Почему Лукашенко скоро исправит свою ошибку

7614
(обновлено 10:56 04.08.2020)
Прошла уже почти неделя с момента задержания под Минском 33 граждан России, которых белорусские власти подозревают в намерении организовать массовые беспорядки в ходе президентских выборов, которые пройдут в республике 9 августа.

Происходящее не вписывается ни в какие рамки — братские отношения России и Белоруссии чрезвычайно ценят и народы двух стран, и их руководители, рассуждает колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Нет ни малейших сомнений в том, что Лукашенко в шестой раз переизберется президентом уже в первом туре, так кому и зачем нужна эта странная история, испытывающая на прочность отношения двух стран и подрывающая доверие к Лукашенко в России?

Нужно сразу внести ясность: никто не верит в то, что Путин собирался свергнуть Лукашенко. Все двадцать лет отношений двух лидеров (а знакомы они еще дольше), не говоря уже об отношениях двух государств, говорят о том, что даже предположение об этом совершенно абсурдно.

Точно так же нет никаких оснований подозревать российские власти как таковые в желании каким-либо образом, включая силовой, поспособствовать смене власти в Белоруссии. То есть, несмотря на то что в Минске не верят в объяснения о транзитном характере пребывания группы сотрудников российского ЧВК в Белоруссии, придумать какую-то убедительную версию насчет планируемых ими деструктивных действий не получается.

В Минске предполагают, что они могут быть связаны с штабом Светланы Тихановской — одного из оппозиционных кандидатов в президенты, но никаких подробностей не приводят. И неудивительно: подобная связь представляется совершенно невероятной.

Президент Беларуси рассказал о мнимых намеках со стороны России >>

Тихановская не может пользоваться в России никакой поддержкой со стороны силовых или близких к ним структур, а любые ЧВК или подобные им организации плотным образом курируются силовиками.

Да и зачем нужны в Минске 33 или даже 200 (а именно столько, по словам белорусских властей, планировалось забросить на территорию республики из России) человек? Что они должны были делать? Устроить переворот? Массовые беспорядки?

На последнее намекают некоторые белорусские политологи. По их версии, Москва очень хочет ослабить Лукашенко, сделать его переизбрание менее легитимным и для этого решила спровоцировать в Белоруссии беспорядки. Накануне выборов и сразу после них, чем и должны были заняться российские гости.

Потому что среди радикальной оппозиции Лукашенко настоящих буйных мало — некому спровоцировать силовиков на кровавое подавление протестов:

"Кремль хочет лишь ослабить Лукашенко, сделать его более послушным и сговорчивым, хочет ограничить ему пространство для маневра. Этого, по мнению Москвы, можно достичь снижением легитимности главы государства в глазах народа и ухудшением отношений с Западом. Для этого нужно, чтобы омоновцы жестко, максимально кроваво, в идеале с жертвами, разогнали митингующих до и после выборов. <…> Именно на роль этих провокаторов и привезли вагнеровцев. Предполагается, что провокаторы задирают правоохранителей, в драку быстро включаются местные змагары-протестуны, так называемые онижедети, потом провокаторы незаметно уходят. Задача белорусских силовиков и спецслужб — предотвратить эти сценарии и нейтрализовать агентов иностранного влияния".

Это пока что единственная более-менее последовательная белорусская версия. Сразу же возникает маленький вопрос: Россия последовательно выступает против "цветных революций", а тут вдруг своей странной операцией по дискредитации Лукашенко сама увеличивает пусть и небольшие, но шансы на ее осуществление в Белоруссии?

И самое главное — зачем вообще Москве ослаблять Лукашенко (тем более такими методами)? Ну как зачем, он же уходит на Запад, как постоянно говорят нам некоторые наши охранители.

Из тех, которые не про охрану интересов русского мира и России, а про постоянные крики "караул, вызовите охрану!", паникующие при любых изменениях на постсоветском пространстве (на котором да, идет постоянная борьба между Россией и Западом, но которую мы, вопреки охам и ахам, вовсе не проигрываем).

Да, Лукашенко в прошлом году помирился с США — в Минске открылось американское посольство. Да, Лукашенко жестко вел переговоры по углублению интеграции в рамках Союзного государства. Да, Лукашенко чаще стал говорить о том, как Россия пытается диктовать Белоруссии свои условия. Но во всем этом нет ничего антироссийского — наоборот, интеграция-то идет с Россией, а не с Западом.

Что здесь от украинского сценария, есть ли опасность его повторения, как пугают наши паникеры? Конечно, нет — по такому количеству причин, как объективных, так и субъективных, что даже странно их напоминать.

Нет заигрывания с радикальными антирусскими националистами (да и самих их куда меньше, чем было на Украине), нет коррумпированных и продажных элит, ориентированных на Запад, как нет и целенаправленной масштабной работы Запада с белорусским обществом, которое находится в совершенном другом состоянии и настроении.

И самая основная причина — Лукашенко, пришедший к власти в 1994 году, был и остается последовательным сторонником братского союза двух государств и народов. Он был инициатором создания Союзного государства и всегда подчеркивал наше единство.

Да, полного слияния так и не произошло, но это задача на следующий исторический период — тот, который наступит уже после Лукашенко. Но не в результате его насильственной смены — а никакой другой при его популярности (в любом случае, за него куда больше половины населения) быть не может. Москва не хочет ухода Лукашенко — а кто хочет?

Хочет та часть белорусского общества, что ориентирована на Запад. Хочет и сам Запад, точнее, те силы, что ставили на отрыв Украины от России и до сих пор думают, что у них это получилось сделать не на время, а на века. У Лукашенко и Путина общие враги, и, хотя это не главное, что их объединяет, об этом никогда нельзя забывать.

Почему же тогда арестовали наших граждан? Увы, Лукашенко сам себя запутал — в стремлении показать собственную независимость и своим избирателям (особенно скептически настроенной к нему их части), и Москве он стал раскручивать историю с задержанными россиянами. Была и еще одна цель: показать Западу, что он совершенно независим, и, более того, им очень недовольны в Москве. Эта задумка, впрочем, сразу же не сработала — то есть Запад не поверил в русский след.

О чем Лукашенко дал понять директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин:

"Служба, которую я возглавляю, следит за событиями, которые развиваются вокруг, в том числе какие оценки дают политические элиты других стран. И должен сказать, что в европейских странах политические элиты, правительственные круги квалифицируют это как срежиссированную акцию".

При этом Нарышкин, как и другие российские официальные лица, выражает уверенность в том, что вся эта история будет как можно быстрее улажена:

"Я очень рассчитываю, что инцидент через какое-то время будет исчерпан и преодолен. Это в интересах развития дружеских, братских отношений между двумя нашими странами и двумя народами".

Москва не хочет ни наказывать Лукашенко, ни обострять отношения, потому что отделяет сиюминутные проблемы от стратегического курса. Лукашенко не предатель и не изменник братским отношениям — он руководитель небольшого государства, случайно ставшего независимым после распада СССР.

Государства, в котором живет одна из частей русского народа — белорусы, никогда не отделявшие свою судьбу от судьбы всего русского мира. Периодические трения между двумя государствами одного народа — из-за цен на энергоносители или из-за вопросов интеграции — меркнут на фоне того, что связывает нас.

Возмущение нынешними действиями Лукашенко в русском обществе отчасти объясняется тем, что в истории с задержанием сразу же появился "украинский аспект": некоторые из арестованных в прошлом были гражданами Украины, и Киев захотел их выдачи как "боевиков с Донбасса".

Понятно, что сама мысль о том, что Лукашенко может выдать наших граждан Киеву, вызвала в России крайне негативную реакцию, но вот только оснований для таких опасений все же нет. Лукашенко просто не может сделать ничего подобного — по крайней мере, тот Лукашенко, которого мы знали все эти годы. Другого Лукашенко после 9 августа не появится — а значит, российские граждане скоро вернутся домой.

Лукашенко неправ в этой истории — но неправы и те в России, кто при любых сложностях в отношениях двух стран начинают обзывать белорусского президента "нахлебником", "предателем", "ведущим свою страну по украинскому пути".

Какими бы благими намерениями, как им кажется, ни руководствовались подобные патриоты, на самом деле они наносят огромный ущерб нашему союзу, а значит, и интересам России. 

Совсем недавно, по историческим меркам, народы СССР стравливали и рассоривали между собой — усилиями не только внешних недругов, но и, в первую очередь, силами "настоящих борцов за интересы нашего народа".

Все это кончилось развалом СССР, последствия которого мы до сих пор с огромным трудом преодолеваем, особенно на украинском направлении.

В отношениях с Белоруссией никогда не было и не будет ничего подобного: если с Украиной мы на время разругались, чтобы потом все равно объединиться, то с Белоруссией мы всегда были и будем вместе.

7614
Флаги США и Техаса возле нефтяной вышки Double Eagle Energy в Мидленде, США

Получится ли у американского газа заменить российский

706
(обновлено 18:47 26.09.2020)
В последнее время на фоне проблем с окончанием строительства "Северного потока — 2" все чаще в средствах массовой информации слышится мнение: "Без российских поставок Европа будет сильно переплачивать за дорогой американский СПГ".

Критики этого тезиса посмеиваются, указывая: посмотрите, тот же американский СПГ продается на европейской газовой бирже по таким же ценам (а сейчас вообще — сверхнизким), как и весь остальной газ.

Кто же прав? Жизнь, как всегда, сложнее простых схем: предлагаем разобраться.

Для начала напомним, что "Северный поток — 2", по большому счету, строится на замену большей части украинского транзита, так как в будущем ждать существенного роста экспорта (по сравнению со "стандартными" 200 миллиардами кубометров, которые мы видели в последние годы) российского газа не приходится. Да и украинский транзит (по крайне мере, пока) позволяет транспортировать намного больше текущих объемов. Поэтому, казалось бы, со стороны баланса спроса и предложения ничего не изменится.

Более того: украинский транзит оплачен на четыре года (по 40 миллиардов кубометров в год), а "Северный поток — 2" будет иметь мощность 55 миллиардов. То есть на данном этапе рассуждений гипотетический отказ от достройки "Северного потока — 2" навсегда или на неопределенный срок приведет лишь к очевидным финансовым потерям "Газпрома" (ведь крупные суммы на строительство придется просто списать), но не поможет заставить Европу покупать американский СПГ вместо российского газа.

Поэтому если исходить из тезиса, что американская сторона, создавая трудности для СП-2, планирует получить новую нишу для собственного СПГ (на объем мощностей "Северного потока — 2", или текущего украинского транзита — то есть около 50 миллиардов кубометров газа), это означает одно: вслед за заблокированным СП-2 должен прекратиться (неважно, по каким причинам: старость трубы, запретительная величина транзитного тарифа или иные обстоятельства) сам украинский транзит.

Рассуждаем дальше. Поможет ли это американскому СПГ?

Во-первых, в любом случае газ (и СПГ) подорожает, удаление с рынка 50 миллиардов кубометров — это достаточно существенные объемы для мировой торговли. А более высокие биржевые цены неизбежно приведут к повышению рентабельности и в продажах американского СПГ.

Во-вторых, главное. Здесь нужно напомнить, что в рамках своего текущего экспорта сжиженного газа США в любом случае получают гарантированную плату за сжижение. От низких глобальных котировок страдают трейдеры. То есть Штатам, по большому счету, нет необходимости как-то стимулировать продажи СПГ с уже построенных заводов.

Намного важнее — законтрактовать СПГ с новых проектов. Ведь после того как сейчас импортеры СПГ из США столкнулись с ситуацией, когда они даже не покупают топливо, но выплачивают обязательный сбор за сжижение (а это около половины от конечной цены СПГ), уговорить кого-то законтрактовать на таких условиях новые партии будет сложно. А нереализованных проектов еще много. Здесь бы и пригодился европейский рынок.

Из этого, собственно, и вытекает то кажущееся противоречие, о котором мы начали рассуждать в самом начале. Да, сейчас американский СПГ, как и любой другой, действительно продается, в том числе в Европе, по низким ценам. На рынке кризис, а продукцию все равно нужно где-то реализовать, заводы уже построены, а трейдеры законтрактовали покупку на условиях "сжижай-или-плати".

С другой стороны, и Европа должна понимать, что дешевый американский газ — это излишки, которые в других обстоятельствах быстро уйдут на азиатские, часто более прибыльные, рынки. Хочется гарантированных поставок — заключайте долгосрочный контракт и платите больше.

Насколько же дороже будет американский СПГ по сравнению с прочими поставками?

Тут следует отметить, что в настоящее время существует три основных варианта ценообразования на газ (СПГ): (1) спотовая, (2) с нефтяной привязкой и (3) для американского СПГ, основанная на цене газа внутри США плюс плата за сжижение.

Считается, что при возврате рынка к норме биржевая цена газа будет около 200 долларов за тысячу кубометров. Примерно такими будут и цены на газ с нефтяной привязкой при нефти 50 долларов за баррель. В любом случае сейчас "Газпром" уже продает большую часть газа в ЕС с привязкой к ценам бирж, поэтому ориентироваться лучше именно на эти котировки, а не на нефтяную привязку.

А по какой цене будет отгружаться американский СПГ? Цена его зависит от стоимости газа внутри США (она колеблется, и это — основной фактор неопределенности), стоимости сжижения и цены доставки в Европу. Не вдаваясь в расчетные подробности, можно говорить о диапазоне от 220 до 270 долларов за тысячу кубометров.

Иными словами, если изначально, в 2013 году, американский СПГ выглядел дешевле остальных поставок (тогда была дорогая нефть и более дорогой СПГ на спотовом рынке), то в нынешних условиях (подешевевшая нефть, выше конкуренция в СПГ) он оказывается дороже.

Еще один вопрос. А почему, собственно, Европа должна покупать именно американский СПГ. Почему не катарский или российский? Тем более что окажется неудивительным, если в ближайшее время часть катарского газа будет продаваться с привязкой к ценам биржевого рынка?

Если оставить в стороне аспекты, связанные с особыми отношениям между ЕС и США, то таких причин нет. В общем случае ЕС может замещать возможный дефицит любым газом.

Возможно, из-за этого сейчас речь и идет о размене: несколько новых СПГ-терминалов в Германии именно под американский СПГ (скажем на 10-20 миллиардов газа, или 20-40 процентов от мощностей СП-2) в обмен на разрешение достройки трубопровода.

Подытожим.

Первое. Замена российского газа на американский СПГ возможна только при одновременном выполнении двух условий: закрытие проекта СП-2 и прекращение украинского транзита. В этом случае ограничение российского экспорта поддержит цены на всем газовом рынке.

© Sputnik / Евгений Одиноков
Второе. В любом случае американский СПГ будет не в разы, а на 10-30 процентов дороже прочего газа на рынке, а возможно, и по такой же цене — все зависит от внутриамериканских котировок на газ. Но заключая долгосрочные контракты на поставку СПГ из США, Европа берет на себя весь риск, связанный с внутренними ценами на газ в США.

В свою очередь, дешевый американский (и весь остальной) СПГ, который мы видим в Европе сейчас, — это следствие избытка газа на рынке: трейдеры его продают, чтобы хоть частично компенсировать убытки по контрактам на закупку американского СПГ. Если же Европа захочет гарантированных поставок из США, то платить придется по формуле ценообразования на американский СПГ, а отказаться уже не получится.

И последнее. Навязывая Европе свой СПГ, США в первую очередь думают не о текущих поставках, а о перспективных. Речь идет о новых заводах по сжижению и их обеспечении гарантированными контрактами на поставку СПГ. Строительство заводов занимает около четырех лет, и именно к этому моменту закончится действующий транзитный договор с Украиной.

Источник: РИА Новости

706
Теги:
Северный поток - 2, Экономика, США, Россия, Газ
Президент Франции Эммануэль Макрон

Вышел из доверия: зачем Макрон слил в прессу свой разговор с Путиным

525
(обновлено 14:49 26.09.2020)
Французский президент Макрон в отношениях с Владимиром Путиным пережил свой "момент Меркель", уверяет европейская пресса.

Имеется в виду разговор двух президентов, состоявшийся 14 сентября, — точнее, та его часть, что касалась странного отравления Алексея Навального. Детали разговора появились на этой неделе в газете Le Monde — но вначале надо напомнить, что такое "момент Меркель".

Второго марта 2014-го немецкий канцлер позвонила Владимиру Путину, чтобы обсудить с ним ситуацию, сложившуюся после переворота на Украине и в Крыму. Понятно, что Меркель не считала победу Майдана переворотом, — и ее очень беспокоила возможность того, что Россия вернет себе собравшийся к выходу из Незалежной Крым. Точно неизвестно, что сказал Путин (хотя можно предположить, что он высказал ей свое возмущение тем, что Европа не реагирует на киевский переворот), но после разговора с ним Меркель связалась с Бараком Обамой и рассказала американскому президенту, что "она сомневается в адекватном восприятии Путиным реальности" и вообще "Путин живет в другом мире".

Эти подробности стали известны из публикации The New York Times — то есть утечка произошла из Белого дома. И хотя немецкие чиновники потом неофициально опровергали сообщение американской газеты, утверждая, что Меркель ничего подобного не говорила, в истории эта ее фраза сохранилась.

Для Запада "момент Меркель" — это столкновение с оторванным от реальности Путиным. Теперь, значит, пришла очередь Макрона: как пишет Libération, "Эммануэль Макрон пережил на прошлой неделе свой "момент Меркель", увидев Владимира Путина, который оторван от мира, укрылся в башне из слоновой кости и одурманен собственной пропагандой? Или же тот поднялся на новый уровень политического цинизма, открыто заявив, что ничто не истинно и все дозволено?"

Что же произошло? Дело в том, что, как и в 2014-м, случилась утечка содержания конфиденциального разговора, но если тогда речь шла о том, что сказала Меркель Обаме про Путина, то сейчас уже был пересказан разговор самого Путина. Содержание его беседы с Макроном каким-то образом стало известно Le Monde: речь шла о Белоруссии, Украине, Ливии. Но главной темой публикации стал Навальный.

По данным издания, Путин "пренебрежительно" высказывался о Навальном и назвал его "простым возмутителем спокойствия в интернете", который "совершал незаконные действия и использовал созданный им Фонд борьбы с коррупцией, чтобы шантажировать чиновников и депутатов". Путин якобы сказал Макрону, что Навальный ранее уже симулировал болезни и "мог сам принять яд" (причину он не уточнил), что "Новичок" — далеко не такое сложное вещество, как утверждается, и что его применение, в принципе, не подтверждено". А отсутствие официального следствия в России обосновал "нежеланием французских и немецких экспертов делиться информацией с российскими коллегами". Кроме того, "Путин также посчитал возможным рассмотрение других следов — например, ведущего в Латвию, где сейчас проживает изобретатель "Новичка". На самом деле, в разработке вещества принимали участие несколько советских ученых, и нахождение одного из них за границей не означает возможность его производства, тем более при отсутствии видимого мотива".

Путина в пересказе Le Monde много — а вот Макрона совсем мало: "Макрон подчеркнул, что "Новичок" не мог быть использован частной организацией и что ситуация требует официальных объяснений. <...> Эммануэль Макрон, в свою очередь, сразу же отмел "латвийский след" и принятие яда самим Навальным".

После публикации разгорелся скандал — как из-за ее содержания, так и из-за самого факта разглашения конфиденциального разговора. Проверить, что в изложении Le Monde правда, а что нет, невозможно. Кремль тут же отреагировал, сообщив, что "газета совсем не точна в переданных формулировках" и, самое главное, "вряд ли она могла быть точна, ведь это означало бы, что наши французские партнеры сознательно поделились со СМИ записью беседы двух президентов, что не соответствует дипломатической практике". Пресс-секретарь президента России даже перешел на недипломатический язык, добавив: "Мы не можем поверить в то, что Елисейский дворец сознательно, ну, по-русски говоря, слил в прессу запись беседы двух президентов. Ну это же Франция. Франция не может такого делать".

Увы, может. Хотя французский МИД позже заявил, что "любая утечка внутренних конфиденциальных документов недопустима" и по поводу публикации в Le Monde "проводится расследование", можно практически не сомневаться, что содержание разговора было слито именно из Елисейского дворца. Причем с большой вероятностью — по инициативе самого Макрона. Который буквально в тот же день, когда появилась публикация в Le Monde, выступая с заранее записанной речью на сессии Генассамблеи ООН, заявил, что Франция "не потерпит применения химического оружия — в Европе, в России и в Сирии", а Россия должна "полностью пролить свет на попытку убийства политического оппозиционера с применением нервно-паралитического вещества "Новичок". Причем сделать это "быстро и безупречно", так как французы будут "добиваться соблюдения установленных ими "красных линий".

Макрон атакует Путина — а через утечки еще и подрывает остатки доверия, существовавшие между ними. То есть действует точно так же, как Меркель, — в этом и есть настоящий "момент Меркель", только уже для Путина. Наш президент убедился в том, что с Макроном нельзя говорить откровенно, — точно так же, как в 2014-м он убедился в том, что Меркель и Обама не держат слово.

Шесть лет назад Путин неоднократно рассказывал о том, как западные лидеры просили его убедить Януковича подписать с лидерами Майдана соглашение о конституционной реформе и досрочных выборах, которое в итоге было подписано в присутствии представителей Германии, Франции и Польши. И нарушено уже через два дня, когда Верховная рада отстранила Януковича от власти, а Запад сделал вид, что никакого соглашения и не было и никакого переворота не произошло. То есть попытался навязать России свою реальность — в которой Украина будет подвергнута евроинтеграции и атлантизации. Русское представление о собственной истории и реальности, естественно, было другим — отсюда и Крым, и дальнейшая конфронтация с Западом.

Реальность Меркель и реальность Путина различаются — как различается немецкий план по собиранию вокруг себе единой Европы и русский план реинтеграции постсоветского пространства, собирания вокруг российской территории исторической России, не говоря уже о Малороссии — Украине. Россия будет сама определять свое будущее — и сопротивляться попыткам увести ее западные земли под разговоры о "европейском выборе", "демократии" и "признании реальности".

Спустя шесть лет от России требуют покаяться за отравление Навального — причем с применением химического оружия. Но когда в ответ Москва требует показать данные экспертиз, на основании которых кричат о "Новичке", ее как будто не слышат — мы все уже установили без вас, ваше дело признать свою вину и покаяться. Так же было и с Украиной: нет никакого русского мира, даже Януковича нет, теперь есть Турчинов и Яценюк, они ведут Украину к евроинтеграции, сидите в своей Москве и не дергайтесь.

История с отравлением Навального используется для открытого давления на Россию и подрыва европейско-российских отношений — причем игра идет откровенно жульническая и наглая. При этом европейские лидеры жестко ограничены в своих публичных заявлениях — сомневаться в "Новичке" они уже не могут — ведь это же "доказано", да и "Путин всегда так делает". Конечно, Макрон, как и Меркель, не верит в причастность Путина к отравлению — но оба вполне допускают, что Навального пытались убить какие-то "добровольные помощники Кремля".

Поэтому они хотят, чтобы Путин помог им спасти российско-европейские отношения — признав вину России, разобравшись и наказав виновных. Но виновных в чем? В применении химического оружия? Но это голословные обвинения Запада, не подтверждаемые российскими врачами. Именно поэтому Путин относится к истории с отравлением как к провокации — пусть пока что и непонятно, чьей именно. И рассказывает об этом Макрону — упоминая самые разные версии. То есть реальность Путина выглядит куда более реальной, чем "точно установленное наличие "Новичка" у Макрона. Применение химического оружия? Ну да, мы помним провокации в Сирии — когда о применении Асадом химического оружия трубили связанные с западными разведками "Белые каски", а потом выяснялось, что это организованные ими постановки.

Франция при Макроне претендует на лидирующую позицию в Европе — да и в отношениях с Россией молодой президент пытался выйти из атлантической ловушки. В мае 2017-го, спустя всего две недели после вступления в должность, он принимал Владимира Путина в Версале — да и потом неоднократно говорил о том, как важны для Европы отношения с Россией, призывал к их развитию. "Необходим диалог, многое можно изменить, если есть воля", — это слова Макрона. Насчет наличия у Эммануэля воли в Кремле и раньше были сомнения, но даже диалог возможен только при факте хотя бы минимального доверия — а сливая в прессу свой разговор с Путиным, Макрон уничтожает и то, что от него осталось. Непорядочно? Да, но главное — очень недальновидно.

Источник: РИА Новости

525
Теги:
внешняя политика, политика, Франция, Россия, Владимир Путин, Эммануэль Макрон
Мы все умрем. Но это не точно

Мы все умрём. Анонимность в интернете: безопасность или беззащитность?

0
(обновлено 14:08 27.09.2020)
Полная анонимность в Сети защищает личные данные, но развязывает руки интернет-мошенникам и создателям фейков.
Мы все умрём. Анонимность в интернете: безопасность или беззащитность? (копия)

Полная прозрачность пользователей защищает от преступников и ложной информации, но раскрывает всю личную информацию о человеке и дает возможность следить за ним – что в цифровом, что в реальном мире.

Разобраться в теме помог Сергей Гребенников - директор Регионального общественного центра интернет-технологий.
Слушайте подкасты РИА Новости

0
Тема:
Подкасты РИА