которые торгуются на американских биржах.

BBC сообщает: "Сенат США принял законопроект, который может запретить некоторым китайским компаниям продавать акции на американских биржах. Закон требует, чтобы зарубежные фирмы следовали стандартам США в отношении аудита и других финансовых норм. Мера теперь должна быть принята палатой представителей (Конгресс США — прим. ред.), прежде чем ее подпишет президент Трамп. <...> Законопроект также потребует от публично торгуемых компаний раскрывать, принадлежат ли они иностранному правительству или контролируются им".

Как справедливо отмечают британские журналисты, законопроект теоретически относится ко всем иностранным компаниям, но нацелен конкретно на Китай.

Китайские государственные (и не только) компании не очень любят пускать американских и контролируемых США аудиторов на свою внутреннюю кухню. Более того, передача некоторых категорий финансовой информации за рубеж в принципе запрещена китайским законодательством.

Вряд ли официальный Пекин будет готов пойти на унизительные уступки в этом вопросе, тем более что действующая схема прекрасно работала много лет: американские инвесторы получали возможность поучаствовать во взрывном росте экономики КНР и зачастую огромные дивиденды от компаний из нефтяного, телекоммуникационного, девелоперского и нефтехимического секторов — и не задавали лишних вопросов.

То, что позиция американских финансовых регуляторов и законодателей внезапно изменилась, — это не результат нескольких корпоративных скандалов в КНР (как любят писать некоторые журналисты), а очевидное последствие политического конфликта по линии Вашингтон — Пекин.

Кстати, первыми пострадавшими от попыток США закрутить финансовые гайки экономике КНР стали — парадоксальным образом — американские пенсионеры, которые обслуживаются в пенсионном фонде для госслужащих и военных.

В начале мая, как сообщает деловой журнал Forbes, "Белый дом под руководством президента Трампа сделал официальный шаг — международный портфель акций, используемый (пенсионным фондом — прим. ред.) для военнослужащих, не должен инвестировать ни в какие китайские акции. И точка."

При этом доступ государственного пенсионного фонда к финансовым инструментам на других финансовых рынках остался. Видимо, желание сохранить доступ действующих и будущих американских "государственных пенсионеров" к доходам от компаний в других странах перевесило патриотический пыл администрации Трампа, но при этом антикитайские эмоции взяли верх над экономической логикой.

В некотором смысле это можно считать знаком перелома в отношениях двух стран: симбиоз, когда-то основанный на экспорте в Китай из США капитала и рабочих мест в обмен на сверхдешевый импорт, который создавал искусственное (и, по большому счету, фальшивое) благосостояние для рядового американца, уже не интересен Белому дому. Он теперь хочет лишить Китай американского капитала и вернуть в США рабочие места.

С вопросом лишения КНР доступа к американским деньгам особых проблем, скорее всего, не будет: запрет на кредитование американскими банками китайских компаний с государственным участием — это логичный следующий шаг, тем более что он уже был опробован против России. Делистинг компаний с государственным участием (или компаний, которые попадут под очередной раунд антикитайских санкций) тоже легко организовать, получив дополнительный бонус в виде временного, но, вполне возможно, острого падения цен на китайские акции.

У Белого дома, если конгресс примет одобренный сенатом законопроект, будет возможность показать избирателям нечто, напоминающее решительную победу на финансовом фронте: падающие цены на акции Baidu, PetroChina, China Petroleum & Chemical Corporation, Alibaba Group или China Mobile.

Но это будет иллюзорная победа. Акции этих компаний купят в Гонконге разумные международные или китайские инвесторы, которые будут благодарны Трампу за столь приятный подарок, но американским избирателям об этом не расскажут по телевидению.

А вот с рабочими местами, заводами и фабриками — будет намного сложнее. Санкциями можно убрать китайские акции с американской биржи, но ими нельзя построить завод.

Китай выделит $2 млрд странам, пострадавшим от пандемии COVID-19 >>

Даже долларовым печатным станком нельзя построить завод, найти для него рабочую силу нужной квалификации (перековать блогеров и маркетологов на фрезеровщиков быстро не получится, а может и вообще не получиться) и продолжить инфраструктуру.

С этим вопросом Белому дому придется столкнуться чуть позже. Пока же администрация Трампа делает ставку на санкции и на легендарную американскую изобретательность, умноженную на упрямство.

Однако даже этих ингредиентов может не хватить для того, чтобы американская экономика после разрыва симбиоза с Китаем внезапно стала здоровой, сильной и производительной.

2923

Китайский локомотив мировой экономики осторожно набирает скорость

1043
Почему ежегодное весеннее заседание китайского парламента — с каждым годом все более важное для мира событие, а сейчас особенно? Минимум по двум причинам.

Первое: на сессии станет понятно, сможет ли китайская экономика вновь, как в 2009-10 годах, оказаться мотором глобального роста, то есть помочь другим странам выйти из вирусного кризиса.

И второе: всем интересно представить, насколько Китай готов к дальнейшей конфронтации с США как минимум до президентских выборов в ноябре — то есть речь попросту о военных расходах.

Большие и маленькие сенсации на указанные темы ожидаются в период с минувшей пятницы (когда сессия торжественно открылась) до самого конца мероприятия, то есть до конца следующей недели. Но уже заранее мировые СМИ придирчиво проанализировали все мнения и утечки из самого Китая и окрестностей: в конце концов, речь о здоровье первой экономики мира. (Парламент традиционно занят прежде всего экономикой, внешнеполитические декларации там на втором месте.)

К слову о здоровье и пандемиях — пекинская пропаганда делала упор на самом факте открытия сессии. Ее по понятным причинам задержали на 78 дней. Но теперь в Пекин слетелись несколько тысяч парламентариев, если считать делегатов Всекитайского собрания народных представителей вместе с коллегами из аналога нашей Общественной палаты — Народного политического консультативного совета. Они заседают пусть иной раз в масках, но живьем и рядышком: понятно, что тут демонстрация возвращения страны к нормальности.

Хотя это уже в порядке вещей, и зум-дипломатия, огрызаясь, уходит — например, никто не останавливал подготовку к совместным саммитам ШОС и БРИКС в нашей Северной столице в июле (общение будет вполне натуральным), а Дональд Трамп хочет организовать такую же живую встречу G7 у себя в США.

Насчет экономического роста Китая: в первом квартале ВВП упал на 6,8%. Промышленное производство — на 8,4%. Однако экономика возрождается взрывным образом (всем чертовски хочется работать). Оценки частных экспертов-экономистов (например, China International Capital Corporation): по итогам года Китай даст прирост в 2,6%. А это сенсация — какая из крупных экономик мира сейчас вообще мечтает выйти в плюс?

Но произошла еще большая сенсация. В первый день сессии, делая отчетный доклад, глава китайского правительства Ли Кэцян объявил: в этом году мы решили вообще отказаться от провозглашения целевых цифр (по части ВВП). Потому что риски и вызовы, как внешние, так и внутренние, — невиданного масштаба.

Такое произошло впервые за несколько десятилетий. Понимать это можно по-разному. Вызовы — это и давление со стороны США, и необходимость разобраться, что вообще происходит с экономикой после травм карантина.

В общем, сейчас смысл не в том, чтобы ставить рекорды, а в стабилизации. А вот если рекорды (те самые 2,6%) все-таки будут, то родится новая сенсация.

Зато премьер очень ясно обозначил параметры той самой стабилизации. Надо создать девять миллионов рабочих мест в городах, чтобы удержать безработицу не выше шести процентов. И еще — подтверждается давняя цель: победить крайнюю бедность в 2020 году. Имеется в виду село, оставшаяся одна тысяча депрессивных деревень. Видимо, этот замысел признали реалистичным.

Роль локомотива мирового развития можно сыграть по-разному. Китай вполне может позволить себе нарастить импорт. Экспорт в страны типа США (ведущие с Китаем полномасштабную экономическую войну) упадет, но он и так упал бы — кто ожидает вообще каких-то достижений от США или европейцев сегодня?

Кроме того, не видно препятствий к развитию высокотехнологичных проектов со странами в рамках проекта "Пояс и путь", куда входит и Россия. Вдобавок Китаю повезло — цены на нефть и газ пока благоприятствуют подъему.

Рост возможен какой угодно, если влить в экономику много денег. Но тут финансисты мира следят за Китаем особенно внимательно: слишком много денег означает инфляцию и разные события с курсом юаня. А вот то, что как раз с этого года заработали новые правила для иностранных финансовых инвесторов, снимающих с них лимиты на объем вложений, — это оказалось вовремя, потому что в страну придут новые деньги. Не из США — так и не надо, мир велик.

По части финансов ориентиры обозначены так: дефицит в 141 миллиард долларов США, не более 3,6% ВВП. Внутренний заем на ту же сумму. Поощрение банков уменьшить долги бизнеса на 353 миллиарда. Инфляция не более 3,5%. Мало в мире стран, способных в этом году удержать свои системы в таком порядке.

Военные расходы — отдельная и интересная тема. С одной стороны, на военных легли дополнительные нагрузки и расходы по борьбе с пандемией (а армия очень даже тут поучаствовала).

И это не говоря о том, что американская военная активность в Южно-Китайском море за год выросла вчетверо. С другой стороны, в тяжелый год военные расходы можно и урезать и бросить все силы на восстановление гражданской сферы.

В последние годы эти расходы в Китае росли по мере общего прироста экономики и никогда не выходили за рамки двух процентов ВВП. Значит, сейчас должны прирастать незначительно, если вообще будут.

В любом случае, официально и в долларовом выражении они в прошлом году составляли 177,6 миллиарда (второе место в мире), а в США — 732 миллиарда, и 3,4% от ВВП. Китай закапывает военные расходы в другие статьи бюджета? Но даже независимые подсчеты, например Stockholm International Peace Research Institute, дают цифру в 261 миллиард. До уровня США далеко.

Хотя планы получить к 2050 году четыре авианосные группы вместо нынешних двух никто не отменял. Эта история станет яснее по ходу сессии.

А пока что сухой остаток — уверенность, что именно в этом тяжелом году в Китае победят бедность. Внешний мир, следящий за ходом пекинских парламентских заседаний, понимает, что это тоже показатель внутренней силы страны.

1043
Теги:
Экономика, Китай
Жасур Яхшибоев

Яхшибоев вновь возглавил список лучших бомбардиров Беларуси

343
(обновлено 19:07 24.05.2020)
Джасур Яхшибоев снова стал первым по числу забитых мячей в чемпионате Беларуси по футболу. Благодаря ему команда "Энергетик-БГУ" поднялась в турнирной таблице.

ТАШКЕНТ, 24 мая — Sputnik. Легионер "Энергетика-БГУ" узбекский форвард Джасур Яхшибоев снова лучший бомбардир белорусского чемпионата, забив 7 голов.

Накануне минчане вырвали победу у "Ислочи" со счетом 2:1 в очередном матче 10-го тура чемпионата Беларуси. Счет открыл Яхшибоев, реализовав пенальти на 15 минуте.

Соперник вскоре отыграл один мяч, однако на второй компенсированной минуте "Энергетик-БГУ" смог обеспечить себе еще один гол и одержать победу.

Теперь клуб занимает вторую строчку в турнирной таблице, а Джасур Яхшибоев в очередной раз возглавляет список самых результативных игроков лиги.

343
Теги:
Узбекистан, Беларусь, футбол, Жасурбек Яхшибоев