У Трампа лучшее впереди если он создаст свои соцсети

220
(обновлено 10:59 13.02.2021)
Соцсети — изначально — не СМИ, которые живут по законам и, в частности, могут иметь направление и уклон, отказывать в публикации и еще нести ответственность за содержание, напоминает автор. А тут было дикое поле — которое, оказывается, кем-то контролировалось.

Если кого-то интересует, чем занят Дональд Трамп, кроме того, что играет в гольф у себя дома во Флориде и через адвокатов защищается от абсурдной попытки демократов подвергнуть его импичменту задним числом: Трамп выясняет вопрос, вернуться ли ему в соцсети, выбрав уже существующую, или создать свою соцсеть.

Нет никаких сомнений, что Трамп (или трампизм) не сдался и готовится продолжать борьбу. Иначе и быть не могло. Вот данные опроса, проведенного службой Расмуссена в прошлом месяце: если бы президентские выборы 2024 года прошли сегодня, то за не созданную пока "партию патриотов" Трампа проголосовали бы 23%, а за оставшуюся без Трампа партию республиканцев — только 17%. Демократы получили бы 46%, но ведь есть еще и неопределившиеся — 14%. Добавим сюда опрос телекомпании NBC, который показал, что семь из восьми республиканцев — за Трампа.

Есть о чем подумать. Как минимум о гибели Республиканской партии без Трампа и его идеологии, но еще и об очень реальной победе этой идеологии и партии (в случае, конечно, честных выборов, а не таких, как в прошлом году).

Поэтому, даже если Трамп устал, есть множество людей, готовых подставить ему плечо. Возник, например, Дональд Трамп — младший, рассказывающий американцам, что отец не отойдет от политики, что "лучшее впереди". Есть и многие другие, вращающиеся вокруг учрежденного старшим Дональдом "офиса бывшего президента" — возможно, это зародыш той самой "партии патриотов" или эпицентр будущей обновленной Республиканской партии.
И дело сегодня лишь в известном "русском" вопросе — с чего начать. Получается, что начать надо с соцсетей. Потому что они сыграли особо подлую роль в событиях в США.

Кратко механизм переворота выглядел так: в начале 2020 года Трамп, по опросам, побеждал. Но тут соцсети сыграли свою роль в создании глобальной паники и продвижении идеи сидеть (целым нациям) под замком неопределенное время ради борьбы с коронавирусом. А Трампа обвинили в том, что он этой акции мешает, вредя здоровью людей.

Это не помогло — судя по всему, американцы осенью все равно проголосовали за Трампа. Тогда гигантские информационные корпорации показали свои возможности, включив механизмы внезапного появления множества голосов за демократов. Но и это не принесло тотального успеха, поскольку нарушения были слишком откровенные, чтобы их не оспорить. И тут те же информационные корпорации нанесли последний удар — отключили действующего президента от соцсетей, засадив его в информационную изоляцию.

В средневековые и чуть более поздние времена такую штуку называли дефенестрацией, то есть выбрасыванием политических противников из окна ратуши. Сегодня появился термин "деплатформизация", когда частные корпорации в нужный момент лишают кого угодно права высказаться в соцсетях.

"Мы уже в состоянии войны!": что потеряла Россия и чего ждет после Трампа >>

Трампизм одержал первую победу (2016 год), воспользовавшись возможностями именно соцсетей, Twitter и Facebook. Обычные СМИ к тому времени на три четверти подпали под влияние демократов-глобалистов, но при Трампе, после 2016-го, создалась или нарастила влияние консервативная сеть СМИ, от старой The Wall Street Journal до новой The Epoch Times. В итоге получилось неожиданное: СМИ и соцсети должны были сыграть ключевую роль в задуманной еще с 90-х глобалистами подрывной акции — дебилизация населения, разрушение обществ с их традициями, превращение человека в управляемого потребителя, но вдруг сети использовали к своей выгоде силы, боровшиеся — пусть и неумело — с этим ползучим левым переворотом. Вот тут информационные корпорации и включили свои цензурные рубильники, деплатформизируя кого следует…

Итак, с чего начать: власти двух трампистских штатов, Флориды и Калифорнии, затеяли законодательные инициативы, суть которых — заставить соцсети заранее объявлять, по каким критериям они могут цензурировать высказывания клиентуры. (Потом инициативой заинтересовались другие штаты.) То есть клиент должен знать заранее, в какую сеть вступает, и иметь возможность делать выбор между той или этой сетью. Далее, за деплатформизацию политика-кандидата во время выборов предусматривается штраф в сто тысяч долларов в день до восстановления доступа клиента к своему аккаунту.

Но можно проще — распространить на соцсети действие основных прав человека. Право на свободное высказывание, например.

То есть соцсети таким путем хотят вернуть к исходной, но ни в каком законе не зафиксированной идее — что это лишь площадка, нейтральная платформа для всех и каждого, а не инструмент массового оболванивания людей.

Здесь надо напомнить, что соцсети — изначально — не СМИ, которые живут по законам и, в частности, могут иметь направление и уклон, отказывать в публикации и еще нести ответственность за содержание. А тут было дикое поле — которое, оказывается, кем-то контролировалось.

Но возникает и другая тема — о том, что информационные гиганты, управляющие соцсетями, неожиданно оказались настолько громадными, что законами каких-то там Техаса и Флориды, да хоть всех США, их уже не напугать. И речь заходит попросту о насильственном демонтаже гигантов — то есть об антимонопольном законодательстве.

Тут мы вспоминаем, что соцсети — проблема не только США. Дело в том, что по другую сторону океана (Тихого), в Китае, тоже решают аналогичную проблему: гиганты слишком гигантские. В Пекине принято рамочное законодательство для целого букета будущих законов, согласно которым платформы эти, например, не имеют права блокировать одновременный доступ пользователей к другим платформам или брать с клиентов дифференцированную плату за одни и те же услуги. Информационные гиганты ведь — это не только про политическую обработку мозгов, они могут еще и отнимать деньги, пользуясь своим монополизмом. Но их можно и нужно дробить на несколько компаний поменьше, и несколько подобных процессов в Китае уже запущены. Вот такой занятный международный опыт.

Вечный бан: Трампу впервые в истории США объявили второй импичмент — что дальше? >>

И — возвращаясь к США — интересно будет посмотреть, удастся ли Трампу создать свою мощную соцсеть, не дожидаясь законодательного обуздания монополистов. Но он такой, повторим, не один, потому что трампистов в Америке — половина страны. И вот, например, молодая звезда республиканцев, блестяще красноречивая Кендис Оуэнс, объявляет о создании своей сети (пока это только зародыш таковой), которая по большей части будет опровергать дезинформацию демократов…

220

Впустят ли в Европу политически неправильной вакциной"

5
Выступая по итогам селекторного совещания глав дипломатических ведомств ЕС, фрау канцлерин Ангела Меркель сообщила, что совещавшиеся согласились с необходимостью ввести прививочный сертификат, без которого въезд в ЕС не будет дозволен.

Согласие пока лишь принципиальное, в деталях проект будет представлен через три месяца, рассуждает колумнист РИА Новости Максим Соколов.

Известно, кто кроется в деталях, и к паспорту вакцинированного это тоже относится.
Прежде всего непонятно, как быть с людьми, имеющими противопоказания к вакцинированию. Еще более или менее понятен случай временных противопоказаний — например, недавно перенесенная коронавирусная инфекция.

Тут, равно как и с другими инфекционными заболеваниями, достаточно выждать время и потом смело прививаться. Но есть и постоянные, хронические заболевания: и как быть со страдающими от них? Вероятно, поражать в праве на передвижение.

К тому же хронические недуги тяжелые, и носители их скоро помрут. Нет человека — нет проблемы. Да и нечего тяжелым хроникам разъезжать по Европам.

Однако этим дело не ограничивается.

В мире сейчас много вакцин, а будет, вероятно, еще больше — и прививки какими именно препаратами будут давать право на получение еэсовского сертификата?

С евроатлантической тройкой Pfizer/BioNTech, Moderna, AstraZeneca бюрократических препятствий, вероятно, не будет. "Привился "Пфайзером" — получи аусвайс", иначе совсем какое-то диссидентство выйдет.

Но с российскими ("Спутник V" и "ЭпиВакКорона") и китайскими (Sinovac Biotech, CanSino Biologics, CNBG — Sinopharm) вакцинами все может быть сложнее. Они могут быть сколь угодно целебными, но, покуда они официально не утверждены брюссельским потребнадзором, привитые ими граждане, скорее всего, не получат сертификата, нужного для пересечения границы.

Поскольку вопрос о целебности или вредности вакцины недемократического происхождения — не только медицинский, но и политический.

Ruptly / facebook.com/chumakovs.ru / МИД Венгрии / European Medicines Agency (EMA) / washingtonpost.com

А что получается, когда в дело вмешивается политика, т. е. "продвижение демократии vs наступление тоталитаризма", мы наблюдаем на примере "Северного потока — 2", когда русский углеводород оказывается стократ опаснее, чем "Циклон-Б".

Как известно, "если бы геометрические теоремы затрагивали людские интересы, из-за них велись бы войны". А если непризнанием вакцины недемократического происхождения возможно сделать иностранной державе неприятность — отчего же ее не сделать?

Характерно недавнее (17 февраля) высказывание главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен: "Стратегия России по вакцинации от COVID-19 вызывает недоумение.

Почему Россия предлагает теоретически другим странам миллионы доз, но при этом не достигла достаточного прогресса в вакцинации собственного населения? Это вопрос, на который должен быть дан ответ".

Сложно сказать, что такое достаточный прогресс. И уместно ли поднимать эту тему европейским чиновникам, когда в самой Европе прогресс явно недостаточен?

Иначе Венгрия не стала бы покупать "Спутник", и Чехия, Австрия, Италия не подумывали бы о том же. "Зачем нам "Спутник", когда на каждом шагу прививочные пункты с "Пфайзером?"

Возможно, фрау Урсула возмущена воспроизведением практики хлебного экспорта конца XIX века — "Недоедим, но вывезем". Точно ли нынешний Минздрав следует принципам тогдашнего министра финансов Вышнеградского — сказать сложно.

А еще сложнее понять, какое это имеет отношение к вопросу о действенности российской вакцины. Либо она эффективна, либо нет. Тогда как достижение Россией достаточного прогресса в вакцинации собственного населения вряд ли может быть главной заботой Брюсселя.

Другое дело, когда нужно любой ценой дезавуировать российскую вакцину.

В частности — не считать прививку ею основанием для выдачи визового сертификата. Когда на кону проблемы железного занавеса, тогда, конечно, всяко лыко в строку.

Конечно, не все зависит от Урсулы и ее единомышленников.

Кроме интересов тех, кто желает отгораживаться от России, используя для этого любой повод, а также предлог, есть также и группы с другими интересами.

Например, хотя доходы россиян сильно упали, но все же не до состояния полной нищеты, делающей выездной туризм совершенно неактуальным.

А многие европейские страны (Италия, Франция, Греция, etc.), где туризм до пришествия заразы давал от десяти до пятнадцати процентов ВВП и обеспечивал занятость хорошей доли населения, — эти страны спят и видят, как возвращаются доковидные времена и деньги российских туристов.

Интересы идейно твердой фрау фон дер Ляйен тут не так интересны — бедственное состояние собственного кошелька гораздо важнее.

Можно, конечно, воодушевлять европейцев словами шефа-идеолога тов. Суслова М. А. "На идеологии мы не экономим" — в том числе и применительно к визовой сертификации, но такая долгосрочная политика чревата разными сюрпризами.

Принципа "Своя рубашка ближе к телу" никто не отменял, и все время над ним ругаться — опасно.

Так что вопрос о том, какие вакцины будут через три месяца подтверждать благонадежность соискателя въездной визы, станет предметом острых споров между фрау фон дер Суслов и сторонниками мелкобуржуазного принципа "По мне хоть пес, лишь бы яйца нес".

5
Теги:
ЕС, Европа, пандемия, коронавирус, Вакцина

Ближний Восток ждет беды: США накажут Саудовскую Аравию

21
Лига арабских государств поддержала Саудовскую Аравию, которая отвергла доклад американской разведки, возложившей ответственность за убийство саудовского журналиста Джамаля Хашукджи на руководство страны и лично наследного принца Мухаммеда бен Салмана.

Генеральный секретарь организации Ахмед Абу аль-Гейт заявил, что "американская разведка не является судебным или международным органом, принимающим решения" и "прерогативу привлечения виновных в деле Хашукджи имеют исключительно судебные власти Саудовской Аравии".

Кроме того, он подчеркнул, что "вопросы прав человека не должны политизироваться", пишет колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

Доклад спецслужбы опубликован в конце прошлой недели, и за ним немедленно были объявлены санкции, которые Штаты ввели против 76 граждан королевства. Сам Мухаммед бен Салман в данный список не попал.

По сведениям The New York Times, Белый дом отказался — во всяком случае, пока — от этой идеи, хотя она активно обсуждалась, поскольку рестрикции в отношении наследника престола означали бы полный разрыв отношений с ключевым союзником США на Ближнем Востоке.

В то же время на "наказании" принца настаивают высокопоставленные представители Демократической партии в конгрессе и влиятельнейшие американские СМИ (включая ту же The New York Times).

Как бы то ни было, анонсированные Вашингтоном меры — это только начало.

Согласно заявлению американского президента, сегодня США объявят "новые изменения" своей политики в отношении Саудовской Аравии.

Причем Джо Байден подчеркнул, что он обсудил сложившуюся ситуацию не с наследным принцем, которого нередко называют реальным правителем страны, а с его отцом — 85-летним королем Салманом.

Иллюзий по поводу особенностей государственно-политической системы Саудовской Аравии Соединенные Штаты, разумеется, никогда не питали, но это никогда не мешало двум странам многие годы оставаться стратегическими партнерами.

Однако резкая реакция на обвинения Соединенными Штатами не только Эр-Рияда, но и других стран Персидского залива, а также всей Лиги арабских государств (среди членов которой у королевства хватает недоброжелателей) намекает, что на этот раз Ближний Восток ожидает от американцев действий, выходящих далеко за рамки "милые бранятся — только тешатся".

Даже в Турции, у которой откровенно плохие отношения с саудитами, относятся к происходящему с откровенной настороженностью и не ждут ничего хорошего.

Саудовская Аравия является для новой администрации США прямо-таки идеальном объектом, который можно использовать для демонстрации ликвидации внешнеполитического наследия предыдущего президента.

В первую очередь это касается подчеркнуто делового, свободного от идеологических догм подхода Трампа к любой проблеме. На его место приходят самые передовые идеи как главное мерило и двигатель политических решений.

К слову сказать, это принципиально новый для США феномен.

Да, американцы всегда активно использовали правозащитную, демократическую и либеральную риторику в своей внешней политике, но та неизменно была просто инструментом, который применялся в удобные моменты и игнорировался, когда был некстати.

Именно поэтому Саудовская Аравия и многие другие весьма далекие от демократических идеалов страны долгие годы оставались в статусе друзей и союзников Америки.

Теперь же левацко-либеральная идеология набрала такое влияние, что пытается из инструмента превратиться в реальную "руководящую и направляющую" силу.

Собственно, громкоголосые требования либерального политического и медиаистеблишмента применить санкции против саудовского принца — в то время как трезвые головы в администрации пытаются объяснить неразумность такого шага — наглядно показывают трансформацию, переживаемую американской политикой.

Но главная проблема все-таки не в идеологии, а в ресурсах.

Ближний Восток на протяжении десятилетий выступал для Соединенных Штатов главным геополитическим полигоном, на котором они старательно поддерживали высокий уровень конфликтности, что позволяло им выкачивать оттуда все, что возможно.

Может показаться странным, но одним из главных итогов президентства Дональда Трампа стало снижение напряженности в регионе и повышение уровня добрососедства между государствами — и это несмотря на многочисленные кризисы, в том числе военного характера, вереницей вспыхивавшие все четыре года его правления.

Одно только налаживание отношений Израиля с рядом арабских соседей (так называемые Авраамовы соглашения) тянет на по-настоящему эпохальное событие.

Все дело в том, что основные усилия по геополитической конфронтации и поиску нужных Америке ресурсов бывший президент переориентировал на другие направления, в первую очередь — на Китай и Европу.

Разумеется, на Ближнем Востоке Трамп тоже свое не упускал — многомиллиардная оружейная сделка с саудитами служит тому подтверждением. Но в целом при Трампе регион получил небольшую передышку и даже надежду на прекращение однажды, в будущем, той мясорубки, в которой он живет уже десятилетия.

Вот только теперь в Белом доме снова демократы, и их свежая антисаудовская инициатива недвусмысленно намекает, что они готовы вернуть Ближнему Востоку статус любимой "песочницы" Америки со всеми привычными атрибутами и кровавыми последствиями.

Неудивительно, что подобная перспектива вызвала ярость практически у всех стран региона, включая те, где к Эр-Рияду традиционно не питают симпатий.

21
Теги:
журналисты, Убийство, Ближний Восток, Саудовская Аравия
Завод Ахангаранцемент

Eurocement Holding выставил на аукцион 84,19% акций "Ахангаранцемента"

0
Компания продаст 4 141 108 простых именных акций стоимостью каждая 103593,05 сума каждая.

ТАШКЕНТ, 1 мар — Sputnik. Eurocement Holding AG выставил на открытый аукцион на республиканской фондовой бирже (РФБ) "Ташкент" свой актив в Узбекистане — 84,19 процента акций АО "Ахангаранцемент" стоимостью 40,8 миллиона долларов, сообщает торговая площадка.

В октябре 2020 года Сбербанк сообщил, что консолидировал 100 процентов акций головной компании группы "Евроцемент" (GFI Investment Limited) в рамках процесса урегулирования долга. В феврале "Сбер" объявил о начале конкурса по публичному выбору покупателя ГК "Евроцемент", его итоги будут подведены в начале апреля.

"Eurocement Holding AG оповещает об условиях предстоящей сделки в секции переговорного аукциона на РФБ "Ташкент", — говорится в публикации.

Компания продаст 4 141 108 простых именных акций стоимостью каждая 103593,05 сума каждая. Таким образом, стоимость выставляемого пакета акций "Ахангаранцемента" составляет 428,99 миллиарда сумов (около 40,8 миллиона долларов). По данным местного интернет-ресурса CorpInfo, на аукцион выставлен пакет в размере 84,19 процента от уставного капитала цементного завода.

Цементовоз
Пресс-служба предприятия "Ахангаранцемент"
В августе 2006-го "Евроцемент груп" приобрела 75,6 процента акций "Ахангаранцемента". Инвестиции "Евроцемент груп" в развитие предприятия за 14 лет составили около 150 миллионов долларов.

"Ахангаранцемент" был основан в 1961 году, это второй по величине цементный завод в республике. Производственная мощность составляет 1,9 миллиона тонн цемента (около 20 процентов от общих мощностей в Узбекистане) по "мокрому" способу производства.

В ноябре 2017-го "Евроцемент груп" и АО "Узстройматериалы" подписали соглашение о реализации проекта строительства завода по производству цемента сухим способом мощностью три миллиона тонн продукции в год. Подрядчиком выступает Beijing Triumph International Engineering Со (входит в китайскую промышленную группу CNBM). Стоимость контракта — более 160 миллионов долларов. Завершение строительства цементного завода, а также предприятий по выпуску бетона и железобетонных изделий было намечено в 2020 году.

"Евроцемент груп" входит в десятку крупнейших мировых цементных компаний, объединяет 19 цементных заводов в СНГ, а также заводы по производству бетона, ЖБИ, карьеры по добыче нерудных материалов. Производственная мощность предприятий холдинга составляет более 60 миллионов тонн цемента и более 11 миллионов кубометров бетона в год.

0
Теги:
Eurocement Holding AG, Ахангаранцемент, цемент