Слиток золота

Золотая жила: экспорт драгметалла с начала года составил почти $4 млрд

386
(обновлено 11:21 22.10.2019)
В 2015-м было экспортировано золота на 823,9 млн долларов, в 2016 году - 738,2 млн, в 2017-м - 1,6 млрд. При этом доля драгметалла в структуре экспорта в 2019 году составила 29%.

ТАШКЕНТ, 22 окт - Sputnik. За 9 месяцев 2019-го Узбекистан экспортировал золота на 3,9 млрд долларов США, сообщает Госкомстат.

При этом доля драгметалла в структуре экспорта составила 29%.

В 2015 году было экспортировано золота на 823,9 млн долларов, в 2016-м - 738,2 млн, в 2017 году - 1,6 млрд.

Напомним, чуть больше недели назад Всемирный совет по золоту (World Gold Council) опубликовал список крупнейших держателей золота по итогам сентября 2019 года. 

Узбекистан с февраля рассекретит данные по добыче золота >>

Узбекистан занял в рейтинге 17-е место по количеству золотовалютных резервов и хранит 325,7 тонны, что составляет 56,2% от общих запасов страны.

 

386
Теги:
Госкомстат, Узбекистан, добыча золота, Добыча, золото

Почему Индия готова потратить $2 млрд на российские истребители Миг-29 и Су-30

17407
(обновлено 11:48 04.07.2020)
Около 45% российского оружейного экспорта – это авиация. Достичь убедительного успеха на международном рынке высокотехнологичных вооружений помогают истребители Су-30 и МиГ-29, которые по праву считаются лучшими на планете по многим параметрам.

Россия продолжает наращивать экспорт истребителей Сухого и Микояна, известных высокой боевой эффективностью и надежностью во всем мире. Индийские военно-воздушные силы традиционно предпочитают российское оружие, и этот выбор дорогого стоит.

Совет по оборонным закупкам Индии одобрил предложение о закупке 12 российских многоцелевых истребителей Су-30МКИ (модификация для Индии) и 21 истребителя МиГ-29 – в пакете с модернизацией 59 самолетов МиГ-29 в составе индийских военно-воздушных сил. Новая партия "Сухих" оценивается в 1,42 миллиарда долларов, "Миги" стоят 984 миллиона долларов, итого больше двух миллиардов. Самолеты могут быть поставлены индийским партнерам в текущем году.

Несмотря на жесткое противодействие Запада, Россия мирно завоевала около трети мирового рынка вооружений. В портфеле "Рособоронэкспорта" сегодня заказы на 55 млрд долларов (второе место в мире после США). Причем "коридор" 53-56 млрд долларов сохраняется в течение нескольких последних лет. Около 45% российского оружейного экспорта – это авиация. Достичь убедительного успеха на международном рынке высокотехнологичных вооружений помогают истребители Су-30 и МиГ-29, которые по праву считаются лучшими на планете по многим параметрам, эксплуатируются в десятках стран, пользуются большим спросом в СНГ.

Выбор российских партнеров неслучаен. Многоцелевой высокоманевренный истребитель Су-30 поколения 4++ предназначен для завоевания господства в воздухе, уничтожения воздушных целей днем и ночью, в простых и сложных метеоусловиях,  при применении активных и пассивных помех. Самолёт способен нести восемь тонн боевой нагрузки (ракетно-бомбового вооружения) со скоростью до 2125 км/час, и эффективно прикрывать свои войска (объекты) от ударов с воздуха, отражать массированные налеты разнородных сил противника (включая крылатые ракеты). Продемонстрировал высокую эффективность в сирийской операции ВКС РФ. Количество экспортированных и законтрактованных Су-30МКИ исчисляется многими сотнями машин.

Фронтовой истребитель четвертого поколения МиГ-29 обладает мощным ракетным вооружением, и на максимальной скорости 2,25 Махов способен обогнать любой истребитель Североатлантического альянса. Его превосходство проверено боевыми действиями в странах Персидского залива, Эфиопии, Эритрее, Югославии, Судане, Сирии, и признано на Западе. Миг-29 служит в военно-воздушных силах 25 государств.

На просторах СНГ

Россия экспортирует вооружения в пятьдесят стран мира, в том числе семь стран Содружества Независимых Государств. И здесь поставки ударной авиации занимают видное место. Так, в Республике Беларусь четверка новейших Су-30СМ  заступила на боевое дежурство по противовоздушной обороне 1 июля. Военно-воздушные силы республики совершат качественный скачок, когда Беларусь получит все предусмотренные контрактом 12 истребителей Су-30СМ. Однако и четыре машины поколения 4++ немало значат для обороноспособности страны.

Ранее Армения приняла на вооружение четыре из 12 закупленных в РФ многоцелевых истребителей Су-30СМ. Военно-воздушные силы республики эксплуатируют также истребители МиГ-29. Ереван планирует и в дальнейшем наращивать боевой потенциал ВВС за счет ударной авиации российского производства.

Казахстан получает новую боевую авиатехнику российского производства, в том числе 12 истребителей Су-30СМ. Министерство обороны республики планирует приобрести всего 36 самолетов Су-30СМ.

Узбекистан намерен укрепить военно-воздушные силы партией многоцелевых истребителей Су-30СМ за счет российского государственного экспортного кредита. Кроме того, Россия помогает модернизировать около 30 истребителей МиГ-29 ВВС страны.

Присматриваются к самолетам Сухого и Микояна специалисты военно-воздушных сил Азербайджана, непростой выбор предстоит сделать между истребителями Су-35 и МиГ-35. На вооружении ВВС республики имеются истребители Миг-29.

Интерес ближайших союзников и партнеров закономерен. Могущественные и высокоманевренные ударные самолеты российского производства считаются в мире шедевром конструкторской мысли. Россия имеет репутацию надежного поставщика высокотехнологичных вооружений. Однако вернемся к индийским контрактам.

Образцовое сотрудничество

Взаимодействие России и Индии развивается на основе Программы военно-технического сотрудничества в 2011–2020 годы, и портфель индийских заказов "Рособоронэкспорта" превышает 4 миллиарда долларов. Индия находится в первой тройке крупнейших партнеров (плюс Китай и Египет). Вклад России в индийский импорт вооружений составляет более 70% общего объема, даже на фоне диверсификация закупок Нью-Дели, плюс дорогостоящие контракты по модернизации российской авиационной техники, поставленной ранее.

Первый контракт на поставку ВМС Индии 16 корабельных истребителей МиГ-29К/КУБ завершен в 2011 году. Через два года началось исполнение второго контракта на поставку еще 29 аналогичных машин. Сегодня российская самолетостроительная корпорация "МиГ" поставляет технологические комплекты для модернизации 62 индийских МиГ-29 (модификация МиГ-29UPG), по контракту 2008 года стоимостью около 900 млн долларов.

Индия и РФ в 2000 году заключили контракт стоимостью 3,5 млрд долларов о продаже лицензии на производство 140 истребителей Су-30МКИ на индийском предприятии HAL (Hindustan Aeronautics Limited) Впоследствии стороны согласовали выпуск 222 машин, и сегодня на вооружении ВВС Индии около 270 истребителей Су-30МКИ.

Постоянно развивающееся военно-техническое сотрудничество Индии и России стало образцом для многих стран мира. Успех сопровождает совместные проектирование и разработку систем вооружений, обмен технологиями, авиационно-космические проекты. Не могут помешать даже санкции, которыми США угрожают Индии за приобретение партии истребителей МиГ-29 (вместо предлагаемых американцами F-16). Ранее под санкции подпадали истребители Су-35 и зенитные ракетные системы С-400. Заметим, этот "универсальный" инструмент давления на государства, предпочитающие российское оружие, сегодня не работает даже в отношении Турции – члена НАТО.

17407
Теги:
Индия, Россия, Вооруженные силы
Узбекская валюта - сум

Все геодезические материалы с бюджетным финансированием пройдут экспертизу

2102
(обновлено 18:11 04.07.2020)
Лицензирование геодезической и картографической деятельности или отдельных видов работ определяется правительством. В соответствии с законом юридическим лицам будут выдавать лицензию без ограничения срока действия.

ТАШКЕНТ, 3 июл — Sputnik. Президент подписал закон "О геодезической и картографической деятельности", сообщили в министерстве юстиции.

В документе определены основные направления государственной политики в этой сфере, также прописаны права профильных госорганов.

Лицензирование геодезической и картографической деятельности или отдельных видов работ определяется правительством. В соответствии с законом, юридическим лицам будут выдавать лицензию без ограничения срока действия.

Экспертизе подвергаются все материалы работ общегосударственного значения, которые были профинансированы за счет бюджетных средств.

Закон вступит в силу через три месяца со дня его официального опубликования.

Абрамченко: в сфере геодезии и картографии мало научных наработок >>

Для справки: Специально уполномоченным государственным органом в области геодезической и картографической деятельности является Государственный комитет по земельным ресурсам, геодезии, картографии и государственному кадастру. Вся продукция, а также материалы картографо-геодезического фонда, созданные за счет государственных средств, считаются собственностью Узбекистана.

2102
Теги:
Узбекистан, Государственный комитет по земельным ресурсам, геодезии, картографии и государственному кадастру, геодезия, экспертиза

В мировой энергетике наступает хаос

0
Начавшаяся трансформация мировой энергетики сопровождается острой "межвидовой" и "внутривидовой" борьбой: новые источники энергии конкурируют со старыми.

В свою очередь, производители объявленных "уходящими" (пусть и не сразу, но в перспективе нескольких десятилетий) нефти и газа также активно конкурируют между собой, опасаясь, что через двадцать-тридцать лет их продукция окажется не нужна в таких объемах и останется частично нереализованной.

Это особенно хорошо видно в секторе СПГ, когда лишь острый кризис отложил новую волну проектов. И тем не менее компании планируют вернуться к строительству новых заводов даже в условиях возможных рисков перепроизводства, пишет Александр Собко для РИА Новости.

Как понять, кто же будет успешней в этой конкуренции? В нулевом приближении сначала опустим нерыночные меры поддержки для низкоуглеродных источников энергии. Тогда можно считать, что выиграет тот, кто предложит минимальную цену за свой товар. Минимальная цена же, в свою очередь, определяется себестоимостью. Казалось бы, все просто. На деле же в таких капиталоемких областях, как энергетика, и особенно возобновляемая энергетика, себестоимость добычи/производства энергоносителей или непосредственно электроэнергии кардинально зависит от стоимости инвестированных денег, как уже на простых примерах обсуждалось нами ранее.

Свежий пример: вышла работа, посвященная анализу экономики ветрогенерации в Испании, было обработано большое число проектов. Авторы продемонстрировали и влияние стоимости денег: себестоимость мегаватт-часа вырабатываемой электроэнергии изменялась без малого в три раза, в диапазоне от 46 до 127 долларов, при изменении стоимости финансирования от нуля ("бесплатные деньги" с точки зрения выплаты процентов по кредиту или дохода на вложенный капитал) до 15 процентов. Разброс впечатляет.

Но какой же оказывается стоимость инвестированного капитала в реальности? Понятно, что, во-первых, она зависит от стоимости кредита. И снижение ключевых ставок вплоть до отрицательных по всему миру, что мы наблюдаем сейчас, в той или иной степени будет транслироваться и в ставки по кредитам. Все это оказывает поддержку проектам возобновляемой энергетики как одним из наиболее капиталоемких в энергетике.

Но это только половина истории. Инвестированный капитал состоит из суммы собственных и заемных средств. При этом доходность на собственные средства должна быть выше, чем на кредитные (больше риски для собственных средств, так как кредит возвращается в первую очередь). Отсюда появляется еще одна корреляция: чем больше доля заемных средств, тем дешевле (расчетная) себестоимость добычи энергоносителя или производства электроэнергии.

В той же работе по ветроэнергетике приводится пример уже не для модельного расчета, а при анализе реальных проектов: при доле заемных средств в 85 процентов себестоимость получается в районе 40-60 евро (за мегаватт-час) и, напротив, приближается к 160 евро в случае, если доля займов всего десять-пятнадцать процентов.

Возникает вопрос: а почему тогда все компании не работают только на заемные средства? Действительно, тенденция такая есть. Если раньше разработка больших нефтегазовых месторождений финансировалась преимущественно из собственных средств компаний, то для новых проектов возобновляемой энергетики характерна большая доля заемного финансирования.

Для классических нефтегазовых проектов также наблюдается рост доли заемных средств вплоть до 70 процентов, иногда меньше. Но почему бы не финансировать полностью за счет кредита, раз это дешевле и выгоднее? Причины понятны: риски. В случае неудачи участие собственного капитала позволяет во многих случаях по крайней мере расплатиться с кредиторами. С другой стороны, и кредиторы готовы выдавать займы, если вложены и собственные средства компании, этот проект реализующей.

И здесь становится понятно, почему у проектов ВИЭ может быть высокая доля заемных средств и небольшие кредитные ставки. Их риски рассматриваются как минимальные.

Во-первых, по крайней мере, так было еще недавно, электроэнергия выкупается по фиксированным тарифам.

Во-вторых, так как в перспективе на десятилетия у них, как считается, нет рисков падения спроса в контексте декарбонизации энергетики. Не обязательно события будут развиваться именно так (например, цены на электроэнергию упадут, а гарантированный выкуп встречается все реже), но именно такая логика используется при принятии решений.

Все то же самое относится к нефтегазу, только со знаком минус на фоне опасения энергоперехода и декарбонизации. В связи с вышесказанным компании готовы принимать инвестрешения только при высокой ожидаемой доходности новых нефтегазовых проектов. Это и отражает известные регуляторные риски, и позволяет хотя бы выйти в ноль, если цены окажутся ниже ожидаемых (ведь доходность зависит и от будущей цены, предсказать которую сложно). В результате необходимая для принятия инвестрешения норма доходности для новой морской нефтяной добычи уже превышает 20 процентов, для СПГ — свыше десяти процентов. Для сравнения: для "ветра" и "солнца" — уже менее пяти процентов. А чем больше норма доходности, тем больше и себестоимость при прочих равных условиях.

К чему приводят подобные обстоятельства? В недавнем лояльном к новой энергетике исследовании Carbonomics инвестбанка Goldman Sachs среди прочих делаются следующие выводы.

Во-первых, ожидается резкое смещение инвестиций нефтегазовых ТНК в сферу новой энергетики.

Мы уже обсуждали, что, несмотря на многочисленные заявления о приверженности зеленой энергетике и готовности к энергопереходу, по факту нефтегазовые компании тратят всего около трех процентов от своих капвложений на ВИЭ. Но уже в ближайшие годы, в 2020-2021 годах, если верить оценкам Goldman Sachs, эта доля резко возрастет до десяти-пятнадцати процентов.

Во-вторых и в-главных. На фоне указанных обстоятельств прогноз предполагает, что в 2020-е годы мы еще увидим на рынке дефицит нефти и СПГ. Казалось бы, парадокс? Но нужно помнить, что период дефицита (и, соответственно, высоких цен) может и не продлиться двадцать лет, а возврат инвестиций в крупные проекты занимает именно такое время.

Со своей стороны отметим, что сильный дефицит в области СПГ остается под вопросом (слишком много желающих поучаствовать: это и Катар со сверхдешевым газом, и США, где по-прежнему могут приниматься не до конца рыночные решения). А вот в области нефти дефицит на фоне текущих низких цен и недоинвестирования вполне реален.

Американские ТНК, ExxonMobil и Chevron решили схитрить и заменить часть своей традиционной добычи по всему миру на сланцевую добычу. Здесь короткий инвестцикл, проще реагировать на возможное падение спроса в будущем. Но при нынешних ценах и это решение выглядит не лучшим образом.

Подытожим. Простых ответов — какой энергоноситель дешевле — нет. Все зависит от необходимой доходности вложений, а она может меняться от проекта к проекту даже в рамках одного вида энергоносителя. И в разы отличаться при сравнении нефтегаза и новой энергетики.

Эксперт-экономист Фуад Ибрагимов
Из личного архива Фуада Ибрагимова

В самом упрощенном варианте это противопоставление, когда новый проект ВИЭ может получить дешевый кредит, в то время как новый угольный проект его не сможет получить ни под какие проценты — некоторые банки уже отказываются финансировать уголь.

В свою очередь, доходность в любом случае зависит от будущих цен, которые являются только прогнозом. В результате себестоимость оказывается вещью в себе.

Если вдруг у читателя сложилось впечатление, что обсуждаемые выше обстоятельства слабо продвинули его в прогнозах будущего мировой энергетики, так и должно быть.

Масса неопределенностей, с которыми сталкивается сейчас энергетический сектор, — это новая норма. А отчасти парадоксальные выводы из описанных финансовых аспектов лишь подчеркивают эту неопределенность.

0