Участники акции против Brexit в Лондоне.

Патриотизм с нуля: наш, британский и американский

310
(обновлено 15:38 07.10.2020)
В Великобритании создают новую партию, главный программный пункт которой — возвращение британских ценностей, британской культуры и британского патриотизма.

Все это следует вырвать из когтистых лап либеральной и дико нетерпимой "элитной" общественности, среди которой модно свою страну презирать.

Еще неизвестно, что из этой новой партии получится. Основал таковую известный актер Лоренс Фокс, но у нее еще даже названия нет, оно не прошло регистрацию. Рабочее название — партия Reclaim, что означает "вернуть", "потребовать обратно". Вернуть — как конкретно? Фокс говорит, что для начала нужно возвратить британские ценности в финансируемые из бюджета учреждения — например, в школы или в телевещательную корпорацию "Би-би-си". И как тут не вспомнить недавнюю историю о том, что эта самая корпорация отказала британцам в праве слушать (как это происходило каждый год на ее осеннем концерте) слова знаменитой песни "Правь, Британия", размахивать при этом флагами и радоваться. Музыку, правда, оставила. Это пока можно.

Повторим, выборные перспективы этой партии неясны, но есть ощущение, что ее — или похожей партии — не могло не возникнуть. Потому что где-то же живут все эти люди, которые проголосовали большинством за выход из Евросоюза, то есть возвращение Британии британцам. И сейчас похоже, что этот электорат считает правящую Консервативную партию недоконсервативной, с которой никаких лейбористов не надо. А что в итоге получится — объединится ли правый фланг общества или расколется — вопрос будущего.

Теперь очень похожая новость из США. Там, правда, создали не партию, а всего лишь интернет-форум. Называется — Primerrily, что переводится примерно как "весело для первоклашек". Вот только форум вдруг оказался очень популярным по всей стране: начиналось все с трех матерей, задумавшихся, как привить детям американские ценности, а потом подтянулись и другие матери.

Кто сказал, что уроки патриотизма должны быть нудными и мрачно-официозными? Матери придумывают игры: как и из чего испечь "патриотическое печенье", как с помощью долларовых бумажек в награду за выпавший зуб объяснить, кто на этих бумажках изображен и что сделал для страны… Можно, оказывается, и так.

Две истории, британская и американская, имеют нечто общее: частные лица делают то, что перестали делать правительственные структуры. Например, вещательная госкорпорация или просто школы. Да-да, в школах — в частности, в США — учат детей ненавидеть и презирать свою страну. Это называется "прививать общечеловеческие ценности".

Посмотрим на публикацию о том, как общеамериканская Национальная образовательная ассоциация (объединяющая учителей) годами продавливала в школах программы типа ныне знаменитого "Проекта 1619". Он подразумевает, что историю страны надо отсчитывать не от 1776 года (ее образование), а с момента, когда в британские колонии завезли первых рабов. И, получается, дальше так и пошло — расизм, угнетение, ужас, позор и никаких побед в мировых войнах, никаких изобретений, технологических достижений, Микки Мауса и Хэмингуэя.

Эта история с насаждением ненависти к Родине возникла и на недавних злобных дебатах Дональда Трампа и Джо Байдена. Дословно так: Байден спрашивает, на каком основании Трамп запретил в госучреждениях, то есть и в части школ, ранее обязательные курсы по "критической расовой теории" (теория гласит, что у американца возникает врожденное преимущество или ущербность в зависимости от расы). Трамп отвечает: "Я запретил (эти курсы. — Прим. ред.), потому что они расистские. Я покончил с ними, потому что многих людей просили делать абсолютно безумные вещи". И — "то была радикальная революция, происходившая у нас в армии, у нас в школах, повсюду. Вы это знаете, и все это знают… Мы платили людям сотни тысяч долларов за обучение очень плохим идеям, очень больным идеям. Ну правда же — они учили тому, что наша страна — жуткое место, расистское место, и они учили людей ненавидеть нашу страну, и я не позволю это продолжать".

Что же ответил Байден? Что Трамп ушел от идеи равенства, что он расист, что "людей надо заставить понимать, как ощущают себя другие люди, что их оскорбляет, что для них унизительно… Здесь громадная разница в том, как ребенку удается вырасти и сохранить чувство самоуважения".

Разница, как видим, и правда громадная. Чтобы иметь чувство самоуважения, надо, чтобы тебя тошнило от своей страны, ее истории и культуры.

А чем нам знакомы все эти американо-британские сюжеты? Видимо, тем, что эти две похожие нации сейчас переживают примерно то же, что мы — ближе к концу 90-х. Когда навязывавшаяся нам ненависть к СССР/России начала наконец сильно надоедать. И очень многим.

Здесь возникает вопрос: хорошо, если мы уважаем свою страну и ее патриотов, то должны как-то уважать и прочие страны с их патриотизмом. Но значит ли это, что мы с ними будем в наилучших отношениях — или наоборот? Ну была же такая — полностью бредовая — идея, что "демократии не воюют друг с другом" (поскольку разделяют общие ценности, а точнее — потому что ими повелевает только одна сверхдержава). А воюют ли друг с другом патриоты разных стран, или как минимум ненавидят ли время от времени друг друга?

Да еще как. Столкновение двух (или больше) патриотизмов вполне типично, иногда переходит в стадию всеобщей параноидальной шизофрении, изучите всю мировую историю войн. Вот и сейчас прилив патриотизма в США сопровождается волной ненависти к Китаю, и если присмотреться к миру в целом, то там таких сюжетов сколько угодно.

Однако, к счастью для нас, мы уже испытали в полной мере точно такую же лютую ненависть к себе со стороны противоположного типа людей — демократов. И та ненависть, так уж получилось, куда отвратительнее и куда менее объяснима. Так что добрым мир не будет никогда, но с относительно нормальными людьми — то есть патриотами — хотя бы есть шанс говорить на общем языке.

Источник: РИА Новости

310
Теги:
США, патриотизм, политика, Великобритания

Какой президент США выгоден России?

5
(обновлено 10:09 31.10.2020)
России, конечно, выгодно, чтобы Штаты все больше занимались собой. Но проблема в том, что смута, которой пугают всех противники Трампа, скорее всего, наступит как раз при его поражении.

Какое дело России до итогов американских выборов? Ведь кто бы ни победил 3 ноября, в отношениях двух стран ничего принципиальным образом не изменится. Смута в самих США будет нарастать вне зависимости от победы или поражения Трампа — так что какая нам, казалось бы, разница, как будут звать президента США в следующие четыре года.

Это популярная в России точка зрения — но в корне неправильная.

США вступили в период системного кризиса — причем это одновременно и их внутренний кризис как национального государства и кризис выстроенного вокруг них миропорядка, атлантической модели глобализации. Невозможно предсказать сроки и скорость разрастания этих процессов — но несомненно, что они взаимосвязаны и подпитывают друг друга. Поэтому России не может быть безразлично состояние дел в самих США — ведь от этого зависит их поведение на мировой арене.

Причем простой связи тут нет — было бы очень сильным упрощением думать, что нам однозначно выгодны расколотые и погрязшие в смуте Штаты, потому что тогда у них будет меньше сил и возможностей для внешней активности. Хотя бы потому, что смута смуте рознь — из кровавой Гражданской войны IX века Америка вышла, по сути, окрепшей и уже через полвека взяла курс на мировое господство.

Сейчас, конечно, другая ситуация, но даже практически неизбежное нарастание внутренних проблем в США не означает их быстрого ухода с геополитических высот. Америка будет продолжать отступление — но нам важно, чтобы оно приобрело организованный, осмысленный характер. Потому что в этом случае меньше вероятность хаотичных, сумасбродных действий из серии "сегодня Вашингтон терпит поражение, а завтра переходит в контратаку и случайно устраивает ядерную войну".

России, конечно, выгодно, чтобы Штаты все больше занимались собой. Но проблема в том, что смута, которой пугают всех противники Трампа, скорее всего, наступит как раз при его поражении. Более того, если действующего президента объявят проигравшим, раскол будет еще более серьезным, чем в случае переизбрания: его приверженцы не поверят в честную победу Байдена. Америка расколота надвое — но если у Трампа есть масса совершенно искренних сторонников, то у Байдена их просто нет. За него будут голосовать противники Трампа — все те, кого американские элиты и медиа четыре года запугивали этим "ужасным гомофобом, сексистом и фашистом". Поэтому поражение Трампа несет в себе большие риски внутреннего конфликта в США, и при этом внешняя политика администрации Байдена будет точно куда менее выгодной России.

Джо Байден назвал Россию самой большой угрозой для США >>

Байден не развяжет новых войн и не введет новые санкции. И дело даже не в том, что он уже обвинил Россию в попытке помешать его избранию — публикацией материалов с жесткого диска компьютера его сына. Он просто вернется к проведению прежней американской политики, к тому, чего хочет глобалистски настроенная часть элиты: Америка должна пасти народы и продолжать строительство глобального атлантического проекта — ну и что, что он провалился, а они так не считают, будучи уверенными, что все еще можно исправить и спасти.

Это самоубийственный для Америки (и как национального государства, и как точки сборки "атлантического миропорядка") путь — но Байден, то есть американский истеблишмент, попытается вернуть на него страну, а с ней и весь остальной мир, который уже (кто явно, а кто тайно) попрощался с миропорядком, устроенным вокруг единственной сверхдержавы. Понятно, что Байдену будет крайне тяжело поменять курс, тем более что его администрация будет в основном погружена во все более тяжелые внутриполитические проблемы. Но сам настрой у взявших реванш демократов будет именно таким.

Дебаты Трампа и Байдена: кто победил на самом деле >>

На этом фоне переизбрание Трампа однозначно куда более выгодно миру. Причем в обоих вариантах. Если победа Трампа приведет к затяжному и глубокому (вплоть до раскола) кризису в США, Америка ослабнет — и чем дольше она будет заниматься сама собой, тем больше планета продвинется в сторону создания новой системы сдержек и противовесов, нового, постамериканского баланса сил. Критически опасным может быть только вариант с полным распадом США и коллапсом системы управления ядерной державы, но такой сценарий в среднесрочной перспективе абсолютно невероятен.

Если же после победы Трамп сумеет отбить атаки и сохранить власть, то его второй срок будет куда более "трамповским", чем первый. Даже не получив контроля над конгрессом, он будет проводить более самостоятельную политику — как в двухсторонних отношениях с различными странами, так и на международной арене в целом. Как и раньше, он будет давить, жестко торговаться и повышать ставки — но станет более договороспобен.

И самое главное — переизбрание Трампа не только похоронит надежды атлантистов на то, что 2016 год был просто случайностью и все легко удастся отыграть назад. Оно изменит настроения американских союзников и сателлитов по всему миру. Америка уже никогда не будет прежней, а значит, нужно выстраивать новую систему отношений как с ней, так в целом на мировой арене.

Источник: РИА Новости.

5
Теги:
Джо Байден, Дональд Трамп, выборы президента, США
Флаг Франции

Вышла из доверия: элита великой страны полностью дискредитирована

219
(обновлено 10:31 30.10.2020)
Да, таковы французские реалии: опрос общественного мнения, на который ссылается "Фигаро", показал, что люди разочаровались в выборах.

Протестные настроения растут с каждым годом — наступает тотальное разочарование в правящей элите. Почти 80 процентов граждан не поддержит ее кандидатов на следующих президентских выборах: они или не пойдут голосовать, или опустят в избирательную урну пустой бюллетень, или же проголосуют за антисистемного кандидата. При этом действующий президент, выигравший прошлые выборы с очень большим отрывом от соперника, уже в начале своего первого срока успел разочаровать большинство сограждан — и все равно на общем фоне у него есть неплохие шансы на переизбрание (если, конечно, скандальный компромат не заставит его отказаться от выдвижения). Но недовольство элитой — это лишь следствие общего кризиса: большинство смотрит в будущее с растущей тревогой, опасаясь, что скоро их страна изменится до неузнаваемости, пишет автор РИА Новости.

Нет, это не Украина — это Франция. Да, таковы французские реалии: опрос общественного мнения, на который ссылается "Фигаро", показал, что люди разочаровались в выборах. Рост числа недовольных элитами продолжается уже давно, но если накануне прошлых выборов, 2017 года, таких было 60 процентов, то сейчас уже 79!

Четыре пятых французов не хочет голосовать за системных политиков — большая часть из них просто не пойдет на выборы президента, а другие будут голосовать за антисистемных кандидатов, то есть за условно правую Марин Ле Пен или условно левого Жан-Люка Меланшона (есть еще и другие известные контрэлитные кандидаты, но их популярность существенно меньше).

Ле Пен уже несколько лет является самым популярным политиком Франции — вот и в этом опросе за нее готовы проголосовать 18 процентов. Это больше, чем за президента Макрона: у него лишь 16 процентов. На третьем месте идет Меланшон с восемью процентами. Вот такая конфигурация — и это за полтора года до президентских выборов, то есть менее чем за год до начала предвыборной кампании.

Искусственно вылепленный Макрон в окружении двух идеологически мотивированных политиков — и что, он снова победит? Да, конечно, говорят опросы: во втором туре, куда он снова выйдет с Марин Ле Пен, за него готовы проголосовать 31 процент опрошенных, в то время как несистемную бунтарку поддержат всего 25.

То есть все схвачено? Нет, потому что разрыв между ними становится все меньше. В 2017-м Макрон — специально сконструированный как "новый, не принадлежащий к элитам политик" — во втором туре обошел Ле Пен практически вдвое. Сейчас — за полтора года до выборов — он утратил значительную часть своего преимущества. То есть выстроенная французскими элитами система сохранения себя у власти уже не просто дает сбой — она начинает разрушаться.

Суть этой системы — в маргинализации и блокировании несистемных политиков. Их объявляют радикалами (националистами-фашистами, как ту же Ле Пен) и сплачиваются против их кандидатов на выборах всех уровней.

Радикальных взглядов хватает во Франции и справа и слева (вплоть до троцкистов, набиравших немало голосов), но откуда-то они же берутся. Разве не из-за банкротства и вырождения системных игроков, правящей элиты? Конечно. Но даже катастрофически теряя популярность, система умудряется протаскивать своих кандидатов. Действуя по принципу "разделяй и властвуй", демонизируя антисистемные силы, продавая залежалый "системный" товар под видом нового, революционного (как это было с Макроном). Но все это с каждым разом работает все хуже — и "своих" кандидатов подбирать нелегко (жулик Саркози, амеба Олланд, сюрприз Макрон), и противника демонизировать получается все сложнее.

Ну какая из Ле Пен фашистка? Она патриот и больший голлист, чем все остальные французские политики вместе взятые что во внутренней политике, что во внешней. А ведь нынешняя Пятая республика основана де Голлем — и именно генерал остается образцом французского президента.

При этом де Голль, возглавивший Францию после того, как ее освободили союзники, вскоре был выдавлен из власти — точно такой же системной элитой, которая хотела управлять страной так же, как и до катастрофического поражения от Германии. То есть в том числе и без сильных и независимых личностей типа де Голля. Управлять, впрочем, у них получалось все хуже и хуже — и все кончились кризисом 1958 года, после которого де Голль вернулся к власти и была учреждена Пятая республика.

Хотя у Марин Ле Пен нет таких заслуг перед Францией, как у де Голля в сороковых, сейчас она столь же неприемлема для элиты, как и де Голль до 1958 года. Ее не пускают во власть, но как долго это будет удаваться? С каждыми выборами ее поддержка растет, а возраст позволяет ей участвовать еще не в одном голосовании. Маргинализировать Ле Пен с каждым разом удается все хуже и хуже, а ее шансы стать президентом республики — все выше. Потому что системные политики демонстрируют свою неспособность вытащить страну из того кризиса, который сами создали — как бы ни пытались они перехватывать у несистемных повестку и лозунги, как бы ни старались притворяться народными и настоящими. То, что французы не доверяют элите, — проблема элиты, а не французов. Кто-то один должен проиграть.

219
Теги:
Эммануэль Макрон, колумнист, Франция, Франция