Facebook фэйсбук лого

Скоро начнется "охота на русских": опасную свободу ликвидируют

61468
(обновлено 19:55 28.06.2020)
В ближайшем будущем Facebook последует примеру коллег из Twitter и начнет отмечать "потенциально вредные" публикации, сообщил основатель компании Марк Цукерберг, вынужденный пойти на большее ужесточение цензуры под давлением охватившей передовой мир моральной паники.

Тут нельзя не отметить, что еще три недели назад Цукерберг гордо и самонадеянно заявлял, что не будет повторять действий своего твиттерного коллеги Дорси, пишет автор РИА Новости Виктор Мараховский.

Что не станет ни прятать от публики "проблемные" посты, в том числе авторства президента США Дональда Трампа, ни вешать на них предупреждения о том, что это неправильные и лживые посты. Цукерберг даже высказывался в том смысле, что не дело социальной сети — служить арбитром истины.

Вообще механизм "моральных паник", которые периодически охватывают Америку и затем порой перебрасываются через Атлантику, в целом одинаков уже много лет: сначала в общественное пространство вкидывается какое-нибудь невероятное обвинение в головокружительном преступлении, потом особо заинтересованные группы давления (общественного ли, политического ли) начинают давить на экономические и властные органы, и в результате кого-то уже жгут, как ведьм на площадях, а активисты рыщут в поисках недовыявленных злодеев.

Так было, собственно, в Салеме во время известной охоты на ведьм в конце XVII века. Так было во время маккартистской "охоты на ведьм" в лице скрытых коммунистов в середине XX века. Так было во время повального ужаса перед тайной сетью сатанистских культов в 1980-х.

В последние годы изменилось одно: производство моральных паник перешло в передовом мире на поток. Кажется, с 2016-го не было ни одного спокойного года, без очередной панической волны:

  • 2016/2017: всюду русские хакеры, взломавшие свободный мир
  • 2018: всюду MeToo и русские шпионы, травящие свободный мир
  • 2019: всюду Грета и углеродный след, убивающий мир
  • 2020: всюду без перерыва: пандемия, 5G, китайские шпионы, смерть Джорджа Флойда и системный расизм.

Так вот: нынешняя моральная паника — безусловно рекордная по накалу, охвату, числу жертв и размаху исступления.

По всему медийному пространству планеты колесят вооруженные статусом Борцов За Справедливость команды активистов, выискивая признаки расизма, он же гомофобия, он же протрамповские симпатии, он же русский след. Падают памятники и пишутся петиции. Количество убитых в погромах идет на десятки, количество искалеченных — пожалуй, на тысячи.

Бизнес, политики, производители всего на свете — спешат сами как можно скорее саморазоблачиться и проклясть все, что может быть заподозрено в связи с проклятым расистским прошлым. Я специально выписал пару наиболее ярких примеров последних дней:

  • Производители Uncle Ben's пообещали что-то сделать со своим брендом, потому что негр Дядя Бен — это явный отсыл к южному именованию пожилых рабов в XIX веке, так нельзя.
  • Производители мороженого Eskimo Pie испуганно заявили, что переименуют свой десерт, потому что они не хотят оскорбить своим десертом благородных эскимосов.
  • Глава (если не считать королевы) Англиканской церкви архиепископ Кентерберийский заявил, что "изображение Иисуса Христа как белого человека должно быть пересмотрено".

Слабым отзвуком этих судорог у нас являются инциденты вроде перекраски аватара московской сетью суши-ресторанов в соцсетях в цвета политического флага секс-меньшинств — или разрыва рекламного контракта немецкого концерна с российской телеведущей, обвиненной местными комиссарами передовых идей в недостаточном почтении к Джорджу Флойду.

Все эти действия выглядят на первый взгляд идиотскими, но на деле моральная паника — это для деятелей "рынка идей" такой же шанс, какой для деятелей рынка акций — паника биржевая.

Если биржевые спекулянты могут временно, на волне общего хаоса, уронить акции какого-нибудь предприятия и купить их по крайне выгодной цене, то спекулянты рынка идей используют периоды моральной паники, чтобы захватить и перевести на себя контрольные пакеты нормальности.

Поэтому передовой мир реально вступает сегодня в период "новой нормальности". Период, когда прежнее представление о самоценности свободы слова будет, похоже, похоронено к чертовой матери.

Вместо нее утверждается более высокая ценность — свобода от слова.

То есть "сейфтизм" — идеология безопасности от всего. В том числе — от травмирующих/оскорбляющих/неприязненных слов и фактов. Идеология, зародившаяся в среде всеми осмеиваемых еще недавно "людей-снежинок" (так принято звать нытиков, считающих себя слишком хрупкими и слишком уникальными, чтобы выносить реальность в ее полном объеме, и потому требующих от реальности, чтобы она была с ними мягче).

Так вот: идеология эта, начавшаяся как курьез, ныне обрела и смысл, и содержание, и финансирование, и потенциально огромные возможности. Ибо она дает повод цензурировать реальность и затыкать отдельных личностей и целые пласты фактов через какие-нибудь "комитеты проблемного контента" при Facebook и Twitter. Такая возможность выглядит чертовски привлекательной для очень сильных и высоких кругов западных элит. Не говоря уже о том, насколько она необходима им в конкретных США накануне конкретных выборов 2020 года.

Виноват ли Колумб: в США и Европе атаковали памятники >>

Иными словами — идеологию "снежинок" взяли в оборот силы, обладающие прекрасными навыками социальной, политической и прочей инженерии. И вот натравливаемые ими боевые "группы борьбы за права" истерично давят на производителей, и вот уже 90 крупных рекламодателей присоединяются к бойкоту Facebook, отказывающегося затыкать у себя всех неправильных. И вот уже акции сети рушатся на семь процентов.

И вот уже Марк Цукерберг, миллиардер, оправдывается, говоря, что, по данным Европейской комиссии, количество "содержащего ненависть" контента, удаленного его сетью, выросло с 82,6% до 86%. И вот он уже сдает принципы свободы слова (черт, она сейчас неактуальна и слишком опасна) и обещает-таки ввести настоящую цензуру.

...Какой из этого следует вывод для нас с вами и нашей страны?

Очень простой.

Если нашим информационным пространством будут управлять извне те же носители передовой идеологии, что рвутся сейчас к прямой власти над глобальными соцсетями — то наше будущее окажется под вопросом.

А эти люди, как мы могли убедиться, частично управляют нашим информационным пространством и сейчас — через рекламные контракты с инфлюенсершами, через "комитеты идеологического надзора" в виде коллективов радикально-феминистских грантовых микроизданий, через банальный фейсбук с твиттер-трендами.

И если наше государство не желает, чтобы флаг триумфа "новой нормальности" перекочевал с аватарок отдельных московских суши-баров и фасада американского посольства на улицы России — оно должно защититься от цензуры и идеологизации своей внутренней реальности зарубежными арбитрами истины.

И как можно быстрее. Иначе будет тупо поздно — и в информационном пространстве России начнут вполне обоснованно (согласно новой внутренней морали Запада) охотиться на "русских гомофобных троллей" и затыкать носителей "пророссийских, а значит, проблемных взглядов".

61468
Избрание меры пресечения губернатору Хабаровского края С. Фургалу

Особенности национального несанкционированного протеста

70
(обновлено 11:57 13.07.2020)
Как бы то ни было, речь идет о внушительном и заслуживающем самого внимательного рассмотрения феномене.

В воскресенье в Хабаровске состоялась еще одна несанкционированная акция протеста в поддержку арестованного губернатора края Сергея Фургала. Правда, по размаху ей было далеко до субботней, когда на улицы города вышли до 12 тысяч человек. На второй день участников было несколько сотен, пишет автор РИА Новости.

Как бы то ни было, речь идет о внушительном и заслуживающем самого внимательного рассмотрения феномене.

Фургал стал пятым действующим главой российского региона, против которого возбудили уголовное дело, — и оно уникально само по себе. Все-таки большинство отечественных чиновников высокого уровня попадают в поле зрения правоохранительных органов из-за преступлений против государственной власти, в основном околоэкономической природы. Обычно речь идет о растрате бюджетных средств, взяточничестве, злоупотреблении должностными полномочиями и тому подобных деяниях.

Хабаровского же губернатора обвиняют в тяжких насильственных преступлениях — организации убийств и покушений на убийство, совершенных в первой половине нулевых. Это не стало сюрпризом ни для кого в самом регионе, где Сергей Фургал известен как выходец из бизнеса родом прямо из "святых 90-х" — со всеми характерными для того периода особенностями.

Сотрудники ФСБ РФ
© Sputnik / Евгений Одиноков

Но впервые в современной российской истории обвиненный в уголовном преступлении губернатор получил по-настоящему массовую общественную поддержку — многотысячную акцию просто невозможно расценивать иначе. Ничего подобного не наблюдалось даже в деле бывшего кировского губернатора Никиты Белых, за которого очень активно заступались видные представители российской оппозиции.

События в Хабаровске в очередной раз напомнили про критическую значимость организационного фактора в таких делах. Если поначалу некоторые российские СМИ писали о стихийном характере акции, то довольно быстро стало очевидно, что ни о какой спонтанности там речи быть не может.

Общественные настроения — как позитивные, так и негативные — сами по себе малопродуктивны. Чтобы они обеспечивали реальный политический эффект, их необходимо грамотно использовать, организовывая и направляя в нужное русло. За массовыми движениями всегда стоят заинтересованные политические силы, преследующие собственные цели, а уж любых "стихийных" процессов это касается в первую очередь.

В частности, нынешние события в США подтверждают это. В обычной обстановке беспорядки там давным-давно были бы подавлены, поскольку для Америки это вполне привычно и часть политической традиции. Вместо этого ситуация продолжает усугубляться, причем уши кукловодов из демократического истеблишмента откровенно торчат, как и преследуемая ими цель — не допустить второго президентского срока для Дональда Трампа.

Хабаровская история интересна тем, что ее организаторы продемонстрировали впечатляющий профессионализм, выведя на улицу много тысяч людей. Это особенно любопытно, поскольку в среднем отечественная оппозиция, особенно антигосударственного толка, демонстрирует просто позорный уровень эффективности.

Разумеется, состоявшиеся акции ничего не говорят о том, действительно ли большая часть жителей региона считает Сергея Фургала несправедливо обвиненным, а дело против него сфабрикованным. Митинг показал иное: у губернатора есть серьезное ядро "уличных" сторонников и профессиональная группа поддержки, что само по себе очень немало.

Именно поэтому после того, как схлынула первая удивленная реакция на митинг, основное внимание сосредоточилось на примененных политических технологиях по организации мероприятия: от оповещения и мобилизации населения до изготовления агитационно-печатных материалов. Ну и, разумеется, главный вопрос: кто именно стоит за несанкционированной акцией?

По сообщению регионального управления МВД, этим занималась "команда С. И. Фургала". Но от всех событий старательно дистанцировались и ЛДПР, членом которой является арестованный губернатор, и правительство Хабаровского края.

Впрочем, это легко объяснимо.

Россия продолжает упорно развивать государственно-политическую систему, важнейшим принципом которой становится соблюдение закона даже в самых острых конфликтах. Граждане имеют полное право заявлять свое мнение, каким бы оно ни было, но попытки использовать для этого незаконные методы теперь воспринимаются как нарушение базовых правил политической игры и превращают соответствующие политические силы в маргинальные.

Причем для упрочения этого подхода стране вовсе не потребовался "новый 37 год". Куда более эффективны финансовые рычаги.

Можно быть уверенным, что и сейчас все пойдет по уже знакомому пути.

Если никто не готов открыто взять на себя ответственность за организацию несанкционированных акций, значит, правоохранительным органам придется покопать побольше. Среди прочего выяснить, где печатались листовки и оплачивалась ли данная работа официально; кем, на какие средства и через какие медиа оповещали граждан; кто работал "в поле"; кто выступал на самом митинге и многочисленные иные вопросы.
А затем будут принимать решения согласно процедуре и законодательству. Как показывает практика, современное российское государство в большинстве подобных случаев предпочитает ограничиваться финансовыми санкциями к правонарушителям.

Хочется надеяться, что у заказчиков хватит совести взять на себя оплату штрафов людей, которых они подставили, выведя на заведомо незаконное мероприятие. Хотя другие похожие истории в российской политической жизни свидетельствуют, что это как раз далеко не факт.

70
Теги:
Россия, Россия, колумнист
Капитолий (United States Capitol) на Капитолийском холме в Вашингтоне. Архивное фото

Вашингтон решил наказать Европу по-настоящему

721
Старый конфликт, который зрел уже много лет, сейчас дошел до открытого обмена болезненными финансовыми ударами на миллиарды долларов.

Несмотря на все сложности в отношениях между администрацией Дональда Трампа и американскими IT-гигантами, такими как Facebook, Google и Amazon, президент США оказался готовым пожертвовать остатками трансатлантической солидарности и доброй воли, которая сохранилась в отношениях между Штатами и Евросоюзом, чтобы защитить доходы американских корпораций от европейских налоговиков, пишет автор РИА Новости.

Старый конфликт, который зрел уже много лет, сейчас дошел до открытого обмена болезненными финансовыми ударами на миллиарды долларов — Евросоюз хочет "прижать" американские корпорации, которые десятилетиями работали в ЕС без оплаты налогов, а США собираются покарать Европейский союз за попытку обретения минимального фискального суверенитета. Надо отдать должное команде Трампа — месть у них получилась очень точечной, в том смысле, что был идентифицирован конкретный автор европейского рывка к свободе и "наглец", который посмел продвинуть идею о том, что американский IT-бизнес, работающий в "европейских колониях США", вообще-то должен платить налоги, а после этой идентификации последовали ответные американские меры.

Автором и вдохновителем европейского "налога на Google, Facebook и Amazon" оказался президент Франции и большой любитель поговорить о восстановлении Европы в качестве мирового полюса силы Эммануэль Макрон, и, соответственно, список компаний, попавших под горячую руку Белого дома, был составлен таким образом, чтобы доставить максимальный дискомфорт Елисейскому дворцу.

Американский финансовый телеканал CNBC сообщает:

"Акции французских компаний (работающих в сегменте. — Прим. авт.) люкс упали после того, как США объявили, что могут установить высокие тарифы на некоторые товары из этой категории.

В соответствии с новыми тарифами, которые могут начать действовать в конце января, Торговое представительство США (Федеральное агенство по внешнеторговым отношениям. — Прим. авт.) сможет взимать сборы до 100% на импорт таких товаров из Франции. Предполагаемая сумма (импорта, подпадающего под новые тарифы. — Прим. авт.) составляет 2,4 миллиарда долларов. Падение французских акций задело компании, которые владеют Louis Vuitton, Hennessy, Hermes, Christian Dior, Gucci, Yves Saint Laurent и Balenciaga".

"Сто процентов — это довольно много", заявил американскому The Wall Street Journal Бруно Павловский, президент дома Chanel. "Это не тариф. Сто — это штраф", — добавил он.

Стоит отметить, что американские чиновники предлагают свою версию событий и утверждают, что на самом деле во всем виноват Макрон, который якобы хочет дискриминировать конкретно американские компании на территории Евросоюза. Это обвинение вызывает определенный скепсис даже у традиционно патриотически настроенных американских СМИ.

"Соединенные Штаты считают, что структура французского налога несправедливо нацелена на крупные американские интернет-компании, такие как Facebook, Google и Amazon. Тем не менее другие страны все больше стремятся найти способ получения доходов от фирм, которые зарабатывают миллиарды долларов на своих рынках", — сообщает издание Politico.

Выбор инструмента возмездия со стороны Трампа, вероятно, связан с тем, что "французский люкс" считался эдаким островком надежности и тихой гаванью для инвесторов, которые считали, что французские компании, работающие только с самыми состоятельными потребителями, идеально защищены как от воздействия коронавирусной эпидемии, так и от рисков торговых войн.

На черном фоне глубокого экономического кризиса, в который погрузилась Франция из-за мер по борьбе с эпидемией, люксовые компании смотрелись как некий луч света и источник надежды, а также символ того, что страна, которая не может конкурировать с Германией или Китаем в традиционной промышленности, все-таки имеет какие-то конкурентные преимущества на международной арене. Растоптать этот символ, фактически лишив эти компании доступа к американскому рынку, — хорошая идея, если задача заключается в том, чтобы и напугать администрацию французского президента, и повлиять на европейскую налоговую политику в целом.

Французы могут пойти на принцип и ввести налог на американские компании (хотя бы на национальном уровне), а вот захотят ли, например, немецкие чиновники поддерживать введение общеевропейского налога такого рода, рискуя получить "тариф в 100%" на экспорт, например, немецких автомобилей, — большой вопрос.

С другой стороны, речь в данном случае не идет о сугубо экономическом конфликте. Это спор о статусе самих европейских политиков. Определяющим фактором, который указывает на фактическую принадлежность той или иной территории, является вопрос о том, кому местные бизнесмены платят налоги. Кто эти налоги имеет право вводить и собирать, тот и является держателем власти на конкретной территории. История знает случаи, когда некие иностранные купцы или предприниматели получали право беспошлинной и безналоговой торговли или предоставления услуг в конкретной стране, но это происходило только в том случае, если она предварительно проигрывала войну или просто подписывала некие кабальные условия капитуляции под угрозой применения военной силы.

Соответственно, когда американские компании становятся доминирующими игроками на рынке онлайн-рекламы и интернет-торговли условной Франции, получают миллиарды евро от французских компаний (заодно имея возможность "убить" любой французский бизнес, просто лишив его возможности эффективно рекламироваться или продавать свои товары в интернете), причем французский бюджет не может в данной ситуации получить ни копейки, это означает, что Франция — колония США или по крайней мере не обладает полным экономическим суверенитетом. И решение ввести скромный налог в три процента — это не столько желание наполнить бюджет, сколько попытка восстановить независимость.

Показательно, что в поддержку действий администрации Трампа по наказанию Франции выступили как представители Республиканской, так и Демократической партии США — и это очень хорошая новость для России, особенно если у французских политиков внезапно обнаружится чувство собственного достоинства.

По крайней мере, в ответ на прошлые угрозы представители властей Франции и даже Германии демонстрировали готовность идти дальше и защищать свое право на ведение независимой экономической политики.

Если ситуация и дальше будет развиваться по этому сценарию, то независимо от того, кто победит на осенних выборах в США, отношения по линиям Вашингтон — Париж и Вашингтон — Берлин станут портиться дальше. Будет забавно, если уже в недалеком будущем получить доступ к духам Chanel или сумочке Hermes американский потребитель сможет только с помощью контрабанды, а европейцам придется искать альтернативы для американских соцсетей. Ростки экономической деглобализации пробиваются сквозь асфальт устоявшихся международных связей.

Для тех стран, которых нынешняя система глобализированной экономики не устраивает, это последний и серьезный шанс исправить ошибки прошлого и обеспечить себе более удобную позицию в деглобализированном будущем.

721
Теги:
Европа, Европа, США, США, колумнист
Социальная сеть TikTok

TikTok становится самым популярным приложением в Узбекистане

23
(обновлено 13:42 13.07.2020)
В апреле TikTok стал одним их самых популярных приложений в республике в период карантина, но тогда отставал от лидеров — Zoom, Telegram, Instagram и imo. 

ТАШКЕНТ, 13 июл - Sputnik. TikTok становится самым скачиваемым приложением в Узбекистане, сообщает Spot со ссылкой на данные сервиса мобильной аналитики App Annie.

"В начале июля приложение впервые вышло на первое место как в App Store, так и в Google Play, после чего лишь периодически уступает лидерство другим сервисам", - говорится в информации.

Более того, в июне TikTok был в первой десятке приложений в республике.

В апреле TikTok стал одним их самых популярных приложений в Узбекистане в период карантина, но тогда отставал от лидеров — Zoom, Telegram, Instagram и imo. 

В США могут заблокировать TikTok >>

Как итог: июль этого года - первое место занимает именно китайский TikTok.

Напомним, сервис для создания и просмотра коротких видео, принадлежащий пекинской компании ByteDance.

В данный момент приложение достигло более 1 миллиарда пользователей из 150 стран.

23
Теги:
видеоролик, Видео, мобильное приложение, приложение, онлайн, Узбекистан, Узбекистан