Президент США Дональд Трамп

Трамп объявил последнюю битву за Америку. Почему у него не получится

328
(обновлено 10:36 06.07.2020)
В "день рождения Америки", 4 июля, Дональд Трамп должен был произнести некую "тронную речь" и поздравить американцев с их главным праздником.

Но перед ним стоял следующий выбор: попробовать пойти по пути национального примирения и сохранения каких-то (иллюзорных) политических приличий, или выбрать путь максимальной политической конфронтации, который вполне может окончиться самой настоящей гражданской войной. Этот выбор, который стоял перед президентом США, можно сформулировать в терминах недавней истории одного соседнего с Россией "недогосударства". Трамп должен был дать публичный ответ на вопрос: "Быть Януковичем или не быть?" — с той лишь поправкой, что у президента США нет недвижимости в Ростове, да и менять золоченые, пафосные интерьеры Trump Tower в Нью-Йорке на что-то другое ему вряд ли хочется.

Президент США выбрал максимально агрессивный вариант — и вот уже два дня американские СМИ голосят о том, что его выступление было "темным и разделяющим". Так и есть — и так и было задумано. По большому счету, Трамп рассказал американцам горькую правду о разделенной стране, о том, что Америка в том виде, в котором она нравится его избирателям, может быть уничтожена и что новое поколение американцев искренне ненавидит собственную страну, причем произошло это потому, что часть американской управленческой элиты именно этого и добивалась.

Если заменить в его речи несколько географических обозначений и политических терминов, то обрисованная им ситуация идеально ложится на описание позднего СССР. Параллели трудно отрицать: политически активная молодежь ненавидит страну и ценности, на которых страна основана, большая часть политической и управленческой элиты страну разваливает, взаимная ненависть граждан разных политических убеждений (и национальностей) достигает точки кипения — готовности к физическому насилию. Более того, все эти симптомы не результат каких-то сиюминутных проблем или нескольких лет ошибок. Все наоборот. Нынешние американские симптомы, как в позднем СССР, — это результат застарелых системных проблем, которые перешли из хронической в острую фазу.

Передовая пресса — даже не то что США, а всего англоязычного мира — обиделась вот на эту констатацию Трампа:

"Жестокий беспредел, который мы видели на улицах городов, управляемых либеральными демократами, во всех случаях является предсказуемым результатом многолетней экстремальной идеологической обработки и предвзятости в образовании, журналистике и других культурных учреждениях. Вопреки всем законам общества и природы, наших детей учат в школе ненавидеть свою страну и полагать, что мужчины и женщины, которые ее построили, были не героями, а злодеями. Радикальный взгляд на американскую историю (о том, что) — это паутина лжи — весь контекст удален, каждая добродетель скрыта, каждый мотив искажен, каждый факт искажен и каждый недостаток усиливается до тех пор, пока история не зачищается, а историческая летопись не искажается до неузнаваемости".

Президент США не преувеличивает. Так называемая либеральная (а по сути — глобалистская) часть американской элиты действительно реализовала довольно успешный план подрыва избирательной базы своих консервативных оппонентов.

Молодое поколение американцев действительно по большей части ненавидит собственную страну, ее историю, ее памятники и живет с неизгладимым и ужасающим чувством вины за себя (ибо они белые), за свою страну, за своих родителей и особенно за сверстников, которые не хотят платить и каяться, но не перед реальными жертвами американского империализма из Ирака, Ливии, Венесуэлы и России 90-х, а перед местными расовыми и половыми меньшинствами. Целое поколение было воспитано с мыслью о том, что единственный способ хоть как-то загладить свою "белую вину" — это голосовать за Демократическую партию и жить в строгом соответствии с той "линией партии", которую формулируют передовицы The New York Times или ведущие инфлюенсеры из соцсетей и Голливуда.

Для понимания размаха проблемы может помочь следующая символическая, но значимая деталь.

Трамп выступал с речью на фоне горы Рашмор. В ее гранитном склоне высечен барельеф с изображением четырех президентов США: Джорджа Вашингтона, Томаса Джефферсона, Теодора Рузвельта и Авраама Линкольна. Это не просто барельеф, а некий исторический символ — своего рода "сердце Америки" и некое гранитное воплощение ее исторический памяти и национальной гордости. В российском контексте — по уровню эмоционального значения для общества — Рашмор можно было бы сравнить с монументальной скульптурой "Родина-мать зовет!" на Мамаевом кургане в Волгограде. Лучшим показателем того, насколько больным и разделенным является современное американское общество, можно считать тот факт, что в "день рождения Америки" и в преддверии выступления Трампа самым заметным инфоповодом в американском инфополе стали призывы к уничтожению этого символа США, причем к процессу подключились ведущие СМИ.

"Гора Рашмор была построена на земле, принадлежавшей племени лакота, и ваялась человеком, имевшим крепкие связи с ку-клукс-кланом. На ней изображены лица двух президентов США, которые были рабовладельцами" — именно так пишет о символе Америки авторитетная The New York Times.

Для многих политиков и медийщиков в США, вероятно, уничтожение этого "сердца Америки" стало бы окончательным признаком идеологической победы того движения, которое вот уже месяц сносит монументы в США и Европе. Причем низвергаются памятники не только рабовладельцам, но и тем, кто с ними боролся. Это не вопрос отрицания чего-то плохого в собственном прошлом, а попытка его стереть и установить во всем западном мире и особенно в его "метрополии" — то есть в США — идеологическую глобалистскую монополию тех политических сил, яркими представителями которых являются Хиллари Клинтон, Джеймс Мэттис, Колин Пауэлл, Кондолиза Райс или Джордж Сорос. Их выбор сделан по формуле: если для того, чтобы убрать Трампа, нужно уничтожить самоуважение Америки, сжечь ее историю и превратить молодых американцев в "либеральных хунвейбинов", то это нужно сделать. И они именно этим и занимаются.

Дональд Трамп обязан быть оптимистом — и в своей речи он пообещал избирателям полную победу над теми, кто пытается уничтожить США изнутри. Скорее всего, даже если он выиграет выборы, победа эта будет пирровой. Очень вероятно, что, независимо от результатов выборов, США погрузятся в политический хаос по образцу некоторых южноамериканских или постсоветских стран, возможно, с элементами массового политического насилия.

Быть может, с точки зрения интересов остального мира — это лучший вариант. Слишком сильная националистическая Америка в том виде, в котором ее хочет воссоздать Трамп, — прямая угроза всем остальным странам, стремящимся вести хоть сколь-нибудь независимую политику. Но и США, возвращенные в роль геополитического жандарма, который железной рукой санкций и авианосных групп насаждает по всему миру "либеральную демократию по-американски", привилегии меньшинств и прочие фейковые "универсальные ценности", — это еще более страшная угроза. Парадоксальным образом — чем дольше США будут заняты внутренней грызней и чем более деструктивной эта грызня окажется, тем дольше миллиарды землян смогут жить в относительном спокойствии.

Источник: РИА Новости

328
Теги:
Дональд Трамп, политика, США
Участники акции протеста против санкций США у консульства США в Гонконге

США спутали Китай с Африкой и нанесли удар по китайской элите

1608
Дональд Трамп решил показать китайским чиновникам свои санкционные возможности и начать давить на китайскую политическую элиту, в том числе на уровне родственников, банковских счетов и смартфонов.

После того как Китай окончательно принял новый закон о национальной безопасности, позволивший официальному Пекину и властям Гонконга плотно заняться ликвидацией проамериканского подполья в этом специальном административном районе КНР, в США обсуждалось несколько вариантов ответных мер, которые должны были показать китайским властям, что своих "майдановцев" Вашингтон в обиду не даст или хотя бы за них отомстит.

Варианты обсуждались самые разные, и часть из них была воплощена в соответствующих "санкционных биллях", принятых конгрессом и сенатом США (например, иронично названный "Билль об автономии Гонконга"), а другая часть обсуждалась на уровне администрации самого Дональда Трампа. Наибольшую известность получил утекший в американские СМИ план по финансовой атаке на гонконгскую банковскую систему, который некоторые эксперты сравнивали с применением "финансового ядерного оружия". Конечной целью этого плана было обрушение монетарной системы Гонконга и его валюты — гонконгского доллара — путем прямого отрезания ключевых банков этого специального административного района Китая от доступа к долларовой системе и, возможно, к системе межбанковских переводов SWIFT.

Однако администрация Дональда Трампа решила применить другой подход, сама суть которого должна быть довольно оскорбительной для Пекина: дело в том, что под американские санкции в первую очередь попали китайские чиновники, связанные с Гонконгом и подавлением проамериканских политических сил. И только на первый взгляд может показаться, что такие действия являются сугубо символическим жестом. На самом деле в нем читается очень серьезный подтекст.

Государственные флаги КНР и Гонконга на территории комплекса правительственных зданий.
© Sputnik / Валерий Мельников
Ведущее гонконгское издание South China Morning Post сообщает: "В пятницу администрация Трампа ввела экономические санкции в отношении 11 действующих и бывших китайских чиновников, в том числе административного секретаря Специального административного района Сянган/Гонконг Кэрри Лам, что ознаменовало резкую эскалацию напряженности в отношениях с Пекином из-за введения им закона о национальной безопасности в отношении полуавтономного города.

Министерство финансов США выбрало Лам (в качестве мишени для санкций. — Прим. ред.) за "воплощение в жизнь политики Пекина по подавлению свободы и демократических процессов", сославшись на ее прошлогоднее участие в попытке принять закон об экстрадиции (из Гонконга в материковый Китай. — Прим. ред.) и ее участие в последнее время в "разработке, принятии или реализации" национального закона о безопасности".

Казалось бы, длинные руки вашингтонских "антикитайских ястребов" при всем желании не смогут достать гонконгских чиновников: в конце концов, не будут же "морские котики" штурмовать правительственную резиденцию в Гонконге, да и арестовать их по линии Интерпола не получится. Но после введения санкций, которые запрещают американским физическим лицам и компаниям проводить сделки и оказывать услуги этим "токсичным" чиновникам, выяснилось, что определенный ущерб все-таки может быть нанесен, по крайней мере, в том случае, если информация гонконгских СМИ верна.

Та же South China Morning Post уточняет: "Ближайшие родственники жертв (санкций. — Прим. ред.) оказались втянутыми в эту историю. По сообщениям местных СМИ, младший из двух сыновей Кэрри Лам (фактического премьера Гонконга. — Прим. ред.), Джошуа, сейчас учится в аспирантуре математического факультета Гарвардского университета". И даже больше — как выяснилось, министр юстиции регионального правительства и члены ее семьи являются мажоритарными акционерами гонконгской компании, которая, в свою очередь, владеет американским производителем лифтов — Transel Elevator & Electric Inc, расположенным в Нью-Йорке.

Стоит отметить, что это только те "семейные связи" с США, которые у гонконгских чиновников (вроде бы сильно озабоченных борьбой с американским влиянием и "цветными революциями", инспирированными из США) смогли за несколько дней обнаружить местные СМИ. Нельзя исключать, что у американских властей не только есть информация такого же рода, но и то, что у Минфина США есть гораздо более полная (и интересная с точки зрения нанесения экономического и имиджевого ущерба) информация об активах и родственниках более или менее высокопоставленных официальных лиц. Соответственно, в ближайшие месяцы весь этот компромат (с вероятной сопутствующей заморозкой, а по сути — экспроприацией активов и отменой виз и грин-карт) будет использоваться для демонстрации — некоторые китайские официальные лица предпочитают инвестировать в экономику страны, с которой они вроде бы ведут непримиримую борьбу, доверяя ей же образование своих отпрысков.

Обращает на себя внимание и тот факт, что, по оценке одного из экспертов, опрошенного South China Morning Post, пострадавшие от санкций официальные лица (и, возможно, даже члены их семей) не смогут официально починить себе, например, айфон. Также есть риск, что они не смогут полноценно пользоваться американскими социальными сетями, ибо компании Apple и Facebook могут решить выполнять санкции и соблюдать запрет на транзакции самым буквальным образом.

Помимо этого, над всей банковской системой Гонконга сейчас нависнет риск так называемых вторичных санкций — то есть санкций в виде отключения от долларовой системы за предоставление финансовых услуг высокопоставленным представителям местных властей, что фактически приведет к реализации того самого плана по атаке на монетарную систему Гонконга, о котором мы писали выше. Только в данной схеме США смогут заявлять о том, что попытка обанкротить этот китайский финансовый центр и сломать гонконгский доллар была не актом преднамеренного финансового терроризма, а просто последовательным применением санкций во имя защиты демократии и прав человека от гонконгских чиновников.

Месседж, направленный в сторону китайской элиты, очевиден: время исключительно тарифных войн и дипломатических угроз закончилось, и Вашингтон готов "перейти на личности", создавая личные проблемы для конкретных чиновников и их семей, начиная от бытового и заканчивая финансовым уровнем. В теории это очень сильный ход, который не раз показал на неформальном уровне свою эффективность в Африке, Южной Америке и Восточной Европе — там, где элита еще до введения санкций такого рода капитулировала лишь при одной угрозе лишения доступа к международной финансовой системе.

Но в случае Китая есть нюанс, который, возможно, ускользает от внимания Госдепа и Минфина США. Председатель Си проводит последовательную политику стимулирования патриотизма в рядах экономической и политической элиты, а Китай в целом сравнительно успешно пытается выстроить альтернативную Западу экономическую и социокультурную системы, в которой условный чиновник может найти себе китайские альтернативы для всего: начиная от смартфонов (условный Huawei вместо условного Apple), продолжая банками (условный Bank of China вместо условного Bank of America) и заканчивая даже развлечениями в казино, которые в Макао ничуть не хуже, чем в Лас-Вегасе.

В Китае есть даже собственный офшор в виде того же Гонконга, чью финансовую систему официальный Пекин будет защищать до последнего. Так что результат прицельного удара Дональда Трампа по китайским чиновникам и бизнесменам (чего стоит только попытка "отжать" социальную сеть TikTok) может стать обратным: резкое ускорение национализации китайской политической и бизнес-элиты с последующим ужесточением китайской политики в отношении США. Вашингтон опять спутал Китай и Африку, и последствия у этой ошибки будут самыми интересными.

Источник: РИА Новости

1608
Теги:
Африка, санкции, политика, Китай, США
Президент Беларуси Александр Лукашенко

Не надо придумывать "пиррову победу" Лукашенко

980
(обновлено 14:14 11.08.2020)
У Лукашенко действительно есть оппозиция в Белоруссии — как есть она и у Владимира Путина в России. Как отмечает колумнист Петр Акопов, если спросить сторонников Навального, сколько людей поддерживают Путина, ответ будет: три процента.

Александр Лукашенко выиграл свои шестые президентские выборы, но его противники в стране и за рубежом не хотят признавать его победы. Штаб Светланы Тихановской, занявшей второе место с десятью процентами голосов, заявил, что, по их данным, у них 70 процентов, а премьер Польши Матеуш Моравецкий предложил провести чрезвычайный саммит Европейского союза, посвященный ситуации в Белоруссии:

"Польша несет ответственность за своих ближайших соседей… После президентских выборов в Белоруссии, которые состоялись 9 августа 2020 года, власти использовали силу против своих граждан, которые добиваются перемен в стране. Мы должны солидарно поддержать белорусов в их стремлении к свободе".

Подобные заявления не были неожиданностью: еще до выборов было понятно, что радикальная оппозиция не признает итогов голосования и заявит о фальсификации, а Запад снова осудит "последнего диктатора Европы". Неожиданностью стало то, что о нелегитимности Лукашенко стала говорить часть русского общества — и не только либералы, всегда выступавшие как против белорусского президента, так и против союза с Белоруссией, но и часть патриотов, после истории с задержанием 33 россиян посчитавшая Лукашенко предателем и поверившая в то, что белорусский народ хочет смены власти. Откуда это наваждение?

У Лукашенко действительно есть оппозиция в Белоруссии — как есть она и у Владимира Путина в России. Если спросить сторонников Навального, сколько людей поддерживают Путина, ответ будет едва ли не таким же, какой дают сторонники Тихановской: три процента. Именно таким был, по их мнению, рейтинг Лукашенко — поэтому его 80 процентов вызвали громкое возмущение.

Путинские поправки к Конституции тоже не могли поддержать 78 процентов — это же понятно каждому "нормальному человеку"!

Радикальные оппозиционеры живут в своем выдуманном мире, в котором только их взгляды и мнение имеют значение. Убеждать их в том, что у Лукашенко есть массовая поддержка избирателей, не имеет никакого смысла — они хотят, чтобы он ушел, и все остальное не имеет значения. Мы — народ, говорят протестующие. Ну хорошо — а остальные тогда кто? Именно из-за такого отношения к мнению большинства, кстати, во многом и получился столь большой процент голосов за Лукашенко — молчаливое большинство увидело, что его вообще не принимают в расчет, его игнорируют, осознало, что меньшинство готово любым путем устроить смену власти в Белоруссии. И тогда это большинство активно пошло на выборы, чтобы сказать свое слово.

И не позволить устроить в Белоруссии "майдан" — хотя понятно, что Лукашенко и так не допустил бы ничего, подобного украинскому сценарию. Да, для "майдана" не было столь серьезных оснований, как на Украине, но все равно усилия по раскачке ситуации в этот раз предпринимались достаточно серьезные.

Начавшиеся в ночь после выборов волнения в Минске и других городах должны были закончиться кровью, но она не пролилась, и теперь ставка будет сделана на продолжение протестов и попытку организовать забастовку. Но Лукашенко не хочет и не будет проливать кровь — жертвы нужны только его врагам, надеющимся на жертвенной крови запустить майданный сценарий. Для него есть западная (особенно польская) поддержка, некоторое количество сторонников, но нет главного: нет раскола ни в обществе, ни во власти.

Авторитарная власть Лукашенко выстроена более чем прочно, а само белорусское общество не разделено (по типу украинского) и не хочет никаких потрясений. Десять процентов за Тихановскую и 4,6 процента против всех — вот и весь протестный потенциал. Причем те, кто против всех, явно не поддержат Тихановскую, то есть массовые акции неповиновения. А десять процентов проголосовавших за Тихановскую тоже распределены неровным слоем — понятно, что в Минске процент значительно выше. Но и среди них совсем немного откровенных радикалов, то есть тех, кто готов будет поиграть в "майдан". Опыт соседней Украины многому научил даже оппозиционно настроенных белорусов.

Наличие небольшого оппозиционного меньшинства на самом деле не представляет никакой угрозы ни власти Лукашенко, ни стабильности республики — опасны лишь попытки представить это меньшинство большинством. То есть сыграть в "майдан" — восставший народ против диктатора-узурпатора. То, что в Белоруссии нет ни диктатора (Лукашенко на порядок популярней любого своего противника), ни восставшего народа, не имеет для постановщиков никакого значения — нужна лишь правильная атмосфера (в СМИ и блогосфере), правильная картинка и правильная подача. В Белоруссии это не срабатывает на внутреннем уровне? Но остается еще внешний — можно устроить сильнейшее внешнее давление, попытаться загнать страну и ее власти в угол, очутившись в котором они начнут хаотично отбиваться и наделают массу ошибок. Подобные сценарии присутствовали в разных цветных революциях, как успешных, так и провальных, — пробовали их применять и против России.

Но Россия, несмотря на все последствия развала Союза, — сильная, потенциально самодостаточная и обладающая огромной исторической памятью держава. Белоруссия — лишь осколок исторической России, случайно ставший независимым. Но попавший в крепкие руки Лукашенко, который даже в самые тяжелые для России (и единства постсоветского пространства) 90-е годы не забывал о нашей общности и братстве.

Естественно, что в Белоруссии, как и во всех осколках СССР, наши геополитические противники пытались вести работу по воспитанию западно ориентированной элиты, по превращению временного развала исторической России в постоянный, прочно зацементированный. Лукашенко не поощрял русофобию, но в маленькой и вынужденной быть независимой стране неизбежно возникали как исторические мифы (обосновывающие независимость), так и центробежные настроения. Мы не Россия, мы Европа, конечно, не в украинских масштабах, но для десятимиллионной республики много ли надо?

При всей маргинальности подобных настроений их потенциальную опасность нельзя преуменьшать. Причем опасны они как для будущего русского единства, так и для независимого (на какой-то исторический период) белорусского государства. Если каким-либо образом в будущем прозападные силы смогли бы прийти к власти в Белоруссии, это стало бы катастрофой и для самих белорусов. Маленькую страну превратили бы не просто в геополитический придаток Запада — она стала бы сателлитом Польши и частью заградительного кордона против России. То есть с ней попытались бы сделать то же самое, что сейчас пытаются сделать с Украиной. Даже теоретическая возможность такого сценария должна быть исключена — России предстоит еще долгая и напряженная борьба за вывод Украины из-под западного влияния, за ее возвращение на общую историческую дорогу русского народа.

Несправедливо обвинять Лукашенко в том, что он не хочет полного объединения с Россией в одно государство: его историческая функция была в другом — в сохранении двух Россий, Большой и Белой, вместе, рядом, в поддержании действительно братских отношений. Объяснять это тем, что "Белоруссии просто некуда было деваться от Москвы", нечестно и неправильно — желающих увести от России любой осколок СССР было предостаточно.

Личный выбор Лукашенко совпадал с желанием белорусского народа, но это не уменьшает его заслуг перед нашей общей русской историей. Сетования на то, что Россия не подготовила в Белоруссии какие-то другие "пророссийские силы" и теперь обречена поддерживать "предателя Лукашенко, от которого устал собственный народ", — от лукавого. Никакого краха Лукашенко или его ухода на Запад никогда не произойдет — убеждать в этом российское общественное мнение могут только недалекие люди или сознательные провокаторы. Но ни те, ни другие не определяют политику России в отношении братской Белоруссии.

Главным же уроком этих выборов для самого Лукашенко должно стать понимание того, что очень важно не поддаваться на провокации не только на улицах Минска, но и против белорусско-российских отношений. Братских не на словах, а на деле.

Источник: РИА Новости

980
Теги:
политика, Александр Лукашенко, Беларусь
Евгений Примаков

Россотрудничеству нужно новое название, понятное для иностранцев - Примаков

177
Изменение названия, увеличение квот для студентов из СНГ и работа с известными артистами – лишь малая часть новой стратегии агентства.

ТАШКЕНТ, 11 авг — Sputnik, Данара Курманова. Еще в конце июня этого года стало известно: руководителем агентства "Россотрудничество" назначен депутат Госдумы и тележурналист Евгений Примаков. В первый же день вступления на должность Примаков пообещал СМИ, что теперь ведомство ждут "большие перемены". Однако подробности раскрыл лишь 11 августа, в ходе своей онлайн-лекции. Sputnik рассказывает о самых важных деталях новой программы агентства.

Никакой мягкой силы

Прежде всего, новый глава Россотрудничества предложил партнерам агентства отказаться от термина "мягкая сила" - потому что, как признался сам, терпеть его не может.

"Это что-то непонятное и выдуманное не нами," - заявил Евгений Примаков в самом начале лекции. И пустился в объяснения: цель Россотрудничества изначально состояла не в применении силы, а в обеспечении международного комфорта и спокойствия. Через культурные и образовательные программы агентство создает благоприятные условия для развития как самой России, так и государств-партнеров.

Дальше – больше: по словам Примакова, Россотрудничество уходит и от идеи гуманитарного присутствия. "Это старый концепт, - пояснил свое решение руководитель. – Мы должны перейти от гуманитарного присутствия к гуманитарному влиянию, которое помогает сохранять мир".

В качестве примера такого влияния он привел трагедию в Бейруте, когда агентство впервые участвовало в отправке врачей на помощь пострадавшим. Данную акцию Примаков назвал символической и добавил: именно такие мероприятия способствуют тому, чтобы за рубежом к России относились более дружелюбно. Они показывают, что в действиях агентства нет никакой силы - лишь стремление к солидарности.

Работа в режиме нон-стоп

Прежде чем провести открытую лекцию, Евгений Примаков около месяца изучал работу Россотрудничества и пришел к выводу: реформы в агентстве нужно начинать с сети русских клубов.

"Они должны работать не от мероприятия к мероприятию, а постоянно, - заявил Примаков. – Это должна быть именно клубная система, чтобы участники могли прийти, когда вздумается, поговорить друг с другом, почитать книжки. Ведь эти центры за рубежом существуют именно для людей, которые нуждаются в общении с Россией".

По мнению Примакова, каждый клуб должен ориентироваться не только на молодежь, но и на более взрослые группы населения, ведь за границей проживает немало выходцев из СССР, близких уже к пенсионному возрасту. Причем каждой возрастной категории нужны индивидуальные активности.

"Нам не нужен формат мероприятий для галочки, когда гостей поят чаем," - сказал Евгений Примаков и призвал работников агентства максимально уйти от идей в стиле "День русской музыки" или "Праздник русского пельменя".

Однако в изменении режима работы русских клубов есть одна проблема. Многие русские центры находятся в зданиях посольств РФ, и просто так в них зайти нельзя. "Поэтому сейчас начнем работу с тех центров, в которых новую систему выстроить можно," - сказал Примаков.

Без знаменитостей не обойтись

Понадобится Россотрудничеству и грамотное продюсирование. Основной аудиторией агентства является молодежь, а молодым людям интересна поп-культура: современная музыка, книги, фильмы и сериалы. Через все это будущие студенты могут увлечься русской культурой в целом, считает Евгений Примаков.

По его мнению, важно знакомить молодежь с классикой. Но нельзя и сбрасывать со счетов увлечения и интересы, свойственные юности. "Мало кто начинал учить английский язык, чтобы в оригинале читать Шекспира, хотя такие люди тоже есть, - сказал руководитель агентства. – Для современных ребят язык – это прежде всего социальные и экономические возможности".

В связи с этим Россотрудничество должно приглашать больше знаменитых артистов на зарубежные мероприятия, сообщил Примаков. "Это должны быть люди, о которых говорят везде, - подытожил он. – А не только маленькие творческие коллективы, о которых будут говорить в такой же маленькой компании".

Все по-новому

Впрочем, само название Россотрудничество звучит не особенно молодежно и понятно для людей, не владеющих русским языком, полагает Евгений Примаков. Поэтому агентству нужен ребрендинг, и переименовать нужно не только само ведомство, но еще российские центры науки и культуры (РЦНК).

"РЦНК – это вообще ужасная аббревиатура, как и само слово «Россотрудничество». Иностранец его выговорить не в состоянии," - рассудил Примаков.

При этом ведомство сохранит официальное устоявшееся название - «Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству». Менять нужно лишь внешний бренд для нерусскоязычной аудитории. Русскоговорящих людей-то слово «Россотрудничество» не испугает. А создание нового названия для агентства повлечет за собой множество ненужных трат – как минимум, смену вывесок и официальных бланков. В конце концов, эти деньги можно потратить на что-то более полезное, считает Евгений Примаков.

Вообще, кажется, рациональность и экономия стали определяющими факторами в стратегии Примакова. Нанимать бренд-менеджеров для создания новой аббревиатуры он тоже не планирует. Вместо этого хочет устроить открытый конкурс, чтобы название агентства придумали студенты, когда-то поступившие в российские университеты через Россотрудничество. Как объясняет эту идею сам Примаков, логика этого решения очевидна – никто не прочувствует концепцию бренда для проекта лучше, чем непосредственный участник проекта.

Упор на СНГ

Занимаясь новыми проектами, Россотрудничество не бросает продвижение российского образования, спешит заверить слушателей Евгений Примаков в конце лекции. "По указу президента РФ квоты по бесплатному обучению для иностранных студентов увеличат вдвое в ближайшие несколько лет. Сейчас их объем составляет 15 тысяч," - сказал он.

Более того, агентство стремится поддерживать любые образовательные проекты, связанные с Россией и русским языком, будь то крупный университет или провинциальный детский сад. "Даже если кто-то за границей во дворе создал группу и учит русские сказки, это уже прекрасно," - сказал Примаков.

Также Россотрудничество будет уделять больше внимания аналитике, чтобы еще лучше понимать, что интересует современную молодежь. Для этого агентство намерено кардинально изменить сайт. "Людям должно быть интересно следить за гуманитарной деятельностью России, а на наш сайт в нынешнем виде никто в здравом уме развлечения ради не полезет, - говорит Евгений Примаков. – Надо сделать его более читабельным".

Все эти действия, несомненно, требуют времени, так как агентство работает в жестких рамках – каждый проект нужно утвердить как минимум за год до старта. И тем не менее, глава Россотрудничества обещает, что благодаря нововведениям организация станет еще более открытой. "Это поможет бороться со старыми стереотипами, которые могли возникнуть у кого-либо в отношении нашего агентства из-за репутационных издержек, которые у нас по старой памяти, конечно, есть," - заключил Примаков.

177
Теги:
Россия, Евгений Примаков, Россотрудничество