Улица Крещатик в Киеве.

Коронавирус превратит Украину в экономического тигра: у нее есть план

6361
На этой неделе правительство Украины утвердило удивительно оптимистичный прогноз экономического и социального развития на 2021—2023 годы.

Запредельный уровень оптимизма не является чем-то необычным для нынешней украинской власти. Можно, например, вспомнить программу действий прошлого правительства, согласно которой за пять лет ВВП должен был вырасти на 40 процентов, то есть на семь процентов в среднем в год, рассуждает колумнист РИА Новости Сергей Левченко. 

Президент Украины Владимир Зеленский во время визита в Донбасс
CC BY 4.0 / Администрация Президента Украины

Но в правительстве отставленного в марте с должности премьера Гончарука все же руководствовались при этом известным принципом Ходжи Насреддина: за этот срок либо ишак сдохнет, либо эмир. И в итоге правительство Гончарука сильно не дотянуло до пяти лет правления.

В прогнозе же на ближайшие годы тем же правительством были утверждены более скромные показатели роста ВВП на 2020—2022 годы: 3,7 процента, 3,8 процента и 4,1 процента.

Правительство Шмыгаля перещеголяло своих предшественников. Оно прогнозирует на 2021—2023 годы рост ВВП на уровне 4,6 процента, 4,3 процента и 4,7 процента при падении ВВП в 2020 году на 4,8 процента.

То есть речь идет, во-первых, о V-образном сценарии кризиса, предполагающем быстрый выход из него. Хотя в мире вовсю обсуждаются как более реальные U-образный (с медленным выходом) и W-образный (с повторным падением) варианты.

Во-вторых, прогнозируется не просто восстановительный рост (потери 2020 года почти полностью должны перекрыться ростом 2021 года), а устойчивый рост украинской экономики, существенно опережающий прогнозы роста мировой экономики.

Стоит также заметить, что прогнозы эти дает правительство, вообще не имеющее своей программы действий после четырех с половиной месяцев с начала своей работы, — Верховная рада так и не утвердила ключевого для работы исполнительной власти документа.

Без этого документа правительство не имеет даже формального годичного иммунитета и висит на крючке у парламентариев. Есть только эрзац — самостоятельно утвержденная фантастически оптимистичная программа "Стимулирование экономики для преодоления последствий коронавируса".

Рулетка и игровые фишки, архивное фото
© Sputnik / Виталий Аньков

Что позволяет сделать вывод: причина оптимистичности экономического прогноза нынешнего правительства кроется в следовании упомянутому выше принципу Ходжи Насреддина. Похоже, Шмыгаль не рассчитывает всерьез усидеть на своей должности до начала 2022 года, когда можно будет оценить итоги первого года "бурного роста".

Главный вопрос — на чем основан столь удивительный оптимизм, кроме V-образного сценария кризиса? Ответ прост: разумеется, помогут реформы.

Тот факт, что предыдущие шесть лет "успешных реформ" (а западные кураторы неизменно им аплодируют и подгоняют скорее делать следующие) привели к обратному эффекту для экономики, во внимание не принимается.

В этот раз акцент в реформах обещают сделать:

  1. в краткосрочной перспективе — на стимулировании развития экономики путем государственной поддержки создания новых рабочих мест, на поддержке малого и среднего бизнеса, защите интересов отечественных производителей на внутреннем и внешних рынках;
  2. в среднесрочной перспективе — на устранении слабых мест в экономике и выявленных структурных несоответствий с целью обеспечения ускорения экономического роста, а также на создании условий для развития производств, которые будут иметь наибольший позитивный эффект от развития цифровизации экономики.

Очевидно, что первый пункт может быть реализован только при развитии перерабатывающей промышленности, для которой еще и нужно найти рынки сбыта. А как реагируют "западные партнеры" на попытки даже минимальной поддержки своей промышленности украинской властью, недавно можно было увидеть по их реакции на идею привязки государственных закупок к локализации производства на Украине.

Второй же пункт представляет собой бессмысленный набор слов — хотя бы потому, что не слабых мест в украинской экономике просто нет.

Тем не менее авторы упорно утверждают, что в среднесрочной перспективе ожидается увеличение удельного веса товаров высокого и среднего технологичного уровня в экспорте с 15,6 процента в 2020 году до 18,7 процента в 2023 году.

Не сказано, правда, на каких предприятиях их будут выпускать, а главное — кто их будет покупать: за шесть лет украинские производители таких товаров как бы не заместили потерю российского рынка.

Одну из ключевых проблем для украинской экономики — высокий уровень государственного долга — в украинском правительстве тоже видят в розовых тонах. Согласно прогнозу, по итогам 2020 года отношение государственного долга к ВВП почти достигнет 60 процентов, но к 2023 году снизится до 53-х.

Кстати, еще недавно на Украине хвалились прекрасно проводимой долговой политикой, которая позволила снизить это отношение до 50 процентов. Но кризис быстро показал, чего стоит это снижение.

Интересно, что заимствования при этом в первый год предполагается только увеличивать: если в 2020-м занять планируется 643 миллиарда гривен, то в 2021 году — 745. Сокращение заимствований должно начаться только с 2022 года, но их масштабы все равно буду превышать докризисные.

Для снижения отношения государственного долга к ВВП в таких условиях нужны два фактора: рост ВВП (он запланирован) и стабильность курса национальной валюты. Но как раз стабильность курса для развивающихся экономик зачастую становится фактором, отрицательно влияющим на рост ВВП, — это объективное противоречие.

Тем не менее в прогнозе значится лишь легкая девальвация гривны — с 27-28,3 гривны за доллар в текущем году (заметим, что в Меморандуме с МВФ обозначен курс 30 гривен на этот год) до 29,5-29,7 гривны в 2023 году.

Во что охотно верится в утвержденном прогнозе, так это в рост коммунальных платежей. Такие "реформы" украинские власти проводят на ура. Согласно прогнозу, газ для бытовых потребителей подорожает на 19 процентов в 2021 году, еще на 24 в 2022 году и еще на шесть процентов в 2023 году. Электроэнергия, соответственно, на 25 процентов, 25 и пять.

Имеются в принятом документе и откровенно веселые места.

Например, при сравнении с другими странами удельного веса производств с низким, средним и высоким уровнем технологий у авторов получилось, что во Франции доля производств с низким уровнем оказалась выше, чем на Украине, — 53,3 процента против 46,2 процента. Ларчик открывается просто: если у Украины три технологических уровня производств в сумме, как и положено, дают 100 процентов, то у Франции, согласно бумаге, почти 115 процентов. Это к вопросу о качестве документа.

Стоит упомянуть и нюансы описания гибридной угрозы со стороны России украинским планам стремительного роста.

Кроме упоминания набившего оскомину "риска эскалации агрессии", в нем содержатся забавные утверждения:

  • "очевиден факт халатного отношения оккупационной власти к использованию водных ресурсов, которое может привести к уничтожению уникальных экосистем Крымского полуострова" — без комментариев;
  • "оккупационные администрации (на Донбассе. — Прим. ред.) по требованию официальной Москвы взяли стратегический курс на полный разрыв связей с подконтрольной Украине территорией и достижение экономической самостоятельности" — внезапно оказывается, что в 2017 году не Украина разорвала экономические связи с ЛДНР, а наоборот.

Резюмируя, можно с уверенностью утверждать, что принятый прогноз имеет очень мало общего с реальностью. И с каждым новым подобным документом разрыв с реальностью только ширится — прогнозы годичной или даже полугодичной давности без смеха читать нельзя.

А дело все в том, что в нормальном понимании прогнозами они и не являются. Это веселые картинки, которые должны постоянно демонстрировать электорату: нужно еще немного потерпеть, и наступит прекрасное европейское будущее.

6361
Теги:
пандемия, Экономика, коронавирус, Украина
Премьер-министр Польши Матеуш Моравецки и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан перед встречей с президентом Европейской комиссии в Брюсселе

Польское руководство обвинили в работе на Россию

96
Варшава и Будапешт заблокировали принятие семилетнего бюджета ЕС и фонда восстановления после пандемии — всего на сумму в два триллиона евро.

Brexit не приходит один. Европейский союз, у которого осталось чуть больше месяца на заключение торговой сделки с покинувшей его Великобританией (переговоры идут очень тяжело и велик риск остаться без договора, что ударит и по острову, и по ЕС), столкнулся с еще одним кризисом. А в выигрыше, естественно, окажется Россия — этим уже пугают европейцев.

Варшава и Будапешт заблокировали принятие семилетнего бюджета ЕС и фонда восстановления после пандемии — всего на сумму в два триллиона евро. "Диктаторы из Польши и Венгрии хотят разрушить Евросоюз!", "Нет, это те, кто давит на Польшу и Венгрию, ведут себя как фашисты и хотят развалить ЕС!", "Вы работаете на Москву!", "Нет, это вы тащите нас в новый Советский Союз" — вот краткое содержание очень нервных дискуссий.

Суть спора проста. Руководство ЕС (а оно сейчас не только фактически, но и юридически у Германии) хочет увязать предоставление помощи странам, пострадавшим от коронакризиса, с уровнем их демократичности: соответствуешь критериям — вот тебе деньги. Не соответствуешь? Получишь меньше или вообще ничего не получишь, пока не исправишь свое законодательство или не пообещаешь сделать это в ближайшее время. Кто у нас главные получатели — Польша и Венгрия? Хотите денег? Ну так меняйте законы. А еще лучше — смените свою власть, это хотя прямо и не требуется, но подразумевается. Виктор Орбан и Ярослав Качиньский уже давно объявлены главными уродами Европы — мигрантофобы, противники ЛГБТ, традиционалисты-консерваторы, семейные ценности защищают. Выбирайте — или европейские деньги, или дремучие ценности.

Польша и Венгрия научат Евросоюз демократии — и разрушат его >>

Нет, конечно, формально главные претензии выдвигаются к тому, что судебная власть в той же Венгрии не совсем независима. Но подтекст понятен: если бы эта судебная власть принимала решения в общеевропейском духе — никто бы не стал давить на Венгрию. Если бы она хотя бы отменяла "неправильные" решения законодательной и исполнительной власти — тоже. А она терпит всю эту мракобесную трансфобию насчет двуполого человечества и семьи как союза мужчины и женщины.

Давление на Венгрию и Польшу продолжается много лет, однако сейчас конфликт зашел слишком далеко. И он давно уже не про деньги, а про суверенитет. Орбан и польский премьер Моравецкий заявили о том, что не изменят своей позиции: если ЕС будет и дальше настаивать на увязке экономики и идеологии (то есть якобы заботе о правах человека), то они заблокируют принятие бюджета и плана помощи. До саммита ЕС, на котором должны быть утверждены эти документы, осталось чуть больше двух недель — и уступать Варшава и Будапешт не намерены. Что ответит Берлин?

Обычно в таких случаях немцы при помощи остальных европейцев до последнего давили на бунтующих венгров и поляков — но потом находили компромисс. В этот раз уступать никто не намерен: отказаться от увязки т. н. механизма соблюдения принципов верховенства права с бюджетными расходами (в том числе и фонда помощи) руководство ЕС не хочет и не будет. Венгров и поляков уже посылают в Европейский суд: если вы считаете такую привязку незаконной, идите в суд, пускай он разбирается. Понятно, что шансов выиграть в этом деле у Варшавы и Будапешта нет. Поэтому они будут стоять до последнего в расчете на то, что Берлин все же предпочтет отложить окончательное выяснение отношений. Раскол в ЕС никому не нужен — и дело не в бюджете, и даже не в фонде помощи, для выполнения которого ЕС все равно найдет механизмы.

Ожидая "Северный поток — 2": что будет с Украиной, Польшей и Турцией >>

Последствия этого раскола (преодоление вето через юридические лазейки, лишение средств антикризисного фонда и последующая неофициальная изоляция двух восточноевропейских стран) поставит под вопрос дальнейшую евроинтеграцию. Если вы не можете справиться с двумя странами, то как вам интегрировать остальные 25? Как заставить их и дальше отказываться от своего суверенитета?

А речь идет именно об этом, о чем прямо говорит тот же Орбан. Разногласия между ЕС и Венгрией с Польшей — не финансовый вопрос, заявил венгерский премьер, потому что "эту дискуссию нельзя решить деньгами". Орбан напомнил, что среди разногласий, разделяющих Венгрию и некоторые страны ЕС, есть вопросы миграции, государственного суверенитета и пола, и заявил, что не может рисковать тем, что Венгрии придется занять по этим темам позиции, которые не устраивают ее народ. То есть Венгрия не откажется от своего суверенитета — а как же тогда быть с евроинтеграцией? Ведь ее суть и состоит в том, чтобы уже в среднесрочной перспективе унифицировать всех европейцев в рамках единой Европы?

Дело в том, что поляки и венгры до сих пор еще считают ЕС чем-то другим. Так, Моравецкий сказал, что не хочет, чтобы Евросоюз сбился с курса:

"И этот курс должен основываться на том факте, что 27 стран характеризуются 27 различными правовыми порядками, традициями, в том числе видением будущего. Это разнообразие нужно уважать, это нужно ценить. <...> Нужно заботиться об интересах каждой из стран-участниц. Сегодня нападают на Венгрию, Польшу, Словению, завтра это может быть Болгария, Испания, Италия, потому что кому-то может что-то не понравиться. <...> Мы без колебаний применим вето не только во благо Венгрии и Польши, но и во благо всего Европейского союза".

Но такой ЕС не имеет будущего — евроинтеграторы не для того затевали весь процесс, чтобы все время считаться с мнением каких-то "отсталых" (нет, вы что, только с точки зрения демократического развития) народов. И когда всякие венгры с поляками обижаются и начинают сравнивать Евросоюз со временами "коммунистической оккупации" и "диктата Москвы", их жестко одергивают. Когда Орбан сказал, что, применяя механизм соблюдения принципов верхвенства права, Европейский союз становится похожим на бывший Советский Союз, один из влиятельнейших политиков ЕС, евродепутат, бывший премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадт заявил, что считает такое сравнение скандальным: мол, как можно сравнить "такую тиранию с демократическим и мирным проектом, каким является Европейский союз"? Но еще ярче выступил экс-председатель Евросовета (то есть президент ЕС) и бывший польский премьер Дональд Туск. Он прямо обвинил правящую в Польше партию Качиньского в работе на Москву:

"Все, я подчеркиваю, все действия "Права и справедливости" четко вписываются в стратегию России по разрушению ЕС и геополитической изоляции Польши. Осознанно они это делают или нет — вопрос второстепенный".

Да, все так есть — польское русофобское руководство втайне помогает Москве разрушать ЕС. То есть желание поляков сохранить свой суверенитет — это работа на Россию, это Путину выгодно? А как же тогда страшная "русская угроза" Европе — и в первую очередь Прибалтике и Польше? Ну конечно же, это же такой хитрый русский план: одной рукой ссорим поляков с немцами, а другой готовим танковые колонны для броска на Варшаву. Ну и Орбан в доле — раскалывает ЕС, чтобы угодить своему другу Путину. Вот же какое досталось наследство Евросоюзу от СССР, непонятно, что с ними и делать — то они коммунисты, то христиане, а на самом деле русские "полезные идиоты".

Но, может быть, все проще? Евросоюз (то есть Западная Европа) залез на чужую территорию. Геополитически чужую — нет, не русскую, а просто находящуюся между Россией и Западом, немцами и русскими, буферную. И пытается ее переварить (да еще и на чисто русскую Украину засматривается) — хотя те же венгры не для того тысячу лет отстаивали свою цивилизационную идентичность, чтобы теперь добровольно раствориться в общеевропейском котле.

А ЕС, чтобы сохраниться и продолжить путь к единому государству, нужно или избавиться от чужого — или силой принудить "неправильных европейцев" к подчинению. Но ни одно, ни другое нынешним наследникам Карла Великого, Наполеона и Гитлера не под силу.

Источник: РИА Новости.

96

День благодарения стал днем недоедания: мировой державе грозит голод

82
(обновлено 15:26 28.11.2020)
Голод и бедность в самой богатой стране мира выглядят парадоксально. Вот, например, многочасовая очередь за бесплатными продуктовыми наборами. Однако люди стоят в ней в собственных автомобилях.

Исторически День благодарения — это американский вариант праздника урожая. Семья собирается за одним столом, который, по идее, должен ломиться от разных яств и увенчиваться традиционной индейкой.

Однако в этом году праздник скорее напоминал скудные будни первых поселенцев. В то время как Дональд Трамп прощал президентскую индейку, сотни тысяч американцев по всей стране стояли в километровых очередях за бесплатными продуктовыми наборами. Ведущие СМИ назвали происходящее в стране "голодным кризисом".

Накануне главного американского праздника статистика выяснила, что пятьдесят миллионов жителей страны регулярно недоедают уже сегодня и боятся, что не смогут избежать голода в следующем году.

В США есть такой специальный термин "food insecurity". Он обозначает неуверенность в том, что опрашиваемый индивид сумеет купить себе еды в ближайшем будущем. Это не значит, что у него вообще не будет ни копейки. Просто все деньги, может быть, придется потратить на оплату "коммуналки" или на лекарства и лечь спать голодным.

Эту "неуверенность насчет поесть" испытывает сегодня более половины семей с детьми.

Причем эти миллионы людей не размазаны равномерно по всем штатам. Есть преуспевающие регионы, где и сегодня очереди стоят не к фудбанкам, а к дорогим ресторанам за свободный столик. Но некоторые районы поражают нищетой, характерной разве что для стран третьего мира. В прославившемся благодаря сериалу "Во все тяжкие" южном городе Альбукерке, например, регулярно голодает каждый третий ребенок.

Голод и бедность в самой богатой стране мира выглядят парадоксально. Вот, например, многочасовая очередь за бесплатными продуктовыми наборами. Однако люди стоят в ней в собственных автомобилях. Застрявшие в 90-х фанаты американского образа жизни продолжают верить, что собственная машина — это символ богатства. На самом деле при американских расстояниях и дышащем на ладан общественном транспорте свой автомобиль — не роскошь, а единственная возможность добраться до работы, супермаркета или больницы. Если его продать, то эти деньги можно проесть за пару месяцев, а что делать дальше?

Недоедающий человек в странах "золотого миллиарда" зачастую страдает от лишнего веса. Этим и идущими в придачу болезнями он расплачивается за десятилетия потребления дешевых продуктов, напичканных подсластителями, консервантами и прочей химией. Чистая, органическая еда стоит на порядок дороже, это роскошь для состоятельных людей.

Верующим в "град на холме" все это дает повод говорить, что никакого голода "на самом деле" в США нет. Однако сами американцы так не считают и озабочены положением всерьез.

Официальная версия "голодного кризиса" — эпидемия коронавируса и неудачная политика Трампа. Однако никто при этом не обещает скорого окончания пандемии и мало кто верит, что в положении граждан сумеет хоть что-то поправить избранный президент Джо Байден.

По сути, пандемия в США лишь стала удобным объяснением катастрофического экономического кризиса и провала уровня жизни средних американцев. Под удар попали не столько самые бедные слои населения — они давно уже привыкли выживать на свои пособия. Коронакризис практически уничтожил низший средний класс. Миллионы охранников, продавцов, уборщиц, кассиров потеряли работу и оказались практически без средств к существованию. Именно за их счет и растут сегодня очереди к фудбанкам.

В стране довольно много делается для того, чтобы помочь этим несчастным. Американцы сдают продукты в те же фудбанки, обильно жертвуют деньги, идут в волонтеры, проводят целые дни, разливая бесплатный суп и развозя продукты на дом старикам. В некоторых штатах еду помогает раздавать Национальная гвардия. Благотворительные организации работают буквально круглые сутки.

Государство выплачивает пособия потерявшим работу и их семьям. Правда, это не относится к тем десяткам миллионов людей, которые давно потеряли надежду найти работу и не зарегистрированы на бирже труда.

Однако создается четкое ощущение, что одновременно на самом высоком уровне делается все, чтобы еда стала дефицитом и вздорожала в разы. На рукотворный характер кризиса намекает, например, разрушение логистических цепочек. Весной из-за пандемии закрылось множество мясоперерабатывающих заводов. Там якобы бушевал коронавирус. Фермеры были вынуждены массово забивать скот и травить птицу. На то, чтобы вывезти мясо, денег не было, и трупы животных просто сжигались.

Коронавирус сам выбрал следующего президента США >>

В результате мясные отделы популярных супермаркетов опустели, словно полки советских магазинов в эпоху перестройки. В продаже остались только экологически чистые деликатесы типа кур и индеек от амишей по совершенно сумасшедшим ценам.

Одновременно из-за локдауна закрылись рестораны и кафе. Агропроизводители, лишившись покупателей, вынуждены были выливать молоко, выбрасывать овощи и зелень или попросту оставлять урожай гнить на грядках. В это же время потерявшие работу люди выстраивались в очереди за продуктовыми наборами, а фудбанки жаловались на недостачу еды.

В позднем СССР искусственный дефицит — в том числе и продуктов — стал прологом к обрушению всей экономической системы и масштабному переделу собственности. Похоже, американцам готовят нечто в подобном роде.

Во всяком случае, команда избранного президента Байдена намерена вовсю раскручивать тему глобального потепления. Ее важная часть — сокращение потребления мяса и молока. Если все делать по правилам эковоинов — забить всех испускающих метан коров и пустить кур гулять на травке, то для простого обывателя это обернется чудовищным ростом цен на продукты, а вслед за этим и на все товары.

Даже дисциплинированные американские журналисты не могут сегодня удержаться от пессимистических ноток. "Зима будет долгой, весна — робкой, — пишет Сара Джонс из нью-йоркского журнала Intelligencer. — Коронавирус пребудет с нами, а с ним пребудет и голод."

В светлое будущее американцев умеют верить сегодня лишь непреклонные свидетели "сияющего града на холме". Подавляющее большинство из них никогда Америку и в глаза не видело. Местное же население свой традиционный оптимизм явно теряет — голод не тетка.

Источник: РИА Новости.

82

На темной стороне улицы: сколько узбекистанцы задолжали за свет

0
(обновлено 18:59 28.11.2020)
"Региональные энергосети" представили статистику по долгам населения и компаний за электроэнергию. В лидерах Самаркандская, Навоийская и Андижанская области. Бороться с неплательщиками намерены радикально - пересмотром порядка расчета за свет.
Сколько узбекистанцы задолжали за электричество
© Sputnik

На днях был озвучен долг Самаркандской области за электроэнергию - он составил 646 миллиардов сумов, из которых 553 миллиарда сумов — это задолженность населения. На втором и третьем местах расположились Навоийская (долг 410 миллиардов сумов) и Андижанская (273 миллиарда сумов, из  них 247 миллиардов — задолженность) области.

Ряд предприятий Узбекистана накажут за отключение населения от электричества >>

Для того, чтобы предотвратить увеличение задолженностей за услуги, республика переходит к внедрению одного из основных методов цифровизации: автоматизированной системы контроля и учета электрической энергии (АСКУЭ).

0
Теги:
Узбекистанцы, Узбекистан, АО "Национальные электрические сети Узбекистана", Электрификация, электричество