Ильхом Неъматов - первый заместитель министра иностранных дел

Ильхом Неъматов: думаю, президент Узбекистана приедет на 9 Мая в Москву

1625
(обновлено 22:27 27.12.2019)
Первый замглавы МИД Узбекистана Ильхом Неъматов рассказал о том, приедет ли узбекский президент на празднование 75-летия Победы в Москву, как в целом развиваются отношения и контакты Ташкента с Россией, а также о том, готова ли страна вступить в ЕАЭС и вернуться в ОДКБ.

Дмитрий Виноградов, РИА Новости

— Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев достаточно часто приезжает в Россию. Сообщалось, что приедет он и в феврале. Точные даты известны?

— В начале февраля… Это связано с протоколом, тем более, Новый год. Но пока, говорят, 5 февраля. Пятое февраля — к этому готовимся: и российская сторона готовится, и узбекская сторона готовится. Лично президент, Шавкат Миромонович Мирзиёев, придает огромное, исключительно важное значение всестороннему развитию и укреплению отношений между Узбекистаном и Россией.

У нас беспрецедентный рост товарооборота. Укрепляется политический диалог между президентами Узбекистана и России.

Мы повысили уровень межправительственной комиссии на уровень премьер-министров РУз и РФ. Там есть различные группы, которые встречаются. С нашей стороны – министр экономики и промышленности Ботир Ходжаев, с вашей стороны – господин Орешкин. Они очень часто встречаются, я недавно получил информацию, что где-то во второй половине января приезжает к нам сюда большая делегация во главе с господином Орешкиным. Будем обсуждать вопросы сотрудничества в экономической сфере.

С Россией мы собираемся построить АЭС. Это самый большой проект между РУз и РФ.

— В какой сейчас стадии этот проект? Вроде бы площадку под АЭС выбрали – вблизи озера Тузкан в Джизакской области.

— Стадия оформления документов. Я слышал, что буквально в ближайшее время господин Лихачев будет в Узбекистане, и совместно с нашим "Узатомом" будут прорабатывать, как продвигать вперед и когда начнется проект. Точных дат я не знаю, но скоро будет прорабатываться данный вопрос. Может быть, во время визита это станет известно.

Площадка выбрана. Долго ее искали, потому что мы же должны это согласовывать с нашими друзьями-соседями, чтобы им тоже было удобно, выгодно.

У нас в Узбекистане промышленность растет. Экономика растет. Население растет – в год на 700 тысяч прибавляется население Узбекистана. Значит, и потребность в электроэнергии растет автоматически. Мы всего лишь 10% электроэнергии получаем от ГЭС. Девяносто процентов получаем от ТЭЦ. То есть мы тратим на это очень ценный газ и очень большие деньги. А когда мы запустим АЭС — дай бог, доживем до этого,— у нас появится дешевая электроэнергия.

Поэтому мы вынуждены к этому идти. У нас будет очень большая экономия газа, когда мы запустим АЭС. Сможем обеспечить промышленность, население.

Что даст Узбекистану строительство АЭС >>>

Очень большое количество веерных отключений иногда бывает у нас. Когда нет стабильной электроэнергии – инвесторы не приходят, потому что у них нет доверия. Какой-то крупный проект, надо составлять ТЭО, а там все данные должны быть, прежде всего – электрообеспечение. С обрывом нельзя работать промышленности, поэтому это архиважно, чтобы мы могли обеспечить потребность в электроэнергии промышленности, инвесторов, сельские хозяйства.

— Как вы отнеслись к тому, что британский журнал The Economist назвал Узбекистан Страной года?

— Да, я очень рад. Это очень авторитетный журнал. Если он признает те реформы, которые происходят в Узбекистане в экономической сфере, это значит, что действительно наши реформы продвигаются вперед очень хорошими темпами. Мы очень рады, что такой авторитетный журнал признал наши реформы. Поэтому большое спасибо.

Наш президент говорит, что у нас очень большие задачи. Курс взяли очень большой. Но мы находимся на начальном этапе. То есть мы шаг за шагом продвигаемся вперед и проводим реформы. Но самое главное, что именно сейчас зарубежные эксперты признают, что процессы реформ приобрели необратимый характер.

Я рад, что сегодня очень хорошо развивается туризм. Раньше было много туристов из России, но в какое-то время россияне начали ездить в Таиланд, Майами и так далее. Но сейчас опять возобновляется: количество туристов в Узбекистан из России постоянно растет.

— Можете цифры назвать?

— За январь-октябрь 2019-го приехало 428 тысяч туристов. Это 24,8% роста по отношению к аналогичному периоду прошлого года.

Туризм сейчас резко увеличивается. Если раньше у нас было где-то около 100-200 тысяч туристов со всего мира, то в 2018-м мы получили 5 миллионов туристов зарубежных. Сейчас мы очень быстрыми темпами создаем очень серьезную инфраструктуру для туризма. Мы придаем этому больше значение, чтобы привлечь туристов. Туристов мало было, потому что не было инфраструктуры, честно признаю.

— Известно, что Шавкат Мирзиёев также получил приглашение президента России на празднование Дня Победы 9 мая в Москву. Принял ли он его?

— Благодаря нашему президенту полностью изменилось отношение Узбекистана к итогам ВОВ. Если раньше памятники переносили куда не надо… Сейчас очень большая подготовительная работа идет к празднованию 75-летия Победы в ВОВ. Три года уже мы празднуем 9 Мая в очень большом масштабе. Мы строим парк Победы огромный, здесь, в центре.

Естественно, и здесь будем отмечать. Но я знаю, что есть приглашение Владимира Владимировича Путина, там все собираются. Я думаю, он тоже поедет на 9 Мая. Приглашение есть, конечно, он принял это приглашение.

— То есть президент поедет к нам в Москву?

— Да, девятого мая будет.

— Помимо двусторонних отношений с Россией, есть интеграционные форматы – ЕАЭС, Таможенный союз, ОДКБ. Возможно ли более активное участие или полноценное членство Узбекистана?

— Участие той или иной страны, ее вхождение в ту или иную организацию, прежде всего, должно быть полезным, выгодным этой стране. Она же вступает. Поэтому сейчас изучается этот вопрос, тщательно изучается. Изучение потом будет ставиться на весы, и, естественно, будет приниматься решение.

Есть факторы, которые обуславливают поддержание тесных контактов Узбекистана с этой организацией (ЕАЭС. - Прим. ред.). Мы географически находимся в центре. Ни один вопрос без участия Узбекистана или без участия какой-либо страны Центральной Азии эффективно решить нельзя.

Россия, член этой организации – наш стратегический партнер, союзник. Казахстан – стратегический партнер. География нас обуславливает поддерживать тесный контакт с этой организацией. Я имею ввиду ЕАЭС.

Сейчас экономика, промышленность, сельское хозяйство Узбекистана растут. Экспорт увеличивается. Нам нужен рынок, нужно пространство. А где это пространство? Это пространство в Казахстане, в России, в Киргизии, которые являются членами ЕАЭС. Поэтому прямо скажу: я за участие. Исключительно исходя из экономических интересов.

Еще один немаловажный фактор – демография. Растет население, на 700 тысяч прибавляется каждый год. Естественно, мы 700 тысяч пропорционально не можем обеспечить работой. А это к чему приводит? К миграции. А мигрирует наш народ куда? В Россию, в Казахстан. Этот фактор тоже обуславливает поддержание тесных связей Узбекистана с ЕАЭС. Там другие условия для членов, для мигрантов. Поэтому я считаю, исходя из этих условий мы должны принимать решение.

Потом - и это тоже немаловажный фактор — у нас товарооборот с Россией – 7 миллиардов долларов. А задача – до 10 довести. Казахстан – 3 миллиарда, задача - до 5 довести.

Если Узбекистан станет членом ЕАЭС, это может кому-то не понравиться. Но почему мы должны смотреть, если кому-то не понравится. Мы должны исходить из своих национальных интересов. Если это отвечает нашим национальным интересам.

Значит, надо вступать. Значит, надо сотрудничать. Тем более мы же наблюдаем, следим – авторитет ЕАЭС поднимается. Со многими странами подписали соглашение о свободной торговле: с Китаем, Индией, Сербией, Египтом, с Вьетнамом даже. География серьезная. А нам что нужно? Нам экономика нужна. Я считаю, никакой политики нет здесь, мы экономически заинтересованы в сотрудничестве с этой организацией.

— И когда можно ждать окончательного решения?

— Сейчас уже, по-моему, ускоряется. Недавно уже команда Силуанова была здесь в Самарканде, буквально в начале декабря. Значит, переговоры идут. Наверное, скоро завершат. Я думаю, в ближайшее время завершат.

— Возможно ли возвращение Узбекистана в ОДКБ?

— Сейчас, я так смотрю, никакого разговора пока об этом не идет. Очень большой разговор, большое обсуждение, большой разброс мнений по ЕАЭС вы видите. По ОДКБ пока никаких разговоров я не слышал.

— Как развиваются ваши отношения с соседними странами? Известно, что у Узбекистана были разногласия с соседями по вопросам границы, по вопросам воды…

— Сегодня никаких проблем с соседями нет. Три года назад эксперты говорили, что Центральная Азия – это клубок различных политических, экономических, гуманитарных, экологических проблем, этот клубок этих проблем в один день может привезти к эскалации напряженности в Центральной Азии. Потому что граница Узбекистана ни с одной страной не была делимитирована и демаркирована. Поэтому президент в первые же дни его президентства придал важное значение правовому оформлению государственной границы.

Я лично занимался этим вопросом. Мы за короткий период, благодаря открытой, конструктивной, доброжелательной, компромиссной политике президента, смогли найти решение по многим ключевым, очень запутанным, сложным вопросам, которые долгие годы были барьерами на пути сотрудничества Узбекистана с соседними странами. Приходилось идти на эквивалентный равнозначный обмен.

Между Узбекистаном и Таджикистаном у нас все было закрыто три года назад. Благодаря этому договору мы открыли 16 пунктов (пропуска. - Прим. ред.) – два-три из них работали раньше, и то ограниченно пропускали автотранспорт и людей. Сейчас все 16 полноценно работают круглые сутки. Семнадцатый открыли буквально недавно. По просьбе таджикской стороны сейчас прорабатываем вопрос открытия восемнадцатого погранпункта.

— Уже известно, где он будет?

— Баландчакир – есть такая местность.

— У вас есть еще две более протяженные границы – с Казахстаном и Туркменией. Когда будут с ними аналогичные договоры?

— Интенсивные переговоры проводим сейчас и с Туркменией, и с Казахстаном. Дай бог, в лучшем случае буквально в первом полугодии 2020-го мы с Казахстаном подпишем (договор. - Прим. ред.) уже полностью о демаркации. Переговорный процесс уже к концу подходит.

То же самое с Туркменистаном. У нас идет переговорный процесс по демаркации, переговорный процесс идет очень успешно. На основе учета интересов, поиска компромиссных вариантов эти вопросы решаются. С Туркменией тоже. И они идут навстречу, и мы идем навстречу.

— Тоже приходится на какой-то паритетный обмен территориями идти?

— Естественно. Без этого нельзя.

— Обсуждая ваших соседей, нельзя не вспомнить Афганистан. В последнее время группировка "Талибан", точнее, ее политический офис в Катаре, стала активно участвовать в различных переговорах, в том числе в Москве: в Москве проходят встречи "московского формата", посвященные Афганистану, в Катаре идут переговоры между "Талибаном" в США. Как в Узбекистане относятся к этим инициативам? Возможно ли более активное участие Узбекистана в переговорах, например, подключение к "московскому формату"?

— О тех переговорах, о которых вы говорите, – естественно, мы прежде всего поддерживаем межафганский диалог. Потому что мы убеждены, что в Афганистане могут договориться сами афганцы. Но все переговоры, которые проходят и в Москве, и в других местах, в Стамбуле, все мирные переговоры мы поддерживаем. Любые переговоры шаг за шагом могут привести к достижению консенсуса.

Американцы тоже проводят встречи с "Талибаном" в Катаре. Но они в прошлом году приостановили внезапно переговорный процесс, сейчас пошли разговоры об их возобновлении… Дай бог. Поэтому мы очень серьезно, глубоко заинтересованы в обеспечении мира и стабильности в Афганистане.

— В марте 2018 года в Ташкенте прошла международная конференция по Афганистану. Новую не планируете провести?

— Мы планируем. Экономическую. Есть такая организация – RECCA (Конференция по региональному экономическому сотрудничеству в Афганистане). Потому что мы убеждены, что пока не будут решены социально-экономические вопросы в Афганистане, вопросы женщин, вопросы образования, вопросы выращивания сельхозкультур вместо наркотиков, установить мир и стабильность в Афганистане будет тяжело.

В этом году планировали, но перенесли, потому что выборы были в Афганистане. В Ташкенте мы планируем провести, но пока точная дата не определена.

1625
Теги:
МИД Узбекистана, ОДКБ, ЕАЭС, АЭС, Центральная Азия, Афганистан, Россия, Владимир Путин, Шавкат Мирзиёев, Узбекистан
Загрузка...

Орбита Sputnik